ЛитМир - Электронная Библиотека

Знаменский. И «караул» не кричали.

Маслова. Никто не режет, не душит... А катишься и катишься до самого дна... Ночью чего только не передумаешь, а придешь утром на работу — все, как у людей: совещание об увеличении выпуска тортов... планерка... в интересах потребителя... наш покупатель... Экономить сырье, бороться с ненормированными потерями... Ваши соображения, товарищ Маслова... Иной раз просто не поймешь, на каком ты свете: всё вроде боремся за правильные лозунги... во главе с товарищем Кудряшовым...

Знаменский. Было еще одно заявление?

Маслова (горько усмехаясь). Последняя попытка. Как Кудряшов со мной поговорил в открытую, так я в рев и — заявление. А он плевал: ты, говорит, давно по уши... молчи и не рыпайся, а то я тебе устрою!

Долгаяпауза. Знаменский рассеянно просматривает протокол очной ставки, думая о своем. Потом поднимает глаза на Маслову, в последний раз что-то прикидывая.

Знаменский. Ирина Сергеевна, подследственного не обязательно держать в заключении до суда. И я думаю...

Маслова (прижимает руки к груди, боясь поверить). Господи, неужели это возможно?!

Знаменский. В принципе да.

Маслова (в слезах). Пожить дома... с Колей, с детьми... Наглядеться... 

Сцена вторая

Кабинет полковника Вадима Александровича Скопина. Это статный, по-военному подтянутый человек, с умным, волевым лицом. Педантичная чистота, порядок. Книги на полках и в шкафах. Скопин просматривает материалы дела в присутствии Знаменского и Токарева. Токарев одного примерно возраста со Знаменским; человек суховатый и обычно немногословный.

Скопин. Ревизорам скажете, чтобы без всяких разговоров делали обратный обсчет за весь год и по всему производству. Пусть не ленятся. (Захлопывает том.) У вас что-то еще?

Знаменский. Да, Вадим Александрович.

Скопин (взглядывая на часы). Тогда быстро. Через двадцать пять минут ко мне пожалует делегация польской милиции. (Добродушно.) Кстати, Пал Палыч, я уже намекал вам, что ношение наград является обязательным... Так какие проблемы?

Знаменский (кладя перед Скопиным исписанный лист). Вот справка по делу Масловой. Я думаю, можно пока изменить меру пресечения.

Токарев молчит, но с явно неодобрительным видом. Скопин переводит глаза с одного на другого, чувствуя, что между ними нет согласия.

Скопин. Теоретически я «за». Держать обвиняемого под стражей до суда — крайняя мера. Посмотрим, что на практике... (Листает записку.) В свое время арест был необходим?

Знаменский. И необходим и обоснован.

Скопин. Что же изменилось?

Знаменский (чуть заметно волнуясь). Маслова сразу рассказала все. И с полной откровенностью. Если я хоть что-то понимаю в людях, то она искренне раскаивается... Деньги, как вы помните, выдала добровольно.

Скопин. Ее эпизоды отработаны?

Знаменский. Остались кое-какие мелочи. Теперь мы выясняем, как сбывалась «левая» продукция. Масловой это не касается. Зачем ей пока сидеть? Тем более сердце неважное, часто прихватывает. Деться ей некуда. Помешать следствию не может ничем.

Токарев (очень вежливо, но решительно). Разрешите, товарищ полковник?

Скопин. Да?

Токарев. Лично я — против. Потому, собственно, и пришли вместе.

Скопин (с интересом). Ваши возражения?

Токарев. Видите ли, товарищ полковник, Маслова — не какая-то заштатная фигура в деле. Без нее хищения в «Ангаре» не имели бы половины того размаха. Расхититель ведь не карманник: украл и убежал. Тут воруют, сидя на месте.

Скопин (улыбается, снова взглядывает на часы). Михаил Константинович, обойдемся без прописных истин.

Токарев (упрямо). Разрешите, закончу мысль. Расхитителю бежать некуда. Значит, надо воровать так, чтобы воруемое как бы не уменьшалось. Согласны, что это — главное условие?

Скопин. Ну?

Токарев. Вот это главное и обеспечивала в «Ангаре» Маслова. Вагон изобретательности! (Неприязненно.) Ее там прозвали «наш Эдисон». Маленький пример. Она разработала рецептуру фирменных булочек, на которые шло все то же самое, что на пирожные. А разница в цене, сами понимаете, немалая. Со склада продукты выписывали на булочки, отчитывались выручкой за булочки, а выпускали пирожные.

Скопин (косясь на Знаменского). Прибыльно...

Токарев. Вообще дело «Ангары» дает большой материал. Надо бы сесть со специалистами и крепко подумать, как закрыть жуликам лазейки. Ведь можно что-то изобрести!

Скопин (задумчиво). Изобрести что-нибудь, кроме и лучше честности, вряд ли удастся. Может, к сожалению, а может, и к счастью... (Знаменскому.) Однако Михаил Константинович набросал выразительный портрет вашей подследственной.

Знаменский (твердо). Я остаюсь при своем мнении. У нее двое детей, Вадим Александрович, а муж... Словом, он уже осведомлялся, при каком сроке заключения свободно дают развод...

Скопин. Они не ладили?

Знаменский. Да нет, по-своему он очень к ней привязан. Но трясется за свою репутацию. Карьера — прежде всего! Если Маслова проживет дома несколько месяцев, может быть, все уладится, потом в колонии он будет ее навещать. Сохранится семья, ей будет куда вернуться. А так...

Токарев (бормоча сердито). У нас не благотворительная организация.

Скопин. Тоже верно...

Секунду-другую он барабанит пальцами по столу, затем встает. Знаменский и Токарев тоже поспешно поднимаются.

Скопин. Я за то, чтобы следователь мог свободно принимать решения по делу. Кроме неправильных, разумеется... (Знаменскому.) Готовьте документы на освобождение Масловой. Засим желаю здравствовать.

Обоим пожимает руки. Знаменский и Токарев забирают тома дела и выходят в коридор. 

Сцена третья 

Знаменский и Токарев идут по зданию УВД на Петровке, разговаривая на ходу и здороваясь со знакомыми сотрудниками.

1-йсотрудник (приостанавливаясь). Привет! Со ЗнаТоКов причитается.

Знаменский. В честь чего?

1-йсотрудник. Томину присвоили майора. Только что приказ пришел.

Знаменский. Майор Томин. Звучит!

Токарев. А Шурик гуляет по Киеву и не знает, какой тут сюрприз! Скоро он вернется?

1-йсотрудник. Командировка у него до пятницы.

Расходятся.

Знаменский. Не зайдешь ко мне, Михаил Константинович? Попробую убедить тебя относительно Масловой.

Токарев. Пал Палыч, меня впечатляют цифры. А всякие переживания — ни-ни.

Знаменский (лукаво). Работаю я с тобой, Миша, не первый раз, и знаешь, какая возникает версия? Не такой уж ты сухарь, каким хочешь казаться.

Токарев (усмехаясь). Всякая версия, Пал Палыч, требует фактов.

1-йсотрудник (мимоходом). Приветствую, приветствую... (Знаменскому.) Тебя какой-то красавчик ждет, нервничает.

Знаменский. Кто бы это?

Поворачивают за угол и видят, что перед дверью кабинета Знаменского топчется Маслов.

Маслов (делая движение навстречу). Здравствуйте, Пал Палыч! (Токареву.) Здравствуйте.

Знаменский (официально). Добрый день. Но я просил вас к четырем часам.

Маслов. В четыре у меня важное совещание. (Понижая голос.) Я же не могу сказать, что... Вы понимаете? А сейчас обеденный перерыв. Взял такси — и к вам. Может быть, примете?

4
{"b":"133585","o":1}