ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы сказали, что об этом сообщила Кристин Палмер, — Сильвия нахмурилась. — Ничего не понимаю. Как она могла узнать о диске, если сидела в тюрьме?

— Доктор Палмер предупредила нас о возможной утечке в лаборатории, — ответил Декстер. — О воровстве. Возможно, пропал также образец токсина.

— Боже, — прошептала Сильвия, — если пропал токсин…

— Мы не знаем этого наверняка, — перебил ее Свитхарт.

— Составить точный список всех биологических веществ практически невозможно, — со своим мягким акцентом произнес Дрю Декстер. — Они появились в лаборатории в две тысячи первом или втором. Сибирская язва. Канцерогены. Невозможно проследить за каждым миллилитром. На Холме ввели новую процедуру инвентаризации. Надеюсь, это нам поможет. — Он посмотрел в сторону. — Но в данный момент ЛАНЛ считает это внутренним расследованием.

Свитхарт смотрел на Сильвию.

— Девиз ЛАНЛ: Нельзя чтобы «враги» узнали об утечке.

— Они не смогут скрыть это, — Сильвия посмотрела на Декстера.

— Сможем, и мы это сделаем, — резко сказал он. — Ведь пока мы точно не знаем, пропало что-то или нет.

— На кону человеческие жизни.

— Это неизвестно, — отозвался Декстер.

— Сильвия, — Свитхарт подошел ближе к кровати. — Я понимаю, что ты чувствуешь. Но подумай, мы не можем допустить паники.

Наконец она кивнула:

— Кристин Палмер могла сама взять его, вынести… И сказать, что он пропал…

— Это вряд ли, — проговорил Декстер. — Возможно, образец похитил Дуг Томас перед смертью.

— Дуг Томас? — Сильвия покопалась в памяти — доктор Томас из ЛАНЛ, которого убила Палмер. — Почему же охрана лаборатории не помешала ему?

— К сожалению, это не всегда возможно, — сказал Декстер. — Мы не можем проверить каждую авторучку, каждый пузырек с таблетками.

— Доктор Томас рисковал, — заговорил Хупай. — Но ему нужны были деньги.

Сильвия закрыла глаза, мысли путались. Вдруг перед глазами возникла картинка: Кристин Палмер и рыжеволосый мужчина. Открыв глаза, она сказала:

— Там есть еще один ученый.

Свитхарт говорил медленно и размеренно, словно с ребенком:

— Харрис Крэй. Мы вели тайное наблюдение за доктором Крэем, он покинул лабораторию утром в пятницу, когда вы встречались с Кристин Палмер в кафе. Ушел из лаборатории с портфелем.

— Что он сказал о жестком диске?

Вступил Хупай:

— Крэй исчез.

— Господи, — проговорила Сильвия, — я даже боюсь спрашивать о Лэнге.

— Лэнг — это отдельная история. Мы нашли мотель, в котором он останавливался в Эспаньоле. Он выписался в субботу утром. Больше его никто не видел.

— Как все совпало, — с горечью сказала Сильвия. — У вас пропали опасные материалы, сверхсекретная информация, сотрудник МИ-6 и ученый, имеющий доступ к сверхсекретной информации. Не исключено, что информация уже поменяла владельца — Северная Корея, Ирак, мафия… Дюжина стран и организаций на черном рынке биологического оружия.

— Возможно.

— Возможно?

— Но мы знаем, что Лэнг все еще в стране, и продажа не состоялась. Пока.

— Как это связано с Кристин Палмер?

— Она утверждает, что у нее есть важная информация.

— Вы ей верите? — резко спросила Сильвия. — Она серийный убийца.

Все молчали, пока Сильвия не спросила:

— И когда же Палмер сделала первый шаг?

— Когда находилась под арестом. Сказала, что получила информацию раньше, но сомневалась в надежности источника.

— Кто же ее источник? — Сильвия с трудом сдерживала гнев.

— Она не говорит.

— Почему, черт возьми, вы не можете приказать ей передать информацию властям? Если она откажется, предъявите ей обвинение в препятствии правосудию.

— Мы уже убедились, что она может доставить неприятности федералам, — сказал Свитхарт.

— Вы забываете, официально она невиновна, — покачал головой Хупай.

— Она предлагает сотрудничество, — добавил Декстер.

— Она хочет кое-что взамен, — окончательно внес ясность Свитхарт.

Сильвия обвела взглядом всех троих.

— Она хочет меня.

— Черт возьми, Сильвия, никто не заставляет тебя это делать.

Прошло двадцать минут. Мэтт пристально смотрел на Свитхарта.

Они сидели по разные стороны кровати, но даже это расстояние казалось слишком близким для них. Мэтт был на взводе, Свитхарт настороже, готовый защищаться, если дело дойдет до этого.

Сильвия закрыла дорожную сумку.

— Мэтт, все нормально, — сказала она, пытаясь достучаться до него. Ты мне нужен, со мной все хорошо. Ты слышишь меня, милый?

Он перестал буравить взглядом Свитхарта, взял Сильвию за руку. Она с облегчением вздохнула. Кулачные бои в больничном изоляторе отменяются. Их пальцы переплелись, она сжала его руку так крепко, как смогла.

— Тебя выпишут через час, при условии, что мы будем присматривать за тобой, во избежание новых осложнений, — произнес Свитхарт.

— Мне нужно побыть с Мэттом наедине, — перебила его Сильвия.

Он кивнул, но, покидая комнату, всем видом выражал нетерпение. Эхо его шагов отдавалось в коридоре, потом дверь со скрипом закрылась.

Мэтт присел на кровать, стараясь успокоиться. На его лице сменялись чувства — страх, гнев, отчаяние. Ее охватило беспокойство. Она теряет его.

Плохо дело.

Возможно, Мэтт почувствовал ее неуверенность. Когда она снова открыла глаза, он уже взял себя в руки и улыбнулся — вполне пристойно притворился — и сказал:

— Да, все хорошо. У нас все хорошо.

Она благодарно посмотрела на него — он поставил ее сложности выше своих. Неизвестно, сколько сил у нее осталось.

— Давай поговорим спокойно, — предложила Сильвия далеко не спокойным тоном.

Мэтт кивнул, но продолжал молчать с таким страдальческим лицом, что она чуть не улыбнулась.

— Ты первая, — произнес он наконец.

— Давай обсудим все сначала, — осторожно сказала она. — Чего конкретно от меня хотят?

— Они хотят, чтобы ты работала с этой женщиной, этой ненормальной, после того, как она отравила тебя. Хотят, чтобы ты общалась с Палмер, целовала ее в задницу, если понадобится, пока они не получат своего. — Мэтт подавил ярость и резко выдохнул воздух. — Я не хочу, чтобы ты находилась даже в одном городе с Палмер, не говоря уже — в одной комнате. Она больная. Бесчувственная. Она может повторить свою попытку. — Он покачал головой и жестко произнес низким голосом: — Я своими руками убью ее за то, что она сделала с тобой.

Сильвия кивнула, едва найдя силы ответить.

— Никто не сможет заставить меня работать с Палмер. Но мне нужно знать, что со мной. Доктора не знают. А Кристин Палмер знает. Она это создала. И хотела полюбоваться, как я умираю. — Она покачала головой, заморгала, прогоняя набежавшие слезы. — А что, если этот яд навсегда останется в моем теле? А вдруг он проник в мою ДНК? Некоторые токсины так делают. Они дремлют, а потом… это может отразиться на детях…

Сильвия не смогла закончить. Нужно задать самый важный вопрос.

— Ты простишь меня? — прошептала она. — Я солгала тебе, а теперь, может быть, у нас никогда…

— Тс-с. — Мэтт погладил ее по щеке. — Нечего прощать. Я люблю тебя.

Когда они собрались, Сильвия вызвала Свитхарта на разговор. Наедине.

Через минуту он вошел в комнату.

— Прежде, чем я что-то сделаю, мне нужны ответы, — сказала она. — Когда ты приехал ко мне домой, ты говорил, что вы пытаетесь собрать недостающую информацию. Ты рассказал о проекте-прикрытии, в котором участвуют ЛАНЛ, Портон-Даун, Голландские лаборатории. И что они финансируются частным сектором и различными правительствами. В военных целях.

Свитхарт медленно кивнул.

— Что хотят военные от этих исследований?

Он посмотрел на нее, приподняв брови.

— Это опасная игра — чтобы создать защиту от оружия, сперва ты должен овладеть оружием.

— Что дальше?

— Когда есть разветвленный проект-прикрытие вроде этого, ты объединяешь несколько проектов с разными исследовательскими базами. Они поддерживаются центральным административным и медицинским контролем, обеспечивают биологический анализ, исследование и производство токсина. Таким образом, этот продукт — в нашем случае, нейротоксины — перемещается из одной лаборатории в другую.

43
{"b":"133574","o":1}