ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот это да! Мне нравится.

— В самом деле? — Лицо его выражало крайнюю степень недоверия. Очевидно, такой дизайн не соответствовал его вкусу.

— Ну конечно! Разве в такой комнате у кого-нибудь может быть плохое настроение? — Даже если бы ей захотелось нахмуриться, здесь она бы сделать этого не смогла. — Когда сюда заходишь, хочется улыбнуться, правда?

— Гм… — Очевидно, он все еще ей не верил.

Тамми настойчиво продолжала, захваченная видом комнаты:

— Оранжевые — ну, скорее мандариновые — шторы с желтым и бирюзовым рисунком связали бы все это в одно целое. Возможно, нужны какие-то вкрапления зеленого цвета лайма. Да, я согласна это ужасно, но зато забавно и весело.

Если ее предложения его не испугали, то ничто не смутит его самоуверенности. Мужчины капризничают, если женщины предлагают им что-то изменить в себе или в доме. Джерри чуть не сошел с ума, когда она запретила ему повесить в спальне чучело головы оленя — ей не хотелось, чтобы глаза мертвого Бемби пялились на нее, когда она спит или занимается чем-то другим.

Нил немного смутился, почти так, когда увидел ее голой.

— Оранжевый?

— Гм… Мандариновый. Поверьте мне! Я последнее время занимаюсь декором. — Этот взрыв произошел, когда Тамми занималась своим домом: она обнаружила в себе чувство стиля, хотя раньше и не подозревала, что оно в ней есть.

— Хорошо, я воспользуюсь всей помощью, которую только могу получить. — Он окинул взглядом комнату, словно пытался представить ее в новом виде. — Странно, но забавно.

Тамми прислонилась к стойке и рассмеялась.

— А вы раньше ничего странного не делали?

Нил рукой провел по волосам, которые невозможно было пригладить.

— Нет. Но я не против попробовать. Мне бы хотелось чего-нибудь новенького. — Он еще раз взглянул на бирюзовый холодильник и покачал головой. — Действительно странно, во всяком случае это же не вишневое дерево.

— Как это ужасно и консервативно! — Тамми приняла бы необузданную и смелую красоту этой комнаты без всякой отделки из вишни.

Нил рассмеялся.

— Я бы не назвал это ужасным, но консервативным — да, за исключением цены. Я постараюсь не забыть — мандариновый с желтым и бирюзовым.

— Просто сходите в «Бергман» и покажите, что вы в растерянности. Женщины будут расстилаться, чтобы помочь вам.

— Конечно я могу притвориться растерявшимся.

Это не проблема. Но я не уверен, что кто-то начнет расстилаться из-за меня.

А ведь многим мужчинам скромность не помешала бы. Но это не касается Нила. Кажется, он понятия не имеет, что такое одинокие женщины. Уж Тамми была уверена: теперь они не отлипнут от него.

— Поверьте мне. Я уверена, а я — женщина.

— Я заметил. — От хриплых ноток в голосе и непонятного выражения его глаз ее всю словно обдало горячей волной.

Тамми явственно ощущала, что их соединил какой-то мостик. Она облизнула пересохшую нижнюю губу, а он сжал челюсти. Скуление и царапанье в заднюю дверь разрядило напряжение, возникшее между стоящими рядом мужчиной и женщиной, и они снова стали соседями, обсуждающими интерьер кухни.

Нил открыл дверь.

— Я знаю только, где находится ветеринарная лечебница, а что касается остального — понятия не имею. Что такое «Бергман» и где это? — спросил он, когда кухню загромоздила огромная собака, подошедшая к Тамми, чтобы обнюхать ее.

Пора идти домой. Тамми с недоверием уставилась на обнюхивавшую ее собаку. Никто не мог упрекнуть Нила в том, что он предпочитает лишь красивых и породистых домашних животных, — он выбирал своих питомцев не по красоте, это уж точно.

Она направилась через холл обратно к входной двери.

— Это местный универсальный магазин. Не упустите Генриетту Уильямс, владелицу. У этой женщины определенная миссия — она ищет мужа своей дочери Кэнди.

Нил шел за Тамми, и до нее доносился манящий аромат его мыла и дезодоранта.

— А что в этом плохого?

Он еще спрашивает?

— Однажды вы проснетесь и обнаружите, что женаты, не успев понять, как это произошло.

Он обошел ее настолько близко, что она почувствовала тепло его тела, и открыл перед ней дверь.

— Я готов к этому.

Тамми шагнула на крыльцо, подальше от соблазна. Этот мужчина сексуален, одинок и… готов жениться?

Какая досада!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Нил отправился к Тамми длинной дорогой — по тротуару, а не через двор. Несмотря на теплый день, температура резко упала, когда исчезло солнце. И лишь этот холодный воздух и яркие рождественские украшения на домах подтверждали, что скоро Рождество.

Многоцветные огоньки мерцали на рождественской елке в окне Тамми. Пластиковое рождественское дерево сияло на газоне перед домом. Он не знал, считать себя самым счастливым или самым несчастным в мире за то, что он живет по соседству с Тамми Купер. Она была сексуальна, игрива, и только потому, что она находится рядом, он окончательно терял самообладание.

Впрочем, Нил не делал ничего из ряда вон выходящего. Он ожидал, что все должно само идти определенным образом, и так оно и происходило.

Когда он постучал в дверь, в животе у него заурчало. Он умирал с голоду. С тех пор, как он наспех поел, пока ездил по городу, прошло уже много времени.

Тамми открыла дверь с улыбкой, сотворившей нечто ужасное с его пульсом.

— Привет, проходи.

Она выглядела потрясающе. Тамми переоделась в черную рубашку и облегающие брюки, подчеркивавшие все изгибы ее тела. Браслеты оплетали ее руку от запястья до предплечья. В довершение Нил почувствовал волшебный аромат экзотической смеси специй. В его уставшем, переутомленном мозгу возник образ девушки из гарема и никак не хотел исчезать. Вот она в одних браслетах и прозрачных покрывалах. Гладкая золотистая кожа. Кольцо на пупке. Экзотический аромат.

Нил шагнул в дом, и ее рука скользнула по его руке. От этого короткого прикосновения у него внутри все закипело. А как жарко станет от намеренных ласк? Может быть, он просто проголодался и устал, но она окончательно лишила его самообладания. Он повернулся к ней, пока она закрывала за ним дверь.

— Я принес шесть баночек пива. К сожалению, оно теплое, но я не хотел приходить с пустыми руками.

Она взяла упаковку.

— Не нужно было ничего приносить, но тем не менее спасибо.

Нил обвел глазами комнату, решив, что это лучше, чем глупо таращиться на нее.

Если его кухня была веселой, то дом Тамми просто приводил в экстаз. Снаружи он был похож на все соседние дома, но внутри отличался необычной яркостью. Желто-золотистые стены и мебель смешанных красных, фиолетовых и ярко-голубых тонов создавали в комнате уютную и располагающую атмосферу.

— Это потрясающе!

В какое-то мгновение он заметил в ее глазах что-то похожее на беспокойство — как будто она нервничала из-за его реакции на ее дом. Но подобно молнии, это выражение мгновенно исчезло, и она улыбнулась, очевидно, довольная его реакцией.

— Да. Мне нравится. Определенного рода эклектика. Я продолжаю работать над своим домом, но это приносит мне удовольствие. Одно из потрясающих преимуществ — когда ты живешь один. Все, что тебе нужно, — это радовать себя. — Она вскинула бровь. — Готова поспорить, что Миа никогда не позволяла вам хранить рабочий инструмент на кухне.

Нил усмехнулся, представив свой тренажер среди стильного кухонного гарнитура от Этан Эллен.

— Откуда вы знаете?

— Женская интуиция. — От ее медленно расползающейся улыбки его обдало жаром. — Проходите.

Если вы не прочь посидеть на кухне, можете заняться чипсами и салсой, а я пока приготовлю салат. Вы, наверное, голодны.

— От еды не отказался бы. Спасибо за приглашение. Очень вкусно пахнет.

— Это свежеиспеченный хлеб, а еще я запекла картофель. Стейки будут готовы через минуту. Он пошел за ней, загипнотизированный ее покачивающимися бедрами и изгибом спины. Она указала на небольшой холл справа:

— Там ванная и две спальни. Скорее, это коттедж, а не обычный дом, но он мой! — Она заявила это с определенной гордостью. — А вот и кухня.

6
{"b":"133572","o":1}