ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сидящее на первой парте существо с овечьей мордой заметно заёрзало.

– Мы не едим разумных существ, – успокоил я его.

– Да, но ты же сказал, что коровы и лошади понимают команды, – просигналил мне жестами вопрос кентавр с задней парты.

– Они не понимают речь, они понимают только… символы.

– А чем тогда мы отличаемся?

Этот вопрос поставил меня в тупик. И как на него ответить? Чем мы, правда, отличаемся? У сторожа в моем детском саду была собака, овчарка, так она прекрасно понимала много слов, и "свои", и "нельзя", и "перестань облизывать ребенка". А это, между прочим, абстрактные понятия. Чем человек отличается от животного? Простой вопрос, а почему я не могу дать на него такой же простой ответ? Вроде всё понятно, а слова не подобрать. Надо будет подумать об этом сегодня вечером. Сяду и додумаюсь! Терпеть не могу, когда невозможно выразить словами такие простые и понятные вещи!

– Ну, вы умные, а они нет.

– А кто же будет решать, кто достаточно умён, а кто нет? – спросил овцемордый с передней парты, – у меня в подчинении была рота, так половине из них прикажешь одно, а они делают совсем другое.

Когда коммуникатор вывел перевод на доску, весь класс начал выражать чувства. Кто хрюкал, кто менял цвет, а кто трясся. Просто практическая работа на тему "изъявление чувств инопланетниками". Очевидно, указанная проблема была знакома всем разумным расам.

"Издевается", – подумал я об овцемордом и перешел к описанию дикой природы.

– Это львы, тигры, волки и леопарды, они очень ловкие и быстрые. Они едят всех крупных животных, в том числе копытных и овец, – сказал я и посмотрел на умника с овечьей мордашкой, – а иногда нападают и на людей. А это слоны, жирафы, буйволы, олени и другие копытные, а вот это разные грызуны. Они никого не едят, только растения, но крупные животные могут человека затоптать или забодать. Рядом с животными девочки изобразили для масштаба фигуру человека. Инопланетный народ сравнил размеры животных со своими и проникся к природе Земли должным уважением.

– Как же вы там живете? – ужаснулся инопланетник со второй парты, небольшое существо в виде белки – летяги, – наверно, страшно выходить из гнезда, когда под ним ждут тигры и коровы? Наверно, вы всю жизнь на деревьях проводите?

– Да, в некотором роде, деревья эти "небоскребы" называются, некоторые люди из них никогда не выходят, я вам о них потом расскажу. Не думайте так, будто у нас везде хищники, я их за всю жизнь ни разу не видел, а коровы у нас мирные, они даже по деревням без присмотра ходят и совершенно безопасны.

Инопланетный народ представил себе стадо коров и моим словам о безопасности явно не поверил.

Я перешел к плакату, изображавшему мужчину и женщину. В качестве мужчины красовалась моя фотография, причём с разрезанным животом.

– Вот это наш вид, Homo sapiens. Это руки, ноги. Это глаза, мы ими смотрим. Уши… Нос… Это рот, мы им говорим и едим.

– А почему такой маленький? Ты говорил, что ешь коров, а корова туда не поместится? – снова подала голос летяга.

Как можно такого не понимать? Неужели она никогда не видела, как кто-нибудь что-нибудь откусывает?

– Я не целиком заглатываю, я по кусочкам откусываю. У меня для этого во рту специальное устройство есть, называется "зубы", – и я продемонстрировал означенное устройство. Лучше бы я этого не делал.

Половина класса охнула, представив себя на месте убегающей коровы, от которой я на ходу откусываю куски. Меня начала раздражать их тупость.

– Повторяю ещё раз, – рявкнул я, – я ничего не откусываю от своих друзей, коллег и вообще ни от кого, кроме животных, предназначенных в пищу! И только в количествах, необходимых для удовлетворения голода!

– Нашли чего пугаться! – решило заступиться за меня существо с крокодильей мордой, сидевшее сразу за овцемордым, – посмотрите на мои зубы! И я тоже просто так ни на кого не кидаюсь! – и оно обнажило свои зубы. Два ряда прекрасных акульих зубов числом не менее сотни в каждом теснились у него во рту. Эти огромные, острые зубы просто зачаровывали своим кровожадным видом. Тут даже мне стало страшно. На несколько секунд воцарилось общее молчание. Пришлось мысленно дать себе пинка и напомнить, что я всю жизнь прожил рядом с зубастыми товарищами, и никто из них меня не кусал.

– А как живет корова после того, как ты ей откусишь, например, ногу? – раздался очередной вопрос.

– Она не живет. Мы собираемся вместе, разрезаем её на куски и съедаем. Как может быть иначе?

– Что, и голову? – поразилась летяга, – Так вы что, совсем прекращаете их жизнь? Какой ужас! Мы тоже ловим животных, но мы просто высасываем запас питательных веществ, а потом отпускаем их пастись дольше.

Мой ответ был развернутым и красноречивым.

– Э-м-мы, – промычал я, не в силах изобрести что-нибудь связное. Что сказать существам, которые даже не знакомы с понятием убийства? Интересно, что они скажут, когда дело дойдет до огневой подготовки?

– А как же без того, чтобы не отгрызть противнику голову? – удивился крокодилоголовый, – Никакого ощущения остроты жизни?

Овцемордый встал и молча пересел от нас подальше.

Ища спасения из неловкой ситуации, я посмотрел на план занятия. Следующим пунктом значилось "о размножении".

– Э-э, а вот этот агрегат предназначен для размножения. Когда я вставляю его женщине, по нему проходят клетки, которые потом вырастают внутри женщины в жизнеспособное существо. Когда оно достигает размеров примерно в мой локоть, оно выходит оттуда.

Теперь уже потрясённо молчал весь класс. Мне на секунду показалось, что вокруг меня образовался круг отчуждения. Сквозь гробовое молчание прорезался тоненький голосочек, который коммуникатор перевёл таким же тоненьким голоском:

– А у вас ещё есть другие существа, которые так размножаются?

– Да, почти все, только у птиц и других простых животных рождается не живое существо, а яйца, которые они потом греют своим телом или закапывают в горячий песок. По прошествии некоторого времени из них выходят маленькие живые существа. Эти яйца мы, кстати, тоже едим.

– А женщина после этого умирает? – этот вопрос задали одновременно несколько курсантов.

– Очень редко.

– Что-то этот агрегат маловат для такого дела, – выразило сомнение небольшое, сантиметров 70, существо с первой парты.

Я оскорбился. Мое оскорбление имело тем больше оснований, что на рисунке был изображен я.

– И ничуть не маловат! Это он в сложенном состоянии. При использовании он становится вот таким, – я изобразил руками размер, – а у некоторых рекордсменов он бывает до сорока сантиметров, вот такой.

Малорослые существа с передних парт замолчали ещё более потрясенно. В левом наушнике раздался глухой стук. Это в гермобоксе офицер косморазведки почему-то свалился со стула.

– А у вас период размножения весь год или часть года?

– Всё время.

– А у вас нет таких существ, которые живут всю жизнь в чужом теле? – прервал молчание чей-то вопрос текстовым сообщением.

– Ну, в общем есть… Бывают микробы и вирусы, а бывают глисты и паразиты… Против них применяют разные лекарства. А ещё, – тут ко мне пришло вдохновение, и меня понесло, – а ещё бывают такие мухи, оводы, они высаживают в тело свои личинки, и те там живут, а потом выходят наружу и превращаются в новых оводов, а ещё бывают комары и слепни, они маленькие, но налетают большими группами и пьют кровь, а ещё в южных странах бывают такие жучки, они залезают в носоглотку и выедают её полностью, а ещё там бывают летучие мыши – вампиры, которые могут пить кровь, а вы и не заметите этого.

Молчание в классе стало ещё глубже, хотя, казалось бы, глубже уже было некуда. В левом наушнике раздался всхлип. Я посмотрел на офицера за бронестеклом. Тот, хихикая, опять сползал со стула на пол. Похоже на то, что я войду в легенды.

– А ты не будешь в нас этот агрегат втыкать? – спросил крокодилообразный. Я почувствовал неладное.

– Пожалуйста, вы, прочитайте мне ваши записи, – попросил я ближайшего курсанта. Краткий смысл того, что он записал, сводился к тому, что на Земле жить невозможно, поскольку там всё время идут дожди, ураганы и засухи, там толпами летают комары с вампирами и выпивают всю кровь (приписка – ходить только в скафандре), люди там сидят на деревьях, которые называются небоскребы, и боятся сойти, так как под деревьями бродят голодные коровы с тиграми для того, чтобы загрызть людей. Впрочем, люди всё же самые страшные животные, поскольку они ловят животных и съедают, а кого не съедают, в того подсаживают свой зародыш, который потом выходит и иногда даже убивает носителя. Особо было отмечено, что чаще всего такой жертвой оказывается другой разумный вид, чуть пониже и послабее человека, и без агрегата размножения.

16
{"b":"133581","o":1}