ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На этой планете только один народ поддерживался таким образом. Остальные народы иногда пытались воевать против "нашего" народа, но когда в разгар сражения в небе появлялся кто-нибудь из наших, в огненном сиянии, на глайдере, замаскированном под местную колесницу, и протягивал в сторону противника огненный меч, противник, как правило, обращался в бегство. Что было и неудивительно, поскольку в рядах противника начинали вспухать разрывы от излучателей. Правда, успех в войнах обеспечивался в основном благодаря тому, что наши подопечные всегда знали, что делает противник. Об этом генералам нашептывали походные алтари.

Как-то раз в разговоре с командующим миссией падхашей Урсулой я высказал сомнение в том, не слишком ли мы цинично используем местные верования. Падхаша согласился со мной в том, что это, конечно, нехорошо, но должен же кто-то руду добывать (добытую руду два раза в месяц забирал транспортный корабль).

– А так мы имеем свою руду, а они имеют своего бога и смысл в жизни. Возможно, это более важно для них, чем для нас. Вера, которая подтверждается – это много.

– Да, но так они совсем не думают о своём смысле и образе жизни, – возразил я.

– А они и так, и так не будут о нём думать. Посмотри на другие народы на этой планете – скачут себе на своих конях, дерутся, и никаких сомнений не знают. А потом, мы потому и пасём только один народ, чтобы другие могли расти. И вообще, это ваше, серой плесени, дело, думать об этом. А я простой солдат.

Ухаживать за ребенком оказалось совсем не то, что обслуживать корабль. Его постоянно надо было кормить, мыть от какашек, осматривать на предмет опрелостей, а когда он подрос, и вытаскивать из разных передряг. Больше всего давило на психику то, что нельзя было ни на секунду ослабить внимание, а малейшее отложенное дело приводило впоследствии только к ещё большему переутомлению. Свою лепту в этот хаос вносили и взрослые. Грумгор норовил дать ребёнку поиграть боевой гранатой, Фиу учил отбивать палку да так, что отбитыми оказывались руки, Птитр, играя, подкидывал ребенка так, что тот стукался о потолок. Если бы не я, они бы его взорвали, утопили и разбили раз десять. И это разумные существа? И как они только своих детей растят? Я бы предпочёл обслуживать десять кораблей.

Корабли не надо уговаривать принять топливо и ловить, чтобы отремонтировать. И, наконец, за ними не надо всё время смотреть, чтобы они не наелись грязи, не совали руки в электроразъемы, не лезли на высокие скалы, не открывали двери в вакууме и не пытались вытащить чеку из светошумовой гранаты дяди Грумгора. Впрочем, за Аисом тоже надо смотреть. Он тоже норовит залезть, куда не надо, и откопать то, что не просят. Но в этом случае я хотя бы могу видеть происходящее его глазами, и вовремя наставлять Аиса на путь истинный. И потом, Аис не совсем обычный корабль.

Через три месяца после нашего прибытия на планету ступила и Сладкая Конфетка с ребенком. Богиня решила, что рядом со мной им будет веселее, к тому же я, некоторым боком, прихожусь ребенку отцом. Свита Конфетки об этом не знает, иногда они спорят, на кого из них больше похож ребёнок. Илиарсия назвала ребенка "Одином", что в переводе с их языка означает "первый". Оптимистка эта Илиарсия. Настоящее имя ребёнок получит в шестнадцать лет. Он действительно заметно отличается от других людей их вида. Конфетка светло – золотистая, можно сказать, блондинка, её ребята серой или коричневой масти. Один прозрачно – голубого цвета и, как говорит Вас, намного крупнее обычного ребенка. Они о подобном до этого слышали только в сказках и считали их обманом. Прозрачно – голубым людям приписывают множество волшебных способностей. Вся свита Конфетки над ребёнком не дышит. Они чувствуют себя так, будто в сказку попали.

Хорошо ещё, что планета оказалась тёплой, и мы не имели никаких обычных проблем с пеленками. Ребёнка клали на местные водоросли поверх песка, а затем их просто выкидывали и заменяли новыми. Наша база располагалась в труднодоступных горах, около озера в кратере потухшего вулкана. В водорослях недостатка не было. Конфетка поначалу пыталась использовать пелёнки, ради которых специальная экспедиция ходила в её мир (в нём есть телепорт), но вскоре, глядя на здорового Иллиана, расслабилась и тоже перешла на водоросли.

За те годы, пока Иллиан рос, я так сильно недоспал, что желание лечь и поспать стало моим седьмым чувством. Как раньше люди на Земле жили, когда у всех было по много детей? Не представляю. Конфетке проще, у неё дюжина нянек, и все способны исполнить каждое её повеление буквально. Моим, даже если написать, то они всё равно всё сделают по-своему или забудут прочитать.

Иллиан с Одином росли веселыми и ласковыми детьми. Трудно ожидать иного при таком количестве дядек и тётек, которые носятся с ними, как с любимыми игрушками. Одна только Бий У поначалу отказалась было с ними нянчиться. Заявила, что она честная охотница, и что с детьми должны сидеть мужчины. У их народа охотятся только такие, как она, дамы, а мужчины сидят около кормилицы, думают о мировых проблемах, делают для охотниц инструменты, разрабатывают теорию охоты и присматривают за детьми. Охотницы считают ниже своего достоинства заниматься такими делами. Впрочем, стоило Иллиану немного подрасти и начать говорить, как она принялась играть с ним не хуже, чем все остальные. Когда Иллиан решил поиграть с нами в прятки в естественных гротах вулканического происхождения, она переполошилась больше всех. Нашли его тогда, кстати, только благодаря Суйу, собаке Грумгора. Ох, разбалуют они его.

Суйу уже разбаловали. Сколько её ни дрессировали, всё равно она норовит вылизать нас при всяком удобном случае. А у Иллиана, между прочим, после каждого такого вылизывания по месяцу со щёк сыпь не сходит. К Одину собаку не подпускают, его дядьки зорко стоят на страже, иногда только дают погладить в их руках.

Один я отношусь к Иллиану со строгостью, заставляю спать после обеда, а также учить языки и буквы. Бедолаге приходится учить сразу три языка: язык его народа, интерлингву и земной всеобщий. Земному я учу его так, на всякий случай. Конфетка тоже учит своего двум языкам. Бедные дети, в голове у них такая каша! А они ещё и учат друг друга своим языкам, земному и языку Конфетки. В болтовне они используют слова из всех пяти языков.

Иллиан называет меня "папа". Я каждый раз при этом вздрагиваю. Не может быть, чтобы настолько чужое существо было моим ребенком. Но, тем не менее, он мой ребенок. Это так восхитительно! Он радуется каждый раз, когда меня видит, и я радуюсь ему. О чем бы я не думал, мысли постепенно сворачивают на то, как бы сделать из этого забаву для ребенка. Слава всем богам, Иллиан не видит, как я вздрагиваю. Раньше таких существ, как он или Один, я мог представить только в качестве инопланетных захватчиков. Теперь я делаю для них игрушки и пускаю мыльные пузыри. Когда мы пускаем пузыри, они ловят их руками и верещат от восторга. Что объединяет разумных существ? Наверное, способность радоваться.

Один, впрочем, тоже иногда меня называет "папой", но он так называет всех своих дядек, а иногда даже и Грумгора с Птитром.

Богиня оставила нас в покое только на три года. Через три года её штаб о нас вспомнил и послал на очередное задание и мою группу, и группу Илиарсии. Впрочем, следующее задание ненамного отличалось от предыдущего. Мы точно так же дурачили местных, только если на предыдущей планете мы изображали хороших богов, то на этой мы изображали злобных инопланетных агрессоров. Мы заставляли местных работать на золотых рудниках, где золото добывалось промышленным способом. У этой планеты были большие проблемы с потерей атмосферы и слишком сильным космическим излучением. Для решения этих проблем мы и распыляли в атмосфере измельченное до пылинок золото. Оно должно было отразить часть излучения и приостановить потерю атмосферы. Местным мы говорили, что увозим золото в свой мир.

Постигатели Истины надеялись, что доведенные до отчаяния ужасными бытовыми условиями, а также массовым воровством золота с их планеты рабы на руднике поднимут восстание, после чего мы "испуганно" убежим, а бывшие рабы создадут на этом месте новое государство. По этой причине нам разрешалось показывать рабам только холодное оружие. С этим же прицелом рабов усиленно накачивали знаниями по горной технике, механике, физике, материаловедению и основам самоуправления. У этих рабов был даже свой выборный президент для решения мелких внутренних конфликтов. А ещё их активно лупили, наказывая за малейшую провинность.

99
{"b":"133581","o":1}