ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пойдем, девочка.

— Тебе нужно прихватить и ее постель, — сказала Тамми.

Нил удивленно приподнял брови.

— У нее там нет подстилки. Я не хочу, чтобы мой массаж оказался безрезультатным. На столе коробка с собачьими лакомствами, можешь взять одно и поманить ее.

— Хорошо. — Нил вытащил подстилку из корзины. — Пойдем, Белла, Белла послушно пошла на кухню. Нил устроил ее и дал ей печенье, как велела Тамми. Потом вернулся.

Тамми выключила свет и зажгла свечи на каминной полочке. Горел камин, мерцали рождественские огни на елке. Она стояла перед камином в потоке света.

Нил сел на кушетку.

Один отдаленный щелчок — и раздался сексуальный жаркий ритм. Он не был уверен, кто пел, но узнал слова — страстные стихи о любви.

Тамми повела бедрами, сорвала платье через голову и отбросила его. Затаив дыхание, Нил следил, как она двигалась под музыку в черном бюстгальтере, так подходившем к черным трусикам и черным туфлям. Вот она повернулась к нему спиной и сделала какое-то быстрое движение, прогнувшись в талии. Потом ее голова появилась между ног и тут же исчезла, одарив его коварной улыбкой.

— О, милая…

Она повернулась, снова выпрямилась и стала в танце приближаться к нему. Бросив на него провокационный взгляд, положила одну ногу на кушетку рядом с ним и взобралась к нему на колено, забросив другую ногу на подлокотник кресла.

— О да. — Она опустилась ниже, и он застонал, ощутив прикосновение ее трусиков. Близость ее соблазнительных бедер манила, его окружал мускусный запах ее возбужденного тела. Она наклонилась вперед и расстегнула бюстгальтер, обнажив грудь. Он наклонился назад, чтобы лучше видеть. Она потрясла плечами, и ее обворожительная грудь исполнила собственный танец.

Похоть и абсолютный восторг затмили его разум и возбудили до невыносимой степени. Тамми сделала шаг с кушетки, но каблук застрял между подушек. Нил подхватил ее, не дав ей упасть. Со смехом она надела обувь и продолжила танец. Это могло испортить самое сексуальное зрелище. Но вместо этого запинка только поддала жару.

Танец закончился вместе с музыкой.

— Тебе понравилось? — От ее гортанного голоса у него по телу пробежала дрожь.

Очевидно, от перевозбуждения не умирают, иначе он был бы уже мертвецом.

— Иди сюда. — Этот низкий густой голос принадлежал ему?

Тамми лежала, не двигаясь. Очень тихо. За тридцать два года жизни она так и не подготовилась к такому. Ощущение единства с Нилом.

Ощущение перемен. Ощущение, что она уже никогда не станет самой собой.

Секс раньше не затрагивал душу и не вызывал таких эмоций. С Нилом было единство души и ума, словно ее душа нашла себе половинку.

Нил поигрывал с ее кольцом в пупке.

— Белла уже спит, — пробормотала Тамми.

— Белла? Ты назвала ее Беллой?

— Да.

Нил взял ее руку и прижался к ней губами.

— Слушай, а давай выйдем на улицу? Надевай свою пижаму. Ты в ней такая милая. — Никто раньше не называл ее милой, и ей нравилось это. — Надевай пижаму, и мы сможем посидеть под навесом и полюбоваться звездами.

Он был сексуален и нежен, и у нее буквально захватывало дух.

— Ты — самый романтичный мужчина из всех, которых я встречала.

— Миа всегда говорила, что я самый прагматичный мужчина из всех, кого она знала.

Миа. У нее явно не в порядке с мозгами. Как могла эта женщина не понять, какой у нее замечательный мужчина?

— Наверное, вы просто не подходили друг другу.

— Теперь я ясно понимаю, что именно в этом все дело.

— Я не имела в виду, что мы с тобой подходим друг другу…

— А тут и в виду иметь нечего. Мы действительно подходим друг другу.

Ее охватила паника.

— Но я полагаю, ненадолго…

— Расслабься. Я не собираюсь делать из наших отношений нечто большее, чем есть, — сказал он.

Похоже было, что Нил пытался убедить ее в этом так же, как и самого себя.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Сидя во дворе под навесом, Тамми прижалась к груди Нила.

— У меня есть одна идея. — Глубокий голос Нила прозвучал где-то под ее щекой. — Как долго ты занимаешься массажем?

— Пять месяцев.

— И как развивается дело — хорошо?

— На удивление хорошо. В основном у меня полно заказов. По субботам всегда много народу. Убаюканная его теплом, она поделилась с ним своей мечтой. — Мне бы хотелось открыть дневной салон красоты. Место, куда женщины приходили бы, чтобы помолодеть — так сказать, перезарядить свои батарейки. Им будет предлагаться множество видов массажа и будет работать мастер по маникюру. Я даже думала организовать занятия йогой и уроки о правильном питании. — Она застенчиво засмеялась. — Но я еще как следует это не обдумала.

Тамми сидела очень тихо. Если бы он посмеялся над ее идеей, она бы умерла. Никому, даже Оливии, она не говорила об этом.

— По-моему, это замечательная идея.

Она с облегчением вздохнула. Он не стал насмехаться над ее планами.

— Конечно, нужно будет больше места. Я сделала кое-какие подсчеты, и, если бизнес будет идти так же хорошо, как сейчас, то я буду готова к этому лет через пять.

— Это как раз сходится с тем, о чем я думал.

Что, если я подскажу тебе способ получить дополнительный доход?

— Я слушаю.

— Белле очень помог твой массаж. Конечно, ты не считаешь себя любительницей животных, но я думаю, что ты их очень любишь. Животные более проницательны, чем люди, а все животные, которых я видел вокруг тебя, хорошо с тобой ладили.

И вот я подумал… что, если бы мы предложили массаж для животных в ветеринарной лечебнице?

Это помогло бы вылечить многих животных, а у тебя был бы дополнительный источник дохода.

В ней все запело от радости.

— Можно предложить два вида массажа — общий для улучшения самочувствия и терапевтический.

— Именно. Мы явно идем на одной волне. Это могло бы пойти, особенно если работать с лошадьми. Обычно хозяева лошадей готовы тратить бешеные деньги на своих любимцев. Как ты думаешь?

Она чуть не заорала от радости — вот что она думала! Нил оценил ее талант и хочет допустить ее к своей практике.

— Я польщена.

— Не стоит. — Обняв ее, он взял ее руки в свои. У тебя настоящий талант. Это факт, а не лесть.

— Все равно я польщена. Мне стоит немного подумать над этим. — Да, а как отнесется к этому доктор Шилл? Ведь пока это его клиника. Ей не хотелось подавлять энтузиазм Нила, но нужно было убедиться, что он серьезно поставил этот вопрос. Как насчет доктора Шилла? Я не думаю, что ему захочется работать со мной.

Его большой палец лениво очерчивал круги на тыльной стороне ее ладони.

— Шилл знает свое дело, и он заинтересован в деньгах.

— Деньги или нет, но если он снова меня начнет лапать…

— Поверь мне, он не станет заходить за рамки приличия, — пообещал Нил решительным голосом.

Нил вложил деньги в эту практику. Он не собирался уходить и искать другую работу, если здесь пойдет что-то не так. Она почувствовала вину.

— Лучше бы я не рассказывала о том, что произошло на День Благодарения. Я не хочу быть причиной неприятностей между тобой и Шиллом.

— Хорошо, что ты обо всем рассказала. Надеюсь, это больше не повторится.

— Когда ты хотел бы начать?

— Потребуется немного времени, чтобы от слов перейти к делу, но я бы начал поскорее. Может, после праздников? Ты не против заниматься этим в выходные? Конечно, с лошадьми нужно работать по вызову на дом. Довольно трудно затащить лошадь на массажный стол в клинике.

Она засмеялась. Вот еще одно качество, которое она ценила в Ниле — чувство юмора.

— Ну, поскольку для загара сейчас несколько холодновато, я нашла бы время.

Он откинул назад ее волосы.

— Никогда не позволяй ничему мешать твоему загару. И я бы очень был признателен, если бы ты дала мне знать, когда планируешь позагорать в следующий раз.

Она игриво шлепнула его.

— Извращенец.

24
{"b":"133572","o":1}