ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Перед вылетом на это задание у нас отобрали прекрасные автоматические излучатели, к которым мы уже успели привыкнуть, и выдали эти дурацкие дрыны. Мало того, что они стреляют одиночными снарядами, они ещё и ужасно длинные (почти в мой рост) и тяжёлые. Пожилой офицер на складе, выдававший нам эти орясины, прослезился при их виде. Оказалось, что автоматические излучатели поступили на вооружение совсем недавно и что с этими пушками у него связано много ностальгических воспоминаний. Он смотрел на нас, как на внуков с наследственным дедовским оружием. Я ругался, плакал, отказывался брать эти пушки, говорил, что у меня малорослые солдаты, но все армии мира одинаковы в своём дурацком поклонении принципу приказа. Богиня приказала взять – должен взять. Считается, что эти пушки обеспечивают сохранение технологий от похищения. В итоге мы оказались почти безоружными. Поднять эти орясины из нашей группы могут только четверо: я, Грумгор, Валли и Птитр. При этом Валли сидит на корабле. С опоры могут стрелять и новички, но толку от них чуть, это всё равно, как если бы я стрелял по бегущему противнику из артиллерийского орудия. Теоретически, этим оружием может пользоваться и Бий У, но для этого нужен ещё кто-то, кто будет стоять рядом и вытирать ей слезы от того, что приходится стрелять в разумное существо. Фиу свою пушку по прилёту сразу затащил на склад и бросил её там. Он наделал кучу дротиков и ходит теперь всюду, весь обвешанный дротиками (помимо его обычного железа, разумеется). Суэви у нас вообще безоружный.

Главный недостаток этой пушки – её долго наводить на цель, и она настолько большая, что видно, на кого наводишь. Этим недостатком и воспользовались кочевники. Они вертелись, как мухи. То они прыгали влево – вправо, то на полном ходу соскакивали со своих скакунов, держась одной рукой за седло, и вскакивали обратно. Прицелиться было очень сложно. При этом эти их твари обучены внезапно разворачиваться на месте. Пока я водил стволом своей пушки туда – сюда, большая часть кочевников успела удрать и затеряться в расщелинах пустыни. Я подстрелил человек двадцать, не больше, когда оказалось, что стрелять больше не в кого.

– А что это ты такое кричал про космическую полицию? – полюбопытствовал Фиу.

– Да так, по привычке, чтобы хоть что-нибудь сказать. Тоска по Космополу, если хочешь. Богиня всё равно не услышит.

– Здорово! – восхитился Фиу, – А можно, я буду кричать в подобных случаях: "Стой, королевская гвардия?"

Я подумал пару секунд и сказал: "Можно".

Поступил доклад от стоунсенса о том, что до роты кочевников пытаются прорваться к покоям верховного жреца. Мы облетели соседние расщелины в поиске затаившихся врагов, никого не нашли и полетели к резиденции Верховного. Освобожденные рабочие внизу протягивали к нам руки и что-то лепетали.

Просторная резиденция верховного наполовину вырублена в скале, а наполовину построена из камня. Перед резиденцией простирается широкая площадка, к которой вдоль скалы ведёт извилистая дорога. Площадка перед входом хранила следы недавней схватки. На ней валялось несколько трупов кочевников и их скакунов. Подножие скалы и дорога были усеяна подпалинами от взрывов, такими, которые вызывают наши пушки. По бокам от входа с пушками в руках стояли довольные Птитр с Грумгором, а за ними покоился на своей колесной платформе стоунсенс. Валяющиеся на площадке кочевники и их звери не имели тех характерных повреждений, которые вызывают наши пушки. Странно. Обычно, если заряд пушки попадает в человека, то разрывает его пополам или что-нибудь отрывает. Очень мощная штука

Мы с Фиу сделали кружок над северной частью стройки и вернулись к резиденции.

– Почему нет следов от пушек на кочевниках? – спросил я, вылезая из глайдера.

– Удивись, Волд, у стоунсенса в платформе, оказывается, электромагнитный пулемет стоит. Ваши инженеры встроили, ещё на Вентере, – ответил Грумгор, – когда кочевники полезли, он как пустил очередь – и их как сдуло. Мы ещё даже подойти не успели. А тех, что мы подстрелили на дороге, свои забрали.

От стоунсенса пришло сообщение: "Инженеры, когда сделали мне платформу, сказали, что у неё много других функций, и что инструкция в бардачке. Мне на днях Бий У инструкцию прочитала, и я освоил много новых функций".

– Богиня нас убьёт, – проворчал я, – я иду к его высшочеству.

Грумгор с Птитром захихикали. Удивительно, как стоунсенс и их не подстрелил, без тренировок, без пристрелок в тире… Надо будет посмотреть, что там ещё у него в бардачке прячется. А то так взорвемся в космосе, и даже не будем знать, от чего.

В наружных покоях никого не оказалось. Я вошел в узкую пещеру, которая вела во внутренние пещеры резиденции, и… чуть не порезался о ряд острых копий, торчавших из-за тесно сомкнутых щитов. Неплохо придумано, когда нападающие полезут со света в тесное отверстие пещеры, то встретят острый прием. Ну хоть какая-то польза от этих копейщиков. Раздалась краткая команда, и копья поднялись. Воины немного расступились, и ко мне вышел начальник охраны. Я обрадовал его тем, что мы отбились, и попросил устроить аудиенцию у его святейшества. Сукин сын, не выказывая никаких чувств, отправился внутрь. Копейщики опять перекрыли проход. Вот зараза. Мог бы хоть "спасибо" сказать.

Верховный жрец был сама любезность, просто мёд с маслом. Благодарил за спасение стройки и защиту благого дела, а под конец решил даже открыть секрет, и так до того известный всей стройке.

– Мой любезный друг, – сказал он, понизив голос, – похоже, у нас завелся шпион. Вчера к нам пришла очередная крупная партия пожертвований, а сегодня этот набег. Я думаю, вы уже обратили внимание на то, что нападение на рабочих было лишь отвлечением внимания, а основные силы рвались сюда, к казне. Хорошо, что мы предвидели это и укрыли деньги в самой дальней пещере… Но я боюсь, что нас ждут новые набеги!

Впрочем, никаких идей о том, как изловить шпиона, у него не было, и охрану они тоже не собирались нанимать. Я, со своей стороны, обещал ему всяческую защиту, а вдобавок посоветовал перегружать деньги тайно, а не отгонять всех рабочих на километр, как они это сделали вчера. На этом и расстались.

Почти три месяца ничего не происходило. На горизонте иногда появлялись лазутчики кочевников, но они скрывались раньше, чем Суэви успевал их рассмотреть. Иллиан и Аис научились делать сальто вперед. Фиу постарался. Когда меня не было, они прыгали с невысокого обрыва в мягкую, сыпучую глинистую осыпь под ним. Обошлись только шишками. Я попытался отругать Фиу, но тот только плечами пожимает. Подумаешь, у них в боевых школах дети в этом возрасте ещё и не то делают. То, что у них дети гораздо легче, он понимать отказывается.

Храм уже начал приобретать отчётливые формы. Как и резиденция верховного жреца, он состоит из двух частей. Наружная часть состоит из нескольких рядов колонн и здания с портиками. Колонада украшена куполами с луковками, а здание резьбой. За счет большого количества разнообразных элементов всё это смотрится причудливо и даже красиво. Даже Грумгоровы добавления пошли на пользу. Внутренняя часть вырублена в скале. Когда её закончат, это будет большая, гулкая и, наверное, немного загадочная пещера (точнее, ряд пещер). Пока же там стоит ужасный грохот и висит плотная пыль. Мы как-то раз зашли из любопытства и как зашли, так и вышли. Находиться там невозможно.

Если местные продолжат строить в том же темпе, то достроят храм до конца этого года, а остальные семнадцать лет (или сколько там планирует его верховное жречество) им останется разве что акварельными кисточками его раскрашивать.

В один из рабочих дней, как всегда, жарких и пыльных, Птитр стоял у входа в пещеру и с жалостью смотрел на копошащихся рабочих.

– Бедные, – сказал он, – занимаются бессмысленным делом ради бессмысленной цели.

– Почему бессмысленным? – удивился Суэви. Он как раз спустился к нам в пещеру перекусить.

– Все религии – это обман народа, грабеж и отвлечение от задач выживания.

105
{"b":"133581","o":1}