ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Палмер сняла крышку с лотка.

— Его смерть, наверно, потрясла всех.

— Как ни странно, нет. Полагаю, вы ищете признаки эмоциональной нестабильности, стрессовые факторы?

— В том числе.

— Своего рода психологическое вскрытие.

— Да. — Сильвия отступила на шаг, оставляя Палмер большую часть пространства. — Вы можете что-нибудь сказать по этому поводу?

— Как руководитель группы, я знаю все о своих коллегах, — мягко сказала Палмер. Это не просто уверенность в себе, это самоуверенность. — У Дуга Томаса были проблемы в личной жизни. Он недавно развелся, слишком много пил, играл в казино.

— Он сам об этом рассказывал? — спросила Сильвия, про себя решив, что это вряд ли.

— Нет. Но я обращала внимание на мелочи. Не нужно быть гением, чтобы заметить, что у человека стало хуже с личной гигиеной, телефонные звонки от бывших жен, спичечные коробки из казино. — Доктор Палмер тщательно вымыла руки в дезинфекционной раковине. — Что еще вы хотите узнать, доктор Стрэйндж?

— Хочется понять, на каком участке работ есть вероятность отравления.

— Может, для вашего вскрытия больше подходит лаборатория доктора Томаса?

— Мне нужно изучить всю структуру Б-30/T, прежде чем я займусь его участком.

— Понимаю, — кивнула Палмер. — Ради нашего проекта мне хотелось бы, чтобы вопросы по поводу смерти доктора Томаса разрешились как можно скорее. Если вас интересует симптоматика отравления нейротоксинами…

— Интересует.

— Я проводила анализы во многих случаях отравления. Последний раз в Англии, не так давно.

— Каковы же симптомы? — спросила Сильвия, наблюдая за перемещениями Палмер.

Та вытащила из коробки перчатки.

— Симптомы могут быть скоротечными и весьма многообразными: судороги, нарушение зрения, головная боль, рвота, потеря веса, повреждение внутренних органов, потеря кратковременной памяти, ухудшение работы головного мозга. В острой стадии — сердечный приступ, паралич сердца, полный паралич.

— Могут ли подобные симптомы возникнуть от ваших токсинов?

— В случае доктора Томаса? Могут. Но в лаборатории чисто.

Сильвия не приняла на веру это утверждение. Она заставила себя переждать неуютную тишину, пока Палмер проверяла лотки с культурами.

Через минуту та повернулась к Сильвии.

— В случае доктора Томаса нельзя исключать самоубийство.

— Почему же?

Палмер удивилась этому вопросу:

— Он был неуравновешенным человеком. — Она пожала плечами. Дело закрыто. — Теперь, когда я ответила на ваши вопросы, не могли бы вы ответить на мои? Вы можете поделиться информацией об этом случае? — Ее голос стал мягким, даже вкрадчивым. — Доктор Томас находился в сознании во время аварии?

— Мне это неизвестно.

— Есть ли признаки судорог? Припадков?

— Простите… — Сильвия покачала головой, испытывая неловкость из-за активного любопытства Палмер. — Пока у меня нет информации для вас.

Палмер пристально посмотрела на Сильвию, нахмурилась, кожа в уголках глаз натянулась.

— Мы с вами раньше не встречались?

— Нет. Я бы запомнила.

Палмер шагнула вперед. Их разделял еще один шаг.

Сквозь мышиный писк и гудение оборудования Сильвия слышала дыхание Палмер. Она разглядела темные точки на радужке левого глаза Палмер; женщина не моргала.

У Сильвии волосы встали дыбом.

В коридоре раздались шаги, и она с облегчением бросилась к выходу. Не хотелось, чтобы Палмер столкнулась с Декстером и Свитхартом.

— Вы мне очень помогли, — сказала Сильвия, открывая дверь. — Я ценю, что вы не оторвали мне голову. Понимаю, что значит работать с чувствительными объектами. С радостью поговорила бы с вами еще о способах отравления.

Палмер молча смотрела на нее, пока дверь с легким свистом не закрылась.

Сильвия поспешила по коридору, чтобы перехватить мужчин. Явно ощутила, что Палмер следует за ней, но, когда обернулась, коридор был пуст.

5

Спецагент Даррел Хупай тихо сказал по рации:

— Цель поймала Чумной контроль в Паутине.

«Паутина» — лаборатория, «Чумной контроль» — служба безопасности ЛАНЛ и двое психологов, «Цель» — доктор Кристин Палмер. Все происшедшее свелось к одной путаной фразе.

Пока шеф читал ему нотацию, Хупай ходил по кругу, пытаясь восстановить кровообращение в затекших ногах.

В это время его напарник наблюдал из укрытия за Гнездом, выигрышная позиция позволяла держать в поле зрения все три запасных задних выхода.

Хупай послушал еще с полминуты и сказал:

— Цель ушла из Паутины в двадцать три ноль-ноль и вернулась домой, в Гнездо.

Он соглашался со своим командованием — ошибку совершили непростительную.

Но чья здесь, в конечном счете, вина? Они неоднократно пытались связаться с заместителем начальника службы безопасности ЛАНЛ, но к тому времени, когда их сообщение получили, Цель уже вошла в Паутину.

Как Палмер умудрилась проскользнуть мимо охранников? И почему службу внутренней безопасности не предупредили о режиме секретности?

Если в ЛАНЛ такие растяпы…

А основной удар пришелся на спецагента Хупая. Он бегал взад-вперед, качая головой, и его передатчик болтался, словно инородный придаток.

— Триста ярдов от Гнезда, — сказал он, — над нами ясное небо.

Их укрытие — пустынный участок, где живут лишь дикие коты и растут двадцатипятифутовые сосны, — обеспечивало постоянный обзор двухэтажного дома, в котором обитала Цель. В нескольких окнах горел свет, автомобиль Цели стоял у дороги. Агенты Хупай и Уивер проводили ее домой и уложили спать на расстоянии.

Дом находился неподалеку от Лос-Аламоса, в нескольких милях к северу от госпиталя и административных зданий лаборатории. Часть домов в этом районе уничтожил пожар Серро-Гранде (огонь метался прожорливым чудовищем, поглощая куски леса и города); большинство домов восстановили, но некоторые так и стояли пустыми.

— Гость к обеду, вас понял, — медленно произнес спецагент Хупай, отвечая на вопрос. Цель заказала доставку еды на дом. — Мы пытались связаться с Чумным контролем, когда она вышла. Но безуспешно.

Спецагент Хупай любил шум деревьев на ветру, запах сосен и костра, в отличие от его друзей и коллег, выросших в городах. Те никак не могли привыкнуть к местам, не покрытым бетоном.

— Цель расположилась в Гнезде, — сообщил Хупай в ответ на вопрос. Кивнул. — В восемнадцать ноль-ноль у вас в кабинете, понял. — И, завершив сеанс связи, состроил унылую гримасу.

Он подошел к фургону, достал последнюю припасенную банку диетической колы, встряхнул, приложил к уху и медленно потянул за кольцо. Банка открылась, воздух сытой отрыжкой вырвался наружу.

Прикончив треть колы, спецагент Хупай направил бинокль на двухэтажный дом, Гнездо.

Цель, ясно различимая в окне кабинета, сидела за столом, выпрямив спину, и смотрела в книгу. Она писала, рука выводила бесконечные каракули на бумаге. Это могло продолжаться часами. Так часто бывало. Затем в час ночи она вдруг останавливалась — пора спать.

Хупай приготовился к долгой ночи.

Но сегодня она писала минут тридцать, затем швырнула книгу через комнату, быстро встала, исчезла в ванной и вскоре вышла оттуда обнаженная.

Хупай присвистнул. Понизив голос, сказал своему напарнику в рацию:

— Большой Батя — Маленькому Бате: она опять за свое.

Донесся слабый скрипучий голос спецагента Уивера:

— Что, снова?

— Посмотри сам.

Хупай настроил бинокль, и обнаженная грудь Цели — доктора Кристин Палмер — оказалась у него прямо перед глазами. Он наблюдал, как она вышагивает по комнате — руки вытянуты вдоль тела, спина прямая, взгляд устремлен прямо перед собой, она ходила и ходила взад-вперед.

Потом остановилась и повернулась лицом к окну.

Хупай невольно отпрянул, хотя с такого расстояния, к тому же в полной темноте, заметить его было невозможно.

Цель снова развернулась, изящно, словно танцовщица, и наклонилась поднять что-то с пола.

7
{"b":"133574","o":1}