ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Она предоставила данные для анализа — мы тогда искали биологическое оружие. Я хорошо знаю всех, кто занимается редкими биологическими объектами, особенно если их работа, как в случае Палмер, настолько опасна. — Он вздохнул. — Мир в себе…

Затем замолчал, возможно, прокручивая события в памяти.

— Саманта устроилась в Портон-Даун вскоре после того, как мы стали встречаться, — сказал он. — Она восхищалась работой Палмер, подавала заявки в предыдущие ее проекты, фактически боготворила ее. Первые несколько месяцев все шло хорошо.

— Что же потом изменилось?

— Палмер изменилась. Это был какой-то кошмар. В одночасье, безо всяких причин. Она цеплялась к Саманте по малейшему поводу: ошибки в протоколе, в записи данных. Это заметили остальные члены группы, и коллектив почти развалился. — Он покачал головой. — Саманта даже подумывала уволиться.

— Имелись ли основания для претензий со стороны Палмер?

— Нет.

— Что думала мисс Грейсон по поводу происходящего?

— Сперва Саманта вообразила, будто действительно плохо работает, не соответствует уровню Палмер, но потом ей пришло в голову, что Палмер ревнует.

— Ревнует к кому?..

Он сделал долгую выразительную паузу и продолжил:

— Не желала делить успех с коллегами. Все такие добропорядочные, пока речь не заходит о грантах, финансировании, репутации.

Лэнг умолк, его лицо слегка изменилось, он явно проговаривал про себя то, что намеревался сказать. Затем вздохнул и продолжил:

— В день смерти Саманты я был…

— Об этом поговорим потом, — прервал его Свитхарт. — После смерти мисс Грейсон вы начали неофициальное расследование?

Сильвия внутренне сжалась от резкого тона своего напарника. Жесткий прием. Но она понимала, что он делает — берет ситуацию под контроль, ведет допрос. Это нелегко для Лэнга, но так надо.

Пальцы Лэнга стиснули руль, затем он обмяк, будто сдаваясь.

— Это не случайное отравление. Я ни секунды в это не верил. Саманта дотошно соблюдала технику безопасности. Не просто аккуратно — именно дотошно.

— Но другие так не считали, — вставил Свитхарт.

— Верно. — Лэнг поправил зеркало заднего вида. — Когда начальство не отреагировало на мои подозрения, я принялся изучать биографию Палмер, все места ее работы. Искал сведения о несчастных случаях, смертях, странных происшествиях. Далеко ходить не пришлось. В девяносто восьмом году в голландской лаборатории были случаи отравления и одна смерть — ученый-эпилептик скончался во время припадка. Местные ребята, приятели покойного, договорились с его родителями об эксгумации.

Слушая эту мрачную историю, Сильвия поймала себя на том, что впервые за много лет мечтает о сигарете.

— Патологоанатом обнаружил следы сурьмы. Если ФБР намеревается вступить в дело, нам нужно как минимум две эксгумации, две жертвы, два места.

Свитхарт спросил о втором теле, Лэнг ответил: штат Калифорния, 1995-й, Лоренс Ливермор, коллега Палмер, умер от сердечного приступа.

— Он всю жизнь страдал от сердца. Так и не убедив семью эксгумировать тело, я продолжил копать дальше, прошу прощения за каламбур. В девяносто втором от рака легких умер ее жених, Эйвери Уинтер. Это известные люди, они также отказались дать согласие на эксгумацию, хотя после его смерти ходили слухи, что некто помог ему перебраться в лучший мир.

— Два отказа.

— Но затем мне повезло. — Лэнг посмотрел на часы, на пальце блеснуло затейливое кольцо. Он повернул ключ, и мотор ожил. Набирая скорость, Лэнг произнес: — Когда в восемьдесят седьмом Палмер работала в Массачусетском технологическом, второй претендент на грант умер от инфаркта. В этом случае у покойного тоже имелось сердечное заболевание, но семья не приняла эту версию и нанесла визит местному коронеру. — Тон Лэнга стал чрезвычайно довольным. — В его костях обнаружили следы флуороацетата натрия.

— Не его ли используют для борьбы с вредителями — грызунами, койотами? — спросила Сильвия, вспоминая прочитанное во время полета.

— Грубо, но в точку, — сказал Свитхарт. — С точки зрения преступника, это именно борьба с вредителями.

Лэнг несколько миль ехал молча. Сильвия узрела знакомый пейзаж и поняла, что они возвращаются в Гэтуик. Дома в тумане сливались в серо-голубые полосы.

— Расскажите нам о ее смерти, — резко сказал Свитхарт, выбрав подходящий момент.

Поскольку времени на подготовку не было, Лэнг с трудом подавил дрожь в голосе.

— Она… это случилось в четверг. Она рано ушла с работы, плохо себя чувствовала. Я находился в Париже по делам, прилетел на следующее утро, в пятницу, понимаете, перенес вылет на сутки и нашел ее днем. Если бы я вернулся в четверг… но я не смог…

Лэнгу приходилось внимательно следить за дорогой, это позволило ему отвлечься и взять себя в руки; когда он снова заговорил, голос стал ровным и бесстрастным.

— Смерть наступила не сразу. Саманта очень страдала. Возможно, она впала в кому рано утром в пятницу. Когда я приехал, она была мертва уже несколько часов.

Лэнг едва успел затормозить, чтобы не врезаться в грузовик, стоящий у обочины; он вцепился в руль так, что побелели костяшки пальцев. Несколько минут все молчали.

Свитхарт задал еще один опасный вопрос:

— Перед смертью ваша невеста не болела? Кашель или простуда? Головные боли? Тошнота?

Лэнг сбросил скорость на повороте.

— Она несколько раз пропускала работу, мы думали, что это грипп. Я тогда тоже неважно себя чувствовал.

— Возможно ли, что вы тоже отравились небольшой дозой токсина? — спросил Свитхарт ровным голосом, но если присмотреться, подумала Сильвия, то можно заметить, что ноздри его слегка расширились, мышцы вокруг глаз напряглись — характерные признаки высшей степени концентрации.

— Мне сделали анализ крови, но ничего не нашли. Хотя это не значит, что в ней ничего не было.

По коже Сильвии побежали мурашки. Вполне вероятно, что Саманту Грейсон отравили не сразу, постепенно. Отравители довольно часто так действуют — дают несколько доз в течение какого-то времени. Сильвия снова поерзала, ноги затекли. Трудно представить, что происходит в голове у человека, который общается и работает рядом с тем, кого медленно убивает.

— Была еще одна смерть, — наконец произнес Лэнг, — в восемьдесят восьмом. Отец Палмер.

Свитхарт нахмурился.

— Согласно медицинскому заключению, Филдинг Палмер умер от опухоли мозга…

— Это верно. — Лэнг свернул на дорогу, ведущую к аэропорту. — Он проходил курс химиотерапии, и его состояние стабилизировалось. А потом внезапно умер. Вечером, когда дочь пришла навестить его. Кроме них, в доме никого не было.

— Есть ли улики? — мягко спросил Свитхарт.

Лэнг повернул за угол, объехал черный автомобиль, пропустил пешехода с букетом красных роз и ответил:

— Тело кремировали.

Сильвия посмотрела на Лэнга.

— Вы сообщили информацию вашему руководству?

— Да. Затем я отправился к американскому представителю в Лондоне, он работает в тесном контакте с МИ-6. Они сказали, что я должен смириться, черт возьми, и успокоиться. Затем я узнал, что к делу подключилось ФБР.

Сильвия бросила взгляд на Свитхарта и задала Лэнгу очередной вопрос:

— Вы никогда не сомневались в своих подозрениях? Вы уверены, что Палмер убийца?

— Да, она — убийца, это точно. И ей нравится убивать. Она отравила отца, бог знает, сколько коллег и женщину, которую я любил. Остается вопрос — кто следующий? — Он замедлил ход, и в тот же миг тяжелые капли дождя застучали по лобовому стеклу.

Начался настоящий ливень. Сильвия пристально смотрела на Лэнга — угрюмый, бдительный, осторожный, жесткий, непредсказуемый, легко возбудимый — вот лишь несколько определений для психологической характеристики аналитика из МИ-6. Но он сложная личность, она понимала, что тут кроется нечто большее. И ей не нравилось, что она никак не разберется в этом человеке.

Лэнг вытащил конверт из-под ног, но на этот раз бросил его на сиденье. Свитхарт расстегнул металлический зажим. Конверт раскрылся. Он неторопливо и внимательно изучил содержимое, хотя на лице его читалось потрясение.

14
{"b":"133574","o":1}