ЛитМир - Электронная Библиотека

— Шерри! Любимая… — судорога пробежала по горлу Дарина, перехватила дыхание. — Ты где? Что они с тобой хотят сделать?

Сзади раздался шорох шин. Полицейская машина с выключенными фарами подкралась к стоянке. Из салона выбрался шериф. Лица было не разглядеть, но жетон блеснул в призрачном лунном свете.

— Где ты?! — заорал Дарин, ударяя себя по коленкам. — Где? Отвечайте! Немедленно!..

— Эй, парень, ты что, спятил? — шериф сделал шаг к Освальду. — А ну иди сюда.

Дарин метнулся, словно затравленная лань, перепрыгнул через живую ограду и, уворачиваясь от хлещущих в лицо веток, помчался по парку.

— О, черт! — шериф схватил с сидения машины фонарь и бросился вдогонку.

Дарин убежал недалеко. Луна, проступившая сквозь клочья облаков, осветила его фигурку, метавшуюся между стволами. Молдер замер в тени огромной липы с раздвоенной верхушкой. Прислонился к дереву, ощутив щекой тепло морщинистой коры.

— Зачем? Зачем вы меня не любите? Вам все равно, а мне-то как?

На поляну выбежал шериф. Луч фонаря высветил бледное лицо мальчишки с двумя огненными озерцами глаз. Дарин вскинул руки, словно пытаясь уцепиться за обрывки облаков.

— Ненавижу! — синее пламя окутало ближайшие деревья, взревел порванный воздух. Раздвоенная липа вспыхнула жарким факелом. Языки огня с гудением рванулись к небу. Молдер отскочил, спасаясь от горящих веток, посыпавшихся на землю.

Вторая молния ударила в шерифа. Голубая змейка стремительно прокатилась по траве и, словно распрямившаяся пружина, вонзилась в фонарь. Шериф упал, тело его задергалось. Полуседые волосы встали дыбом.

Молдер сдвинул предохранитель и направил пистолет на Дарина.

Тот лежал на земле. Фокс потер ослепленные глаза, подошел ближе. Липа догорала, роняя на мокрую траву последние искры. Молдер наклонился над Дарином. Напряженные мускулы на лице мальчика шевельнулись и расслабились. Грудь Освальда плавно вздымалась от дыхания. Молдер щелкнул наручниками, завязал Дарину глаза. Вытащил телефон, набрал номер.

— Служба спасения, — отозвался вежливый женский голос.

Психиатрические больницы очень похожи на тюрьмы. Высоченные кирпичные стены, двери без ручек, решетки на окнах. Наверное, это из-за того, что больница также предохраняет одних людей от общения с другими. Чтобы безумные идеи не убежали, не заразили своим безрассудством все общество.

— Его как-нибудь лечат? — Скалли заглянула в окошко.

— Нет. То есть ему делают уколы. Успокоительное. В таких дозах, что он просто не способен чего-либо хотеть. Но на всякий случай отсюда убрали электроприборы. Даже внутреннюю проводку убрали, все стены полностью изолированы, — Молдер почесал затылок. — Кто же знал, что так выйдет? Шериф остался жив просто чудом. А еще в чудеса не верил.

Дарин сидел на койке, чувствуя, как гнетет безделье. Надо бы что-то делать, вот только все время хочется спать…

— Санитар! — громко позвал он. Вбежал медик в развевающейся белой накидке.

— Принесите, пожалуйста, телевизор.

Санитар кивнул, и через полчаса крохотный телевизор был принесен. Дарин поставил его на пластмассовую тумбочку, лег на кровать. Экран замерцал, и вскоре изображение прояснилось. Обветренный капитан, стоя за штурвалом рыболовецкого судна, что-то бойко объяснял зрителям.

— Скучно… — тихо произнес Дарин. Телевизор мигнул, и на экране появился длинноволосый певец. Зажав под мышкой поломанную электрическую гитару, он яростно скакал по сцене.

— Чушь, — промолвил Освальд, глаза его закатились, и он заснул.

— Пойдем, — Молдер развернулся к Скалли. — Здесь мы сделали все, что могли.

Стук каблуков рассыпался по пустынному коридору.

Дарин Освальд спал, не включенный в сеть телевизор мирно светился.

Фредерик Сампсон возвращался домой. Голова, стянутая бинтом, мучительно ныла.

— Скорей бы домой, и спать… долго спать… — бормотал шериф. — Здорово меня этот щенок долбанул.

Он потряс рукой, пытаясь избавиться от ощущения, что по запястью бегают сотни муравьев. Голубая искра сорвалась с пальцев и с треском выстрелила в свитер. Сампсон поднял голову, вглядываясь в дорогу. Светофор на перекрестке вздрогнул, и, проскочив желтый, загорелся призывным зеленым светом. Шериф покачал головой и покрепче вцепился в руль. У горизонта бесшумно посверкивали зарницы. Коннервиль спал беспокойным утренним сном.

14
{"b":"13359","o":1}