ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Скорость строительства островов возросла. Через три года наступил момент, когда мы смогли раззиповать последнего переселенца. Иллиан за это время так ни на ком и не женился. Все объекты его воздыханий оказывались почему-то совершенно недоступными для него. Возможно, это потому, что у него не было в детстве примера заботливой и нежной мамы, которую обычные люди ищут в жене, и он подсознательно влюблялся только в таких дам, которые гарантированно оказывались недоступными? Такие случаи описаны в книгах Постигателей Истины. А может, дело в самих местных женщинах. Иллиан всю жизнь жил в условиях, когда целью жизни считалась забота о счастливой жизни других, а местные женщины ужасно эгоистичны. Иллиан бредил строительством новых островов и морских платформ, а предел мечтаний местных женщин заканчивался на доме с резными украшениями и золочёной карете. Иллиан мечтал о том, чтобы между островами ходили суда на воздушной подушке, а местные женщины вообще не хотели бы никуда выезжать.

Кроме того, по местным понятиям, Иллиан не мог считаться полноценным мужчиной, поскольку у него не обрезаны уши. У этого народа бытовало очень странное поверие, что если у мужчины не обрезать уши примерно в шесть месяцев, то после тридцати – тридцати пяти лет он может бросить семью. Считалось, что ближе к сорока годам такие мужчины начинают "желать странного", перестают зарабатывать деньги и становятся плохой опорой. Поэтому шестимесячным младенцам тут обрезают уши, причем не сразу, а по кусочкам. Очень болезненный и совершенно варварский обряд. Мы пытались бороться, но пока бесполезно. Местные хихикали и говорили: "Посмотрим на вашего Иллиана, когда он вырастет".

Ох, боюсь, запросится он к Богине от этого "тихого семейного счастья". Впрочем, Богиня заранее пообещала, что не примет, и Иллиан об этом знает. За прошедшее время он стал кем-то вроде главного эксперта по технологиям. По местным понятиям, он очень богатый человек. Возможно, его будущее будет гораздо лучше, чем я о том думаю.

Мы попытались изменить общественный идеал вместо "дома с резными украшениями по дереву и личной кареты" на "пещеру с резьбой по камню и золочёную лодку". Получилось не очень. Возможно, это дело времени.

Через три с половиной года после нашего появления тут штаб решил, что мир нормализован и что нас можно посылать на другие миссии. Нас всех, кроме Иллиана и трёх Постигателей Истины, которые остались на "Голубых островах" в качестве наблюдателей, отозвали на базу.

На базе я первым делом поинтересовался, чем закончился поход кланов на Землю. Оказалось, что кланы отменили поход. Показательное избиение тех кланов, которые решили пленить Богиню, произвело на остальные кланы огромное впечатление, и они решили придержать войска на случай, если Богиня решит продолжить экспансию. Кроме того, повстанцы и правительство на Земле опять перегрызлись, и ни на какие космические операции сил у Земли нет. До открытой войны дело не дошло, но обстановка на Земле очень непростая. Разведчики от кланов каким-то образом смогли это узнать и сообщить своему командованию. Кланы решили, что Земля им пока не опасна, и отменили дальний и опасный поход (технологии дальнего телепорта у кланов намного хуже, чем у Богини).

Если я появлюсь на Земле, то мне будет тяжело ответить на вопрос, где же обещанные космические агрессоры. Я даже обсудил с Постигателями Истины идею о том, чтобы запустить на Землю старые трофейные крейсера, пусть земляне постреляют. Для тренировки, а также для того, чтобы слишком сильно не ссорились между собой. Но эта идея так и осталась на уровне идеи. Трофейным крейсерам нашлось множество других применений.

Глава 48. Грумгор и империя

Новик Ирха (новиками в отряде князя называли тех, кто не прослужил ещё трёх лет) шел без еды уже пятеро суток. Зубастые орки преследовали его по пятам, но он был твердо намерен выполнить приказ князя и сберечь то, что князь отдал ему на хранение. Он, Ирха, хотел умереть рядом с князем, на белокаменных стенах стольного града Арсунней, среди воинов из своего племени, но князь был непреклонен. "Никто не бегает быстрее тебя, и нет никого, кто был бы выносливее тебя в моем отряде. Я дам тебе одну вещь. Её необходимо обязательно сберечь. Это волшебная вещь. С её помощью можно видеть на большое расстояние и разговаривать с человеком на любом расстоянии так, как будто он рядом с тобой. Отнеси её в Тимлак князю южного королевства. Возможно, это поможет ему выиграть эту войну. У меня много опытных воинов, но они нужнее здесь. Ты бегаешь быстро, и потому ты лучше подходишь для этого дела", – так сказал князь. Это было ещё тогда, когда нашествие зубастых орков казалось лёгким недоразумением, и все были уверены, что город удастся отстоять. Когда Ирха в сопровождении двух разведчиков покидал город, на башнях которого трепетали разноцветные флаги, а на каменных стенах стояли рыцари в сияющих доспехах, он был уверен, что такую твердыню взять невозможно. Но стоило ему вечером второго дня взглянуть на город с перевала Скалистых Гор, как он увидел, что на месте города стоит сплошной дым. От города к горам тянулась бесконечная змея походной колонны, путь которой отмечали пылающие факелы. Оставалось предположить только одно: зубастые орки взяли город с ходу и теперь двигались на южные княжества. Живых орки, как уже знал Ирха, после себя не оставляли.

Что же за мощь у этих орков, если они за день взяли самый укрепленный город северных земель? До сих пор они были не более, чем мелкой досадой восточных пограничных поселений. Воровали скот, иногда нападали на одиноких путников, но очень редко. Конокрады и то были большей проблемой. Откуда их взялось так много, в такой силе?

На третий день пути они столкнулись с небольшим отрядом зубастых орков. Разведчики остались прикрывать, а Ирха ускакал на юг. Через день его конь попал ногой в яму и сломал её. Оставлять коня в таком состоянии на съедение волкам было бессмысленно, и он сам перерезал ему горло. Он плакал, перерезая горло любимому скакуну. Ирха отрезал лучшие куски мяса и побежал к югу широким шагом тренированного скорохода. Путь, который в лучшие времена занимал десять дней неспешной езды, грозил затянуться надолго.

На седьмой день пути он встретился с небольшим племенем кочевников. Кочевники жаловались на то, что зубастые орки уничтожили почти весь их скот, и просили его проводить их под защиту князя Арсунней. Новость о том, что города больше нет, повергла их в глубокую печаль. Ирха посоветовал им идти к князю западных земель, хотя что сможет сделать западный князь, если даже Арсунней пал за один день? Он попросил у них коня, но коня они ему не дали. У них еле хватало скотины для своих повозок. Ирха посоветовал им объединяться с другими племенами и продолжил путь.

На девятый день он развел костер, чтобы поджарить пару пойманных мышек, и ему на след тут же встал отряд орков. Он петлял и прятался, но орки упорно преследовали его. Это было странно, очень странно. Обычно орки нападали небольшой кучкой, грабили и убивали, а затем сразу убегали. Терпения на длительное преследование у них никогда не хватало.

Четыре дня Ирха водил орков по разным буеракам, но они упорно не отставали. У него закончилась еда, он неоднократно прятал след в воде мелких речек и ручьев и с тех пор не мог высушиться. Поздняя осень, стоявшая на дворе, уже холодила землю перед морозами, и к голоду прибавился сильный холод. Он понял, что не выполнил приказ князя. Он сильно замерз, устал и уже не мог двигаться. На пятый день после начала преследования он, уходя от орков, забрёл в такие места, которые редко посещались кем-либо из людей. Они сильно отстояли к востоку от обычного пути к южным княжествам. На вершине очередного холма он увидел развалины, от которых веяло невыразимой древностью.

– Развалины Дол-Гулдуркана, – подумал он с ужасом. Про этот легендарный город, точного местоположения которого никто не знал, рассказывали разное, и в основном такое, от чего кровь стыла в жилах. Но выбора у него не было. В развалинах он мог хотя бы укрыться от морозного ветра. На западном склоне холма под небольшой скалой он нашел хорошо сохранившийся сводчатый зал, а в нём – алтарь светлых богов. Такой родной, домашний, точно такой же, как в старой базилике квартала белых фонарей, там, где ютились последователи древних религий. Ирха привалился к нему спиной и заплакал. Было очень обидно, что он не выполнил приказ, не отнес южному князю то, что могло помочь тому выиграть битву против ненавистных орков. Ирха погладил камень рукой и сказал:

127
{"b":"133581","o":1}