ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На столике перед ней стоял стакан чая со льдом и маленькая тарелка фруктов, рядом лежала папка с журнальной статьей о случаях отравления в исследовательских лабораториях. Документы, меню, расположение столика и агентов являлись частью тщательно продуманного плана, они стремились избежать любых неожиданностей.

Сильвии прикрепили микрофон, разрешение на его использование удалось получить с большим трудом. От проводков тело зудело. Она подавила желание почесаться, достала из папки статью и притворилась, что читает.

Полтора часа назад она провела краткое совещание со Свитхартом и федералами. Пока на ней закрепляли микрофон, они прошлись по сценарию: разговаривай с Палмер, слушай, входи в доверие, контакт и будь очень-очень осторожна.

— Что делать, если она предложит мне взять что-нибудь — книгу, бумаги, папки? Предполагается, что на встрече мы должны обсудить отравления токсинами и их симптоматику. Я не хочу вызвать у нее подозрения.

— Если она что-то даст тебе, не отказывайся, но бери очень осторожно. — Свитхарт озабоченно смотрел на Сильвию. — Пусть она уйдет первой, тогда мы разберемся с уликами. Конечно, вряд ли она попытается что-то сделать, но лучше перестраховаться. Вспомни, южноафриканцы пытались убить своего врага отравленным зонтиком, а сорок лет назад русские в этом преуспели.

— Отравленный зонтик? Здорово. Молись, чтобы не пошел дождь.

Команда наблюдения держала связь со спецагентом Уивером, следившим за Целью. Он только что Дал им знать, что она покинула Гнездо.

Они решили, что Сильвия уйдет из кафе одна, не будет звонить по телефону и вступать в радио- или визуальный контакт с группой наблюдения. Единственный, кто будет находиться в поле ее зрения, — спецагент Симмонс в спортивном костюме за соседним столиком.

Они обсудили разные непредвиденные моменты. Свитхарт закончил совещание и оттащил Сильвию в сторону, чтобы задать последний вопрос, дать последний шанс к отступлению.

— Ты уверена, что выдержишь это?

— Выдержу. — Слова прозвучали резко, она попыталась их смягчить. — Все пройдет хорошо.

Но не прошло.

С самого первого момента, когда Палмер склонилась поцеловать Сильвию в щеку. Токсиколог не только сломала социальные рамки и вторглась в личное пространство Сильвии, но и заставила ее защищаться и изворачиваться. Чтобы избежать контакта, Сильвия решила изобразить суетливого, несобранного психолога: увернулась от поцелуя, не заметила протянутую руку, принялась без умолку болтать об «адском утре».

Положение осложнилось еще и тем, что Палмер перехватила инициативу и выбрала другой столик, извинившись:

— Вы не возражаете, если мы пересядем? С детства не люблю сидеть спиной к дороге.

С нового места Сильвия не могла видеть фургон группы наблюдения, но зато оказалась лицом к лицу с агентом Симмонс. Ей пришлось сидеть в неудобной позе, чтобы не смотреть прямо на федерального агента.

— У меня для вас подарок, — Палмер протянула ей толстую пачку документов. Она выглядела расслабленной, но смотрела внимательно. — Основные материалы по несчастным случаям и отравлениям на рабочем месте. Я вам их доверяю, доктор Стрэйндж. Как правило, я никому не одалживаю документы.

Она явно предлагала Сильвии взять их.

— Я признательна вам за щедрость, — Сильвия помедлила, но когда она уже решила взять подарок токсиколога, Палмер положила бумаги на стол.

— Расскажите мне о вашем адском утре.

— Адском?.. — Сильвия пожала плечами, возникло неприятное ощущение, что Палмер изучает ее под микроскопом. — Как всегда, слишком много работы, встала не с той ноги.

— Приятного мало, — пробормотала Палмер и посмотрела на официантку, которая подошла принять заказ. — Только кофе, — сказала она.

— Сливки?

— Черный.

Когда официантка отошла от столика, Палмер снова переключила внимание на Сильвию:

— Если вы постоянно выбиваетесь из графика, вам нужно что-то изменить в жизни.

— Хорошая мысль. Между прочим, здесь на завтрак подают отличные буррито.

— У меня день начинается в четыре тридцать утра. Я рано завтракаю.

— Вы встаете каждый день раньше пяти? Впечатляет, — Сильвия скользнула взглядом по спецагенту Симмонс. Проводок под рубашкой врезался в кожу, она вспомнила о прослушивании. Ей хотелось в туалет, но план этого не предусматривал. — Во сколько же вы ложитесь?

— В час.

— Всегда?

— Вообще-то, да, — Палмер смотрела на нее широко раскрытыми глазами, не моргая. — Я давно поняла, что мне лучше работается при строгом режиме, не более пяти часов сна.

Почему-то у Сильвии возникло четкое ощущение, что Кристин Палмер ждала от нее чего-то другого.

— Многие творческие люди мало спят, — сказала она.

— Это обнадеживает, — Палмер нагнулась вперед и прижала ладонь ко лбу Сильвии. — Вы покраснели, у вас жар.

Сильвия отшатнулась.

— Слишком много бегала утром. — Она до сих пор ощущала прикосновение Палмер. — Наверно, еще не отдохнула.

— Как продвигается ваша работа? — вдруг спросила Палмер.

— Работа… — Сильвия помедлила. — Вы о вскрытии тела доктора Томаса?

— Да, именно об этом, — Палмер смотрела на нее изучающе. — Вы принимаете в этом участие?

— Конечно. — Снова возникло ощущение, что она чем-то разочаровала Палмер. — Я все еще собираю данные.

— А мне говорили, что вы уже закончили.

— Мне бы тоже хотелось так думать. — Сильвия вспомнила доктора Харриса Крэя возле «ягуара» Палмер. Наверное, приехав из Лондона, он сразу доложил обо всем своей новой начальнице. — Истории болезни, интервью с участниками проектов, даже эта встреча с вами — обычный процесс сбора информации. Потом сделаю выборку.

— Вы исследуете другие случаи отравления? — медленно спросила Палмер. — Мне кажется, это вас тоже интересует.

— Разумеется.

Они вели насыщенную беседу, но не касались главного. Интересно, начнет ли Палмер прощупывать ее более откровенно? Речь пока не зашла ни о Портон-Дауне, ни о смерти Саманты Грейсон.

Палмер снова сменила тему:

— Чем я могу вам помочь?

Сильвия осознала, что пристально смотрит на собеседницу.

— Простите?

— Какая информация о Дуге Томасе вам нужна? Я готова помочь.

— Хотелось бы узнать о его работе, — медленно ответила Сильвия. — Не могли бы вы рассказать о проекте?

— Насколько подробно?

— Начните со среднего уровня. Я скажу, если потребуются разъяснения.

Палмер кивнула.

— В основном мы работаем с выделением ДНК, с генной амплификацией. Например, мы анализируем генетическое сходство родственных токсинов. Некоторые гены у них могут быть более представлены или более консервативны. Если два семейства обнаруживают большое сходство, мы выделяем ДНК и с помощью специфических для данного гена праймеров получаем множественные копии…

— Может, попробуем версию попроще?

— Это и есть версия попроще, — Палмер холодно улыбнулась. — Вы любите готовить?

— Я делаю отменную энчиладу. Мои тефтельки тоже вполне съедобны.

— Кулинария — одна из моих страстей. Если бы я не занималась тем, чем занимаюсь, то стала бы поваром.

Используя столовый нож в качестве указки, Палмер отмечала на столе ключевые моменты.

— По существу, ПЦР — полимеразная цепная реакция[22] — та же готовка, только в миниатюре. Большую часть процесса не увидеть невооруженным глазом. Мы помещаем в пробирку несколько капель — по одной сотой миллилитра: образец ДНК фермент, ряд других химикатов и два наших праймера. Закладываем все это в машину — и готовим. В процессе ДНК разделяется, потому что амплификация производится на отдельных цепях.

Палмер поймала взгляд официантки и подняла руку, попросив еще кофе.

— Вы что-нибудь поняли из моих слов?

Сильвия кивнула:

— Это интересно.

— Я рада. Многие начинают зевать, когда я пытаюсь что-то объяснить. Я научилась ограничивать крут общения.

— Это печально.

вернуться

22

Полимеразная цепная реакция (ПЦР) — искусственный процесс многократного копирования (амплификации) специфической последовательности ДНК.

35
{"b":"133574","o":1}