ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Птитра, а ты когда говорить научилась?

– Год назад. И на нашем языке, и на интерлингве.

– А считать умеешь?

– Да! Уже до двадцати!

– Понятно. Держись рядом с нами и постарайся не потеряться.

Тело Птитра, завернутое в специально припасенное для такого случая защитное поле, мы предали огню этим же вечером. Четвертый пункт инструкции – избегать биологического заражения планет, на которых проходят миссии.

Птитра ходит очень медленно и очень неловко. Должно быть, ещё не научилась управляться со своей рукой и ногами. Зато теперь Лилиан есть, с кем играть в куклы. Этим они и занимаются в то время, когда не перевязывают раненых.

После гибели повелителей наступление орков несколько замедлилось, а затем возобновилось с новой силой. Очевидно, новое командование армии решило продолжать начатое дело. Идиоты. Единственным, что могло теперь спасти их задницы, было немедленное бегство, но они этого не поняли. Я приказал освободить один из участков стены около ворот – пусть орки думают, что им удалось захватить ворота. Вскоре ворота распахнулись, и в город потекла лавина орков. Потекла и потерялась в лабиринте улиц около входа.

Вы знаете, что может сделать простенькая механическая ловушка, управляемая гидроцилиндром? Никакой магии, никаких сложных технологий. Просто вода, стекающая с самой вершины горы, на которой стоит стольный город Тимлак, и простенький гидроцилиндр. Когда орки попадали в эту ловушку, то обнаруживали, что стены улиц вдруг начинают сдвигаться. Один гидроцилиндр прессовал отряд, второй сгребал тела в сторону. Ловушка очищена для следующего отряда орков. Были и другие ловушки. Гигантский кулак с управлением от гидроцилиндров. Переворачивающиеся плиты. И это кроме того, что каждый дом около ворот был превращён в узел обороны с узкими окнами – бойницами и системой подземных (или надземных) переходов для снабжения обороняющихся.

Передовые отряды орков числом в сто тысяч воинов просто исчезли. Когда их командиры сообразили, что не получают донесений от тех, кто углубился в город, они стали действовать осторожнее и не ломиться в город, а разбирать дома, один за другим. Защитники отступали, но каждый дом давался наступающим ценой сотен погибших. К вечеру наступающие не продвинулись далее первых привратных улиц. Ночью наступление продолжилось. Когда в расчищенное около ворот пространство набилось несколько тысяч новых воинов, мы решили устроить оркам легкую побудку. Лавина конницы, вышедшая за стены через подземный ход, отсекла от ворот подкрепления, а в это время мощные самострелы стен второго яруса, хранившие до этого молчание, посекли всех, кто находился на стенах и около ворот.

В боевых рядах конницы шли броневики – моя гордость, моё изобретение. Никаких двигателей, никакой передачи технологий. Обычная телега, движимая экипажем, только кузов из стальных решеток и листов, с маленькими бойницами. И десять мужиков внутри, с самострелами с велоприводом. Одно движение ноги – один выстрел. Даже будучи перевернутыми, они сохраняли боеспособность. Дно у них тоже было стальное. Команды броневиков подбирались из числа тех, кто потерял родных в первых схватках с орками. Это были смертники, и они знали это. Боевая эффективность броневиков была просто ужасающей.

Находившиеся в надвратных башнях орки обнаружили, что на них льётся кипяток, и выскочили на улицы с громкими воплями. Как раз под самострелы. Конница втянулась в город и принялась за находившихся в городе орков. С другой стороны на орков начали наступать элитные княжеские войска, закованная в сплошную сталь тяжелая пехота. Ворота закрылись перед бегущим к ним подкреплением орков как будто сами собой (на самом деле их закрыли мощные гидроцилиндры, краны управления которыми мы вывели в центр города). По стенам к надвратным башням уже бежали наши солдаты, чтобы занять их. Орки, находившиеся в городе, угодили в окружение. Долго они в нём не продержались. К утру начальники орков обнаружили, что им предстоит начинать всё с начала. Уничтожение первой половины войска вторжения прошло почти без потерь с нашей стороны.

За ночь и следующий день спустившиеся с верхних ярусов мастеровые отстроили разрушенные лабиринты у ворот. Подземные ходы сохранились в неприкосновенности, и к концу следующего дня мы снова дали оркам захватить и открыть ворота. Как только они повалили в ворота, из подземного хода опять вывалила конница и помчалась наутек. Орки и варвары решили, что они спасаются бегством, и даже не стали им мешать, провожая их заливистым свистом. Наивные! Они даже не подозревали, что эта конница предназначена для отлова тех из них, кто будет завтра – послезавтра спасаться бегством. Отряды в городе при виде орков обратились в хорошо срепетированный ужас и кинулись вглубь города, заманивая противника за собой.

Похожим образом действовали наши войска и на полуострове за пределами города. Оркам дали захватить побольше редутов, чтобы создать у них иллюзию успешного продвижения. Когда вся армия орков втянулась в редуты и в город, ловушка захлопнулась. Ворота опять закрылись, а перед проломом в стене перешейка встала тяжелая пехота. Орки на полуострове поняли, что им приходится меньшими силами атаковать превосходящего противника, находящегося в укреплениях, и перешли к обороне. Это позволило нам перекинуть резервы в город. Орки в городе оказались в меньшинстве, к тому же они были рассеяны на отдельные отряды в разных частях города и разобщены. Наши отряды управлялись с помощью системы огней и зеркал (азбуку Морзе, нашими стараниями, к этому моменту в городе знали все, кто умел читать), и благодаря этому мы легко могли сконцентрировать превосходящие силы в нужном месте. Это было избиение. Изо всех стен в орков летели стрелы, а всех, кто рисковал высунуться из-под защиты стен, косили арбалеты стен второго яруса.

Через два дня в городе не осталось ни одного орка, и мы принялись за тех, кто засел в лабиринтах за Великой Стеной (так граждане Тимлака прозвали стену перешейка). С этими пришлось повозиться, и не потому, что они хорошо сражались, а потому, что мы решили взять их измором. Терять людей, имея десятикратное превосходство в силах, было глупо. Орки шли в бой налегке и через пять недель уже еле держались на ногах. Тогда-то их и взяли. Нашей задачей было не просто разгромить армию, а сделать это так, чтобы ни один гонец не вернулся обратно. У "великого Бу" должно было сложиться такое впечатление, что его армия добилась успеха. С этой целью кавалерия и Аис патрулировали все ближние и дальние подходы к городу. Затея вроде бы удалась.

Как только с орками было покончено, двадцатитысячный отряд наёмников – добровольцев ушел на север освобождать Арсунней. С собой они несли тимлакскую сферу для связи (арсуннейскую мы отвезли в Арсунней ещё в начале компании). С ними ушла и большая часть кавалерии. Через неделю на восток ушли пришедшие оттуда крестьяне вместе с большей частью армии. Им не суждено вернуться на прежние места жительства. На общем военном совете решили, что до тех пор, пока остается угроза вторжения, им лучше держаться вместе. Они должны будут построить новый город в месте слияния двух рек, там, где есть скалы и где будет легко обороняться. Этот город будет продовольственным центром и восточным форпостом княжества. В случае возникновения проблем они смогут вернуться к Тимлаку с урожаем нового сезона.

Мы остались в столице залечивать раны.

Постигатели Истины, находившиеся в войске "великого Бу", с боями продвигались к востоку. В один прекрасный день они обнаружили гуркхчи. После этого поднялась страшная паника, на планету прибыло несколько десятков десантных кораблей и двадцатка крейсеров. Восточную империю, кочевники которой доставили столько неудобств "Великому Бу", раскатали по брёвнышку, а гуркхчи переловили. Гуркхчи на этой планете оказались какие-то странные. Во-первых, они не вселялись в людей. Они вселялись только в домашних животных, аналогичных нашим собакам, и иногда подавали своим хозяевам советы. Именно благодаря их советам и шпионажу восточная империя и приобрела такую силу. Впрочем, счастливой эту империю назвать было нельзя: она держалась на сплошном насилии. Во-вторых, они оказались крупнее тех гуркхчи, которых мы знали раньше. Своих более мелких соплеменников они считали выродками и дебилами, неспособными на разумные действия. В-третьих, они не стремились к неограниченному распространению и власти над всей Вселенной, что было более чем удивительно. Постигатели даже начали думать, а не извиниться ли им перед гуркхчи и не вернуть ли им империю обратно. Но в конечном итоге всё же решили отвезти их на ту планету, на которой жили остальные гуркхчи.

133
{"b":"133581","o":1}