ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В карьере, расположенном чуть выше по реке, с помощью известковых клиньев отламывают куски скал, обрабатывают с помощью молотов, приводимых в действие водяными колесами, и сплавляют их по реке сюда, к храму. Тут заготовки поднимают в шлюзе вместе с кораблями на уровень храма, а затем по каналам подводят непосредственно к рабочим площадкам. Ручного труда на этом этапе почти нет, воду в шлюзы подают ветряки. Медленно, зато дёшево и надёжно. Ручной труд появляется только на том этапе, когда камням придают нужную форму и наносят резьбу. Но эту работу можно считать творчеством. Я даже немного поучаствовал в резьбе по камню, просто так, для удовольствия, пока жара меня совсем не расслабила.

Грумгор хотел было подправить проект храма и за одну ночь нарисовал такое, от чего у его святейшества Главного Жреца Богини Любви Атшутшикаль глаза полезли на лоб. У меня, впрочем, тоже. Я был тогда на другом конце стройки и прибыл на совещание уже после его начала, так, что у меня уже не было времени подтормозить полёт фантазии нашего крокодилообразного. Пришлось выходить из положения прямо на совещании. Жрецы явно не хотели противоречить посланцам Богини (которую они, насколько я понимаю, считают то ли воплощением, то ли настоящей Атшутшикаль), но и реализовывать то, что нарисовал Грумгор, было невозможно. Так и сидели, молча хлопая глазами. Когда я с умным видом заявил, что такой проект возможно осуществить только с использованием более прочных и в данный момент недоступных материалов, то жрецы почувствовали огромное облегчение. Но они всё-таки кое-что взяли из идей Грумгора, да и тяжело было не взять: он намешал туда архитектурные элементы всех стилей всех планет и всех культур, которые он видел. Птитр видел окончательный проект и клялся, что они взяли многие элементы, только размер уменьшили. Если так, то храм будет образцом дурного вкуса.

После некоторых раздумий я пришел к выводу, что мы должны охранять эту стройку, иначе мои ребята просто с ума сойдут от скуки. Да и охраны у стройки почти никакой, если не считать пары десятков бестолковых копейщиков, что охраняют верховного жреца и собранные на постройку храма деньги. Ни разу не видел, чтобы они тренировались.

Суэви, который очень интересуется этой религией и всеми подробностями стройки, говорит, что малое количество охраны не случайно. Деньги на храм собирались по многим соседним государствам на добровольной основе. В этом мире есть и развитое воинское искусство, и частные армии, но каждый человек в них стоит как сто обычных рабочих. Поэтому местные просто экономят на риске. Впрочем, каких-либо серьезных покушений пока не было. Возможно, это связано с самим характером стройки. Суэви говорит, что рабочих сюда набирают по призыву, что для них это какое-то дело чести (что, впрочем, не мешает надсмотрщикам лупить их плёткой, – сам видел). Ещё Суэви говорит, что в результате этой стройки, скорее всего, несколько мелких соседних государств если и не объединятся, то станут способны на осуществление совместных проектов. Если это так, то Богиня ловит рыбу по-крупному.

Фиу как-то попытался потренировать охрану верховного жреца в искусстве рукопашного боя, но те только хихикали и тыкали в него пальцами. Я собрался было задать им хорошую взбучку за неуважение, но Фиу просто махнул на них рукой. В итоге мы разбились на наряды и охраняем стройку по очереди. А ещё мы приглядываем за верховным жрецом. В первую неделю он пытался украсть у нас стоунсенса.

Дело было так. Чтобы не объяснять местным, что камни бывают живые, мы им навешали лапши на уши в том духе, что стоунсенс – это хранилище информации, всё равно, как их счетные машинки с бумагой из камышей (есть у них такие, с ручкой сбоку, тоже по-своему чудо техники). И вот в один прекрасный день приходит ко мне текстовое сообщение от стоунсенса: "Волд, меня похищают люди верховного жреца". Похитители зарыли его в песке в километре от стройки, но стоунсенс вёл прямую трансляцию, и наши ребята откопали его буквально через минуту после. Я же в это время был у верховного жреца и показывал фотографии похитителей. Сказать, что он был потрясён, значит не сказать ничего. Он клятвенно обещал "разобраться с этим ужасным происшествием и примерно наказать святотатцев". Обещание он сдержал, прислал на следующий день в ящике головы всех восьми похитителей. Грумгор удивился и спросил, зачем он это сделал и не должны ли мы их съесть. Я отослал головы обратно с выражением "чувства полного удовлетворения и уверенности в дальнейшем плодотворном сотрудничестве". Но за верховным жрецом мы теперь приглядываем. Стоунсенс стоит на своей платформе у входа в его святейшую резиденцию и прослушивает все внутренние покои. Не могу винить верховного за попытку умыкнуть нашу каменюку. Каждый заботится о своём народе.

Этот случай вызвал у меня новую порцию грусти и раздумий о том, насколько несправедлива жизнь. Возвращались себе люди с задания, надеялись на награду, а у них головы с плеч – и в ящик. Мы тоже не застрахованы от того, что и с нами как-нибудь не поступят аналогично. Грумгор понял мою грусть по-своему и сказал, что я зря мучаюсь всякими глупостями: надо было съесть эти головы, и не чувствовал бы печали от упущенной добычи.

Так что стройка идёт своим чередом, а мы периодически облетаем её по периметру на глайдере. Считается, что для местных это настолько волшебная вещь, что утечки технологии не происходит. Вдобавок наверху постоянно висит Суэви, ещё один наш козырь в борьбе с разными неприятностями. Суэви говорит, что в этом мире достаточно часто случаются набеги кочевников и что очень странно, что их ещё не было, и потому несет свою вахту со всей серьёзностью.

Верховный жрец доволен, говорит, что стройка идёт быстро, быстрее графика, и удастся её закончить не за 20 лет, а за 18. Когда он это впервые сказал, меня чуть было удар не хватил, но потом я сообразил, что еды нам оставили на год – а значит, должны забрать не более, чем через полгода. Уж что-что, а организацию запасов штаб у Богини всегда проводит очень тщательно. Пока там сидит Виллина, бояться нам нечего.

Из полуденной дремы меня выхватил голос Суэви: "Волд, на юго-западе какое-то шевеление". Я схватил свою пушку, плащ и пошел разбираться. Вообще-то Богиня настаивала на том, чтобы в этом мире мы ходили в той форме, которую она нам сама придумала – полуобнаженные, в юбках, с огромным количеством золотых колец, браслетов, подвесок и бус на всех частях тела. В первую же неделю я обгорел сильнее, чем свинья на плохой свиноферме, и потому теперь хожу везде в относительно светлой накидке из местной ткани.

Я вышел на площадку перед пещерой и посмотрел на юг. Обычные для стройки пыль и грязь, поднятые в воздух тягловыми животными, заслоняли происходящее так, что даже в бинокль было не разглядеть подробностей. Но там явно что-то происходило. В пыли метались разноцветные платки рабочих, слышался нарастающий шум и гам, в котором начинали прорезаться панические нотки.

Подошел Фиу на глайдере. Я погрузил свою задницу в глайдер, и мы полетели разбираться.

Первое время местные пытались задирать Фиу, за малый рост, наверно. Ему даже пришлось слегка подрезать пару особо настойчивых шутников. Это продолжалось до тех пор, пока они не увидели его за штурвалом глайдера. Наш кот в сапогах, в шляпе и за штурвалом глайдера – это очень яркое зрелище.

Мы прибыли вовремя. Группа всадников на странных мохнатых животных, судя по их мордам, плотоядных, рубила в капусту тех рабочих, которые пытались убегать, и вязала в связку тех, кого удалось поймать.

– Тревога, – заорал я по внутренней связи, – все по местам, нападение кочевников! Птитр – к жрецу, Грумгор – к складу, Бий У на оборудовании…

– Не шуми, – отозвался Птитр, – сами знаем.

Да, ну и дисциплинка же у нас! Надо будет заняться после заварухи. И это при том, что Птитр – офицер в прошлом. Долгий отрыв от Родины и жара нас убивают.

– Всем стоять! Космическая полиция! – заорал я и пальнул из своей пушки по пустому месту. Нападающие намека не поняли. Тогда я начал стрельбу на поражение. Ух, и заставили они меня попотеть! Они оказались хорошо обученными, скорее всего, их учили уходить от стрел, но и с моей пушкой их навыки сработали не хуже.

104
{"b":"133581","o":1}