ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пришлось лететь в Лондон. Мне нужно закончить этот профиль, тогда я смогу собраться с мыслями.

— Я говорю о твоем замужестве, — фыркнула Рози. — Ты что, собираешься стать одной из этих дамочек, которые вечно с мобильником в руках? Ее везут в родильную палату, а она между схватками кричит: «Дайте мне доработать доклад!»

— Ладно тебе, я все понимаю, — вздохнула Сильвия, опасаясь, что Рози невзначай поднимет скользкую тему деторождения. — Еще два дня работы, и я свободна. Обещаю. Честное слово!

— Да я ничего и не говорю.

— Слушай, раз уж ты там, закажи мне букет и что-нибудь на волосы. Как там оно называется — венчик?

— Цветочная гирлянда, — Рози прищелкнула языком. — Сильвия, что-то не так?

— Кажется, я все испортила. Я солгала Мэтту.

— Ты солгала? О чем? Jita, у тебя другой мужчина?!

— Нет, конечно, — Сильвия чуть не рассмеялась. — О черт, я забыла забрать платье. Я тебя люблю, созвонимся, пока.

Сильвия повесила платье в шкаф в спальне. Потом вытащила и примерила. Она стояла перед большим зеркалом, изучая свое отражение. Бледно-лиловый шелк при таком освещении казался почти белым. Глубокий вырез, заниженная узкая талия, асимметричная юбка до колен спадает изящными складками. Потрясающее платье, и она в нем потрясающе выглядит, если верить Бесси Трухильо, портнихе, подгонявшей его по фигуре. Сильвии хотелось услышать мнение Серены и Рози. Она покрутилась, глядя, как развевается юбка. В свадебном ритуале есть что-то соблазнительно уютное. Она выскользнула из платья, посмотрела в зеркало на свое обнаженное тело.

Сперва работа была для тебя предлогом избежать свадьбы, потом свадьба стала предлогом сбежать от работы, теперь ты не можешь разобраться с одним из важнейших в жизни вопросов — дети. Нужно решить, Сильвия.

— Я просто хочу ненадолго забыть обо всем, — сказала она своему отражению.

Она дала собакам костей и выпустила их во двор, задернула шторы, отключила телефон, поставила мобильник на виброзвонок. Она заварила большой чайник «ассама», поджарила пшеничный тост, поискала в буфете джем. Вместо джема обнаружила упаковку арахисового масла, спрятанную в банке из-под печенья.

Теперь можно сосредоточиться.

Профилирование — сумасбродная, сомнительная, импульсивная младшая сестра уголовного расследования. Теоретическое профилирование, скрупулезный подход, разработанный ФБР, состоит из пересекающихся подходов: сбор информации (полицейские отчеты, протоколы вскрытия и фотографии с места преступления); классификация преступления на основе имеющихся данных; реконструкция преступления и, наконец, основная гипотеза, попытка идентифицировать преступника по психологическим, физическим, поведенческим и демографическим особенностям.

У нее имелась масса документов по Кристин Палмер. Видеопленка. Большой объем информации хранится в памяти. Теперь перед ней стояла задача — упорядочить сырые данные, создать гипотезу, которую смогли бы взять на вооружение правоохранительные органы. И успеть надо к завтрашнему утру, к девяти часам, когда федералы соберутся на инструктаж.

Она с головой ушла в работу, поэтому не сразу заметила вибрацию мобильного телефона. Узнав номер, она взяла трубку.

— Ты где? — спросил Эдмонд Свитхарт.

— Думаю о змеях, — она поняла, что вопрос означает, насколько она продвинулась в работе, есть ли результаты.

— О змеях? Клеопатра?

— Да, Клеопатра. — Сильвия оторвалась от монитора и подошла к окну. Три коровы миссис Калидро забрались к ней на лужайку, подъедали осеннюю траву и последние цветы. На полузасохшей ветке старой сосны сидел дятел. Потом он перепорхнул на другую ветку, крылья и грудка цвета заката озарили этот серый день. — Царские алхимики упорно трудились, — тихо сказала Сильвия. — Клеопатра заставляла их создавать экстракты из белены и белладонны.

— Atropa belladonna и Hyoscyamus niger.

— Она проверяла действие ядов на рабах, но их предсмертные мучения пугали ее.

Дятел взлетел с дерева, огненная вспышка крыльев на фоне облака. Сильвия смотрела ему вслед, пока птица не скрылась из виду, потом сказала:

— Тогда она решила опробовать стрихнин…

— Strichnos пих vomica, — пробормотал Свитхарт.

— …на заключенных, но конвульсии были ужасны, и трупы выглядели безобразно. — Сильвия немного помолчала. — Другое дело — змеиный яд.

Она ненадолго приоткрыла окно, чтобы вдохнуть холодный воздух.

— Разумеется, Клеопатра испытала змеиный яд на своих подопытных, которым по сравнению с другими несказанно повезло — они умерли быстро и не столь мучительно, да и трупы выглядели гораздо лучше. — Сильвия прилегла на диван и закрыла глаза. — Царица не была альтруисткой, она испытывала яды отнюдь не для развития алхимической науки. Она занималась этим в личных интересах — ради быстрой, легкой, даже приятной смерти. Ее интересовал безболезненный способ самоубийства — и, согласно историческим данным, она своего добилась.

Сильвия открыла глаза, приподнялась на локте и заглянула в энциклопедию ядов, которая лежала поверх горы книг.

— Наука — это проверка гипотезы, научное исследование ведется ради подтверждения или опровержения. Отравитель тоже исследователь, у отравителя есть конечная цель. — Звук ее дыхания в трубке, похожий на шум морской раковины, успокаивал.

— Выбери свой яд, — сказал Свитхарт.

— Если ты доктор Палмер и выбираешь редкий, фактически незаметный нейротоксин… к чему ты идешь, какую цель преследуешь?

— Она использовала отца и любовника в качестве подопытных кроликов?

— Возможно. Или она хотела даровать им безболезненную смерть, избавить от страданий. — Сильвия нахмурилась, потерла лоб. Голова начинала болеть. — Наверняка есть связь между убийствами, совершенными Палмер, и ее работой в лаборатории, научными исследованиями. Я не имею в виду очевидное — доступ к токсинам, я говорю о психологической связи. — Она вздохнула, расстроенная невнятностью своих заключений.

— Тебе не хватает фактов.

— Я знаю, чего мне не хватает. Чем на самом деле она занималась в «БиоПорт», в голландских лабораториях, в ЛАНЛ?

— Тебе нужны факты, — сказал он. — В Портон-Дауне проект «Никандр» занимался нейротоксикологическими свойствами микроорганизмов — реакция на токсины животных и культуры тканей, предклинические испытания. В Лос-Аламосе в рамках проекта «Митридат» исследования велись в области молекулярной генетики, генетической идентификации и характеристики токсинов необычных видов. Понятно назначение лабораторий третьего уровня в ЛАНЛ — хотя ядовитые культуры создаются там нерегулярно, мы знаем, что смертоносные токсины хранятся у них постоянно.

— Хорошо, продолжай.

— В голландских лабораториях изучают механизмы экспрессии токсинов у динофлагеллятов.

— Кто же финансирует такое количество проектов?

— Кто только не финансирует. Британские и американские военные ведомства участвуют в проектах, интересующих правительство. Равно как национальный и международный частный сектор.

Сильвия запоминала информацию, что-то было новым, что-то они уже обсуждали.

— Я все еще не могу найти общий знаменатель в связи с ее жертвами. Я не говорю об очевидном — все они исследователи, ученые одного круга. Здесь более глубокая связь. Их что-то объединяет, я в этом уверена, они совсем не такие, какими их преподносят в официальных документах и лабораторных отзывах.

Она нетерпеливо ждала, возникло странное ощущение, что Свитхарт почти готов рассказать что-то важное — чувствовалось, что он борется с собой, но момент был упущен. Он оставил информацию при себе.

Сильвия прогнала разочарование и подошла к книжным полкам, пробежала пальцем по корешкам бесчисленных томов по философии, психологии и истории, глянула в окно и увидела серебристый «мерседес», подъезжающий к ее дому.

Дверца открылась, из машины выбрался Эдмонд Свитхарт. Проводок, тянущийся от его уха, указывал на то, что он говорит по телефону.

28
{"b":"133574","o":1}