ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я согласился.

– Суэви, иди сюда, неси конспект, припадешь к источнику мудрости! – завопил Фиу внутри корабля.

– Обычные люди ищут в религии только сказку для самоуспокоения, – поучал меня и остальных учеников Субхар, – они ждут, что после смерти их похвалят и погладят по головке, и ни о чём больше не думают. Они не задают себе вопросов ни о том, почему они нуждаются в религии, ни о том, почему им хочется сделать то или иное действие, ни о том, какие последствия вызовут их действия, ни о том, почему небо голубое. Они не задают себе вопросов ни о чем. Вы не должны быть такими. Реальность гораздо страшнее и жёстче сказки, и вы не должны прятаться от неё.

– Да, учитель, – послушно ответили мы.

Я даже не предполагал, насколько мне повезло три месяца назад, в тот день, когда Блаженный Субхар остановился у моего дремлющего тела. Он был доверенным лицом многих местных правителей (в этом мире было несколько государств, которые иногда даже воевали друг с другом) и постоянно находился в центре разнообразных интриг. Правители и начальники разных уровней любили вызывать его к себе и долго беседовать о том – о сём. Из этих посиделок Субхар выходил обычно с большим мешком денег и с ещё большим мешком поручений, которые он трактовал самым вольным образом. Что забавно, все ему за это оставались только благодарны. Благодаря Субхару я вошел в курс всех основных интриг, создающих местную политику.

С требованиями Писания он обращался очень свободно, считал, что эти законы написаны только для глупых людей. Удивительно, но он провозглашал это открыто на всех углах и приглашал всех, кто любит истину, к себе в ученики. И, что ещё забавнее, вместо того, чтобы спалить его на ближайшем костре, все считали Субхара и подобных ему (таких учителей тут было несколько) святыми людьми. Понятно, что никто из обременённых семьями и капиталами людей в ученики к нему не набивался. Один из шести учеников, которые пришли к Субхару до меня, был сыном богатого торговца, который сам хотел бы стать учеником, но боялся бросить дело. Отец платил за него и не подозревал, что остальных учеников Субхар содержит сам.

Все эти три месяца я постоянно удивлял нашего наставника. Начал он с того, что подговорил учеников всячески обижать меня. Вместо того, чтобы исходить гневом и воплями, как это принято у местного населения, я кротко спрашивал у них, почему и зачем они меня обижают? Так я прошел первую проверку. Субхар был доволен. Очевидно, первым пунктом в его учебном плане стояло обучение кротости и самоконтролю. Потом он как-то спросил меня, знаю ли я, почему мягкое и податливое крепче твёрдого и жесткого? Я тут же привел примеры из техники и из государственного строительства. Полученное у "серой плесени" образование в области теории систем позволяло. Субхар удивился, и удивляться ему пришлось ещё много раз. Я имел понятие и о контроле за мотивами своих поступков, и об отличии человека от животного, и о высшей математике, и о многом другом. Для остальных учеников это было откровением, они об этом раньше не думали.

На исходе второго месяца нас покинул самый старший из учеников. Один из правителей уговорил Субхара отдать ему одного из учеников в качестве управляющего провинцией. Субхар упирался и не отдавал, но потом, громко стеная, согласился. Мы, ученики, громко смеялись в глубинах наших душ. Все мы знали, что последнее время он натаскивал этого ученика в высшей математике и в теории управления.

У местных учителей, как оказалось, была очень неплохая теория управления, в которой очень хорошо были разработаны вопросы о том, почему нельзя создавать дополнительные бюрократические структуры в виде различных "помощников", о том, как теряется информация при прохождении по инстанциям, а также и о том, как выявлять и избавляться от бестолковых начальников. Для не очень сложных местных структур этого было более чем достаточно.

Меня Субхар держал для какого-то особого дела. Я его удивил, и удивил очень сильно. Он задумал великую интригу на моей основе, но мне о ней ничего не говорил. Все эти три месяца мы метались между тремя королевствами, стараясь предотвратить войну между первым и вторым и организовывая войну между первым и третьим. Насколько я понял, учителя (Субхар был не одинок в своих стараниях) старались поддерживать статус-кво, сохраняя ситуацию такой, чтобы ни одно из государств не получило значительных преимуществ, позволяющих ему стать единовластной империей. Они не вмешивались в политику – они сами и были политикой. Расставляли везде своих людей, дирижировали движением капиталов, организовывали или прекращали беспорядки, изобретали на ходу новые понятия и технологии. Впрочем, в отношении технологий их политика стремилась к тому, чтобы ничего не менять. Они могли что-нибудь изменить в технологиях управления или пропаганды, но в технике и в земледелии они старались ничего не трогать.

Фиу всё это время веселился, как мог. Облаивал всех начальников и бродячих собак. Во время переходов (мы ехали на лошадях, а вещи везли на бричке) он ходил на охоту и каждое утро приволакивал какую-нибудь живность, чем каждый раз ставил меня в неловкое положение. Пищу этого мира я есть не мог, и приходилось каждый раз её незаметно выбрасывать или притворяться вегетарианцем. Остальные ученики только диву давались, глядя на такую "умную" собаку. Особенно их удивляла его способность выводить точную мелодию молитв, когда он подвывал нам по утрам и вечерам. Никто из них не догадывался, что он их терпеть не может и что этот вой – это вопль души.

– Вы должны везде и во всем докапываться до сути происходящего, задавать себе вопросы и искать ответы, – продолжал свою лекцию Субхар, – вы можете понять простого человека, живущего в сказке, он не может понять вас. Мы могли бы быть сильными и твёрдыми, бороться с их заблуждениями, осмеивать примитивность их сказок и провозглашать свою истину, но это тот случай, когда сильное и твёрдое слабее мягкого и гибкого. Мы не смеемся над их сказкой, мы стараемся их понять, а поняв, стараемся через вопросы навести их на наше понимание истины. Начни мы ломать их силой, мы получим только драку и никакого полезного результата. Действуя из их сказки, мы остаёмся любимы ими. Ваше понимание должно быть любовным пониманием, вы должны стать ими и понять их мечту. Понимание бывает только любовным, а другого, надо сказать, и не бывает.

– Мало того, если вам даже и удастся создать абсолютно правильное и точное учение добра и зла, изложенное самыми ясными формулировками, вы не сможете донести его до простых людей. Оно в них не поместится. До тех пор, пока человек живёт в своих страхах и удовольствиях, он будет использовать любое учение только для того, чтобы оправдать свои страхи и удовольствия, и вы ничего не сможете сделать с этим. Они просто не захотят понимать ваши объяснения.

– Да, учитель, – ответили мы.

– Ну, вот, хоть один умный человек Волду объяснил, почему он зря время тратил на свою книгу, – восторженно завопил Фиу в наушниках моего коммуникатора, – говорил я, что надо было только драться и по бабам бегать.

– Волдар (так меня звали на этой планете), пожалуйста, перечисли мне ещё раз, почему люди интересуются религией? Мне понравилось в прошлый раз то, как ты сказал.

Я перечислил.

– Вот! Страх смерти – но зачем бояться того, о чём вы не знаете? Зачем бояться смерти, если с ней приходит прекращение боли? Если после смерти есть жизнь, то зачем бояться Создателя, когда он благ? Но люди боятся. Боятся так, что готовы на что угодно, лишь бы уйти от этого страха. Вы не должны бегать от этого страха. Вы должны изучать его. Вы не можете бояться чего-то, чего в вас нет. Все ваши страхи – это память о накопленных с детства болях и обидах. Вы должны изучить каждый из них, и тогда у вас не будет больше страхов, а будут только осознанные опасения или понимание того, что то, чего вы боялись, не стоит того, чтобы его бояться. И так во всем. Некоторые люди приходят в религию для того, чтобы заставить других быть хорошими. Некоторые люди приходят в религию для того, чтобы втайне считать себя лучше других. Последствия их деятельности, как правило, весьма разрушительны. Вы должны изучить каждый свой страх и каждую свою мечту, иначе вы можете попасть в одну из таких ловушек, примеры которых я вам привел. Тело человека – это не только руки и ноги. Это ещё и то, что заставляет вас искать женской ласки, признания соседей, или первенства среди сильных. Это всё пустое и томление плоти, вы всегда должны осознавать, что является окончательной целью вашей деятельности, так, чтобы телесные побуждения или заносчивая гордость не могли диктовать вам свои желания. Не отрицайте желания плоти, ибо Создатель дал вам их, чтобы вы могли жить, но и не позволяйте им брать верх так, чтобы они могли привести к печальным последствиям…

137
{"b":"133581","o":1}