ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Слоистый песок

Жила некогда женщина, оставившая религию, в которой была воспитана. Она покинула также ряды атеистов и обратилась к другой религии. Затем она поверила в истинность ещё одной.

Каждый раз, меняя свою веру, она воображала, что уже нечто приобрела, но этого ещё не достаточно. И каждый раз, когда она вступала в новый круг, её радушно принимали, её вступление рассматривалось как что-то хорошее и как признак её разумности и просвещённости.

Тем не менее её внутреннее состояние представляло собой неразбериху. В конце концов она услышала об одном прославленном учителе и отправилась к нему. После того как он выслушал её утверждения и идеи, он сказал; «Возвращайтесь домой. Своё решение я пришлю вам в письме».

Вскоре после этого женщина встретила у дверей своего дома ученика шейха. В руках у него был посылка от Мастера. Она вскрыла её и увидела там стеклянную бутылку, наполовину заполненную тремя плотными слоями песка — чёрного, красного и белого, прижатого сверху комком ваты. На пакете было написано: «Выньте вату и потрясите бутылку, чтобы увидеть, чему вы подобны».

Она вытащила вату и встряхнула песок в бутылке. Разноцветные песчинки смешались, и всё, что у неё осталось — это кучка сероватого песка.

Счастье в хвосте

Большой пёс, увидев щенка, гоняющегося за хвостом, спросил:

— Что ты так гоняешься за хвостом?

— Я изучил философию, — ответил щенок, — я решил проблемы мироздания, которые не решила ни одна собака до меня; я узнал, что лучшее для собаки — это счастье и что счастье моё — в хвосте; поэтому я гоняюсь за ним, а когда поймаю, он будет мой.

— Сынок, — сказал пёс, — я тоже интересовался мировыми проблемами и составил своё мнение об этом. Я тоже понял, что счастье прекрасно для собаки и что счастье моё — в хвосте, но я заметил, что куда бы я ни пошёл, что бы ни делал, он следует за мной: мне не нужно за ним гоняться.

Совет соседа

В одной деревне был работник, который заколол свою свинью; в таких случаях обычай велит посылать куски мяса, колбасы, печень всем соседям. Этот крестьянин, который уже много раз получал подарки подобного рода, решил, что если он будет следовать этому обычаю, то может остаться ни с чем. Посвятив в это одного соседа, он сказал:

— Я заколол свинью и если пошлю по куску всем, от кого раньше получал, — мне ничего не останется. Теперь я молю тебя, посоветуй, что мне делать?

На это его сосед ответил:

— На твоём месте я повесил бы свинью перед своим открытым окном на ночь, а на следующий день сказал бы всем, что её украли. Тогда тебе было бы простительно не делать подарков.

Крестьянин, очень обрадованный дружеским советом, возвратился домой и исполнил его на практике. А сосед его, давший этот дружеский совет, не пренебрёг неудобством тёмной ночи, снял свинью и отнёс домой. Как расстроился крестьянин, когда рано утром не нашёл свиньи! Он бранил соседское изобретение, от которого был в таком восхищении прошлым вечером. Он пошёл поделиться своим горем, и первым, кого он встретил, был его сосед-советчик, которому он и поведал о своём несчастье, крича:

— Сосед, что ты думаешь? Они украли мою свинью! — Так, так, — сказал сосед, — всё правильно, стой на этом. Расскажи эту историю всем, кого встретишь, и я не сомневаюсь, что все они поверят тебе.

Крестьянин стал протестовать и торжественно клялся, что это не шутка, что его свинья действительно пропала. Но чем сильнее он выражал своё горе и досаду, тем громче сосед восхищался:

— Всё правильно, всё правильно, мой друг. Стой на этом твёрдо, и тогда все простят тебе отсутствие подарков.

Привязанность, называемая привлекательностью

Усидчивый в учении и преданный своему делу искатель Истины прибыл однажды в теккию Бахауддина Накшбанди. В соответствии с обычаем он побывал на лекции и не задавал никаких вопросов. Когда Бахауд-дин, наконец, сказал ему: «Спроси меня о чём-нибудь», человек сказал: «Шах, прежде чем я пришёл к тебе, я изучал такую-то и такую-то философии под руководством таких-то и таких-то. Будучи привлечённым твоим авторитетом, я предпринял путешествие к твоей теккии. Услышав твои речи, я получил такое сильное впечатление от того, что ты говоришь, что хочу продолжать свою учёбу у тебя. Однако я настолько привязан к моим прежним учениям и учителям, что мне хотелось бы, чтобы ты или объяснил мне их связь с твоей практикой, или же заставил меня забыть о них, для того чтобы я мог продвигаться дальше с нераздельным вниманием».

Бахауддин ответил: «Я не могу сделать ни того, ни Другого. Единственное, что я могу сделать, так это информировать тебя о том, что один из вернейших признаков человеческого тщеславия — это быть привязанным к личности или к вере и воображать, что такая привязанность исходит из высокого источника. Если человек привязан к фрикаделькам, то он будет называть их Божественными в том случае, если кто-либо будет ему это позволять. При помощи этой информации ты можешь научиться мудрости. Без неё ты можешь научиться только привязанности и называть её „привлекательность“ или „милость“. Человек, которому нужна информация, всегда полагает, что ему нужна мудрость. Даже если он действительно является человеком информации, то будет считать, что следующей ему нужна мудрость. Если человек является человеком мудрости, только тогда он становится свободным от необходимости информации».

«Не заблуждайся!»

Однажды в Китае был большой праздник, на котором собралось много народа. Там был колодец без всякого ограждения, и в него упал человек. Он очень громко кричал, но праздник был такой большой, стоял такой шум, что никто его не слышал. В это время один бхикшу, буддийский монах, подошёл к колодцу — он хотел пить. Монах посмотрел вниз и обнаружил человека, который кричал, плакал и говорил: «Пожалей меня, спаси поскорее!»

А бхикшу в ответ: «Никто не может спасти кого-нибудь другого — это то, о чём говорил Будда: «Будь сам себе светом!» Никто не может никого спасти — это невозможно. Не жди этого! И более того, Будда сказал, что каждый человек должен пережить свою карму. Ты, должно быть, совершил какие-то грехи в прошлом и теперь должен страдать — так и страдай спокойно. И нечего кричать и поднимать столько шуму — крича и плача, ты нарабатываешь себе новую карму».

Человек сказал ему: «Сначала спаси меня, а затем я с удовольствием послушаю твою проповедь. Сейчас я просто не в состоянии слушать тебя!»

Но бхикша пошёл дальше, потому что Будда сказал: «Не вмешивайся в чужую карму».

Затем подошёл монах-конфуцианец. Он заглянул в колодец, и человек снова закричал: «Спаси меня! Я умираю, а никто, кажется, не слышит!» Монах ответил: «Конфуций был прав: он сказал, что каждый колодец должен быть окружён стеной. И не волнуйся, пожалуйста, мы создадим огромное движение! Мы изменим всё общество, мы заставим правительство сделать стену вокруг каждого колодца! Не беспокойся!»

Человек из колодца ответил: «Да к тому времени я уже концы отдам! И какая мне от этого польза, если я уже упал!»

Конфуцианец сказал: «Это не имеет большого значения, личность вообще не имеет большого значения. Личности приходят и уходят — весь вопрос только в обществе. Но ты можешь умереть, утешая себя тем, что больше такого ни с кем не повторится! О, Конфуций — это великий социальный реформатор!»

Затем к колодцу подошёл христианский миссионер. Он тоже заглянул в колодец — и ещё до того, как человек опять хоть что-то закричал, он открыл свою сумку, и там оказалось ведро с верёвкой, ибо христианский миссионер готов служить человеку ещё задолго до того, как тот что-либо произнёс, а тот и в самом деле уже устал и думал: «Всё, это мой конец; и это религиозные люди!» Христианский миссионер кинул ему верёвку с ведром и крикнул: «Лови! Я тебя вытащу!»

87
{"b":"133588","o":1}