ЛитМир - Электронная Библиотека

Позади себя он услышал урчание взбирающегося по склону холма автомобиля. Слава тебе господи! Ему надо во что бы то ни стало остановить эту машину! Он побежал через бетонную площадку к асфальтовой дороге. Он добежал до дороги и – похолодел. Из-за пригорка показался белый «Мерседес». Тот самый, который стоял, сверкая в лучах заходящего солнца, на другом холме. Лимузин Граффа.

«Мерседес» резко затормозил, взвизгнули шины. Дверь открылась, и из машины показался человек. Его легко было узнать при свете фар: охранник Граффа.

Охранник полез за пояс. Холкрофт замер. Охранник достал пистолет и стал целиться в него. Просто непостижимо! Этого не может быть!

Прогремел первый выстрел: он прорезал тишину, точно грохот внезапного землетрясения. За первым выстрелом прозвучал второй. В нескольких шагах от Ноэля взметнулся фонтанчик гравия. Он все еще не верил своим глазам и ушам, но инстинкт вывел его из оцепенения и приказал ему бежать, спасаться. Сейчас он погибнет! Его собирались убить на безлюдной туристической смотровой площадке над Рио-де-Жанейро. Да это же просто безумие!

Ноги не слушались его. Он с трудом заставил себя бежать к машине. Ноги болели – очень странное ощущение. Ночь потрясли еще два выстрела, и под ногами снова взметнулись фонтанчики каменного праха.

Он добежал до машины и упал на землю около раскрытой двери. Он потянулся пальцами к дверной ручке.

Еще выстрел – на этот раз просто оглушительный. И тотчас вслед за звуком выстрела раздался странный хлопок, за которым последовал громкий звон разбитого стекла. Выстрелом выбило лобовое стекло у его машины.

Делать нечего. Холкрофт распахнул дверь и забрался в машину. В совершеннейшей панике он повернул ключ зажигания.

Взревел мотор, он ударил ногой по акселератору. И дернул переключатель скоростей. Машина рванулась с места в темноту. Он крутанул баранку, машина резко повернула, едва не врезавшись в бетонную стенку. Инстинкт приказал включить фары. При свете фар он увидел идущую под уклон дорогу и помчался по ней.

Дорога петляла. Его резко бросало на виражах из стороны в сторону, он с трудом удерживал руль, машина шла юзом, шины визжали, сжимающие руль руки онемели от боли. Потом ладони вспотели, и руль стал выскальзывать из рук. В любую секунду он мог вылететь в кювет и перевернуться, в любую секунду он мог погибнуть в бензиновом пламени.

Он не помнил, как долго длился этот головокружительный спуск, как ему удалось найти шоссе, освещенное огнями, но он все же нашел его. Он вдруг увидел широкое полотно шоссе, которое бежало на запад и на восток, главное – на восток. Шоссе вело к городу!

Он ехал мимо дремучих лесов. По обе стороны асфальтовой ленты шоссе стеной вздымались высоченные деревья, похожие на ущелья глубокого каньона.

Навстречу ему промчались две машины. При виде их он едва не закричал от радости. Он уже ехал по городским предместьям. Расстояние между отдельными фонарными столбами теперь уменьшилось, и вдруг он увидел множество автомобилей, мчащихся в обоих направлениях. Он и не предполагал, что можно быть таким счастливым в потоке городского транспорта.

Он подъехал к светофору. Горел красный. Холкрофт опять возблагодарил судьбу за то, что тут стоял этот светофор, подаривший ему несколько секунд отдыха. Он полез в карман за сигаретами. О боже, как же хочется курить!

Слева от него притормозил автомобиль. Он взглянул на него и не поверил своим глазам. Рядом с шофером сидел человек – его он видел впервые в жизни, – который опустил стекло и направил на него пистолет. К стволу был прилажен толстый перфорированный цилиндр – глушитель! Неизвестный целился прямо в него.

Холкрофт отпрянул от окна, вжался в спинку сиденья и рванул переключатель скоростей. Прогремел выстрел, и позади него с грохотом и звоном разлетелось стекло. Машина дернулась с места и ворвалась на перекресток. Заголосили клаксоны, он едва не столкнулся с встречным автомобилем, в последнюю секунду вильнув в сторону.

Сигарета выпала у него из губ и прожгла дырку в сиденье.

Он понесся в город.

* * *

Телефонная трубка, потная, выскальзывала из руки.

– Вы меня слышите? – орал Ноэль.

– Мистер Холкрофт, пожалуйста, успокойтесь, – атташе американского посольства, судя по его голосу, явно ему не верил. – Мы сделаем все, что в наших силах. Вы изложили мне факты, и мы по дипломатическим каналам выясним, что случилось. Как можно скорее. Тем не менее уже восьмой час. В такое время вряд ли кого-то можно застать.

– Вряд ли кого-то можно застать? Может быть, вы меня не расслышали? Меня чуть не убили! Да вы только взгляните на мою машину! Она вся изрешечена пулями! Стекла выбиты!

– Мы пошлем сейчас к вам в отель нашего сотрудника, он займется автомобилем, – сказал атташе как ни в чем не бывало.

– Ключи у меня. Пусть он поднимется ко мне в номер, и я отдам ему ключи.

– Да, конечно. Оставайтесь в номере, мы вам перезвоним.

Атташе повесил трубку. Господи! У этого парня был такой голос, будто он беседовал с назойливым дядюшкой, мечтая поскорее закончить разговор и пойти доедать ужин.

Холкрофт был перепуган не на шутку. Его обуял такой страх, что он забыл обо всем на свете. И тем не менее, несмотря на поразившую его слабость, невзирая на одолевавший его страх, он вполне отдавал себе отчет, что с ним происходит нечто совершенно невообразимое и необъяснимое.

Где-то на дне его души тлел гнев, и он чувствовал, как этот гнев разгорается с каждым мгновением. Он пытался подавить в себе этот гнев, он боялся его, но ничего не мог поделать. Он подвергся нападению и теперь жаждал отомстить своим обидчикам.

Он хотел отомстить и Граффу тоже. Он хотел назвать его тем именем, которого он заслуживал: монстром, лжецом, вором… нацистом.

Зазвонил телефон. Ноэль буквально взвился, словно это был сигнал тревоги, возвещавший начало новой атаки.

Он схватил себя за запястье, чтобы унять дрожь в руке, и быстро подошел к тумбочке у кровати.

– Сеньор Холкрофт?

Это был не атташе американского посольства. Человек говорил с латиноамериканским акцентом.

– Что вам надо?

– Мне надо с вами поговорить. Это очень важно, и я хочу поговорить с вами немедленно.

– Кто вы?

– Меня зовут Карарра. Я нахожусь в вестибюле вашего отеля.

– Карарра? Мне вчера звонила женщина по фамилии Карарра.

– Это моя сестра. Сейчас она со мной. Нам обоим надо срочно с вами поговорить. Можно нам подняться к вам в номер?

– Нет! Я никого не принимаю! – Звуки выстрелов, фонтанчики бетонной крошки и гравия – все эти воспоминания были еще живы в его мозгу. Больше он не будет одинокой мишенью.

– Сеньор! Нам надо поговорить – непременно!

– Нет, я уже сказал. Оставьте меня в покое, или я вызову полицию.

– Полиция вам не поможет. Мы можем помочь. Мы хотим помочь вам. Вам нужна информация о фон Тибольтах. У нас есть такая информация.

У Ноэля перехватило дыхание. Он уставился на телефонную трубку. Это была ловушка. Его собеседник пытался завлечь его в ловушку. Но если так, то почему он даже не скрывает этого?

– Кто вас подослал? Кто приказал вам позвонить мне? Графф?

– Морис Графф не разговаривает с людьми вроде нас. Моя сестра и я вызываем у него только омерзение.

«Tы мне омерзителен!» «У Граффа все окружающие его люди вызывают омерзение», – подумал Холкрофт. Он глубоко вздохнул и постарался говорить спокойнее:

– Я спросил, кто вас сюда прислал. Откуда вам известно, что меня интересует семья фон Тибольтов?

– У нас есть друзья в министерстве иммиграции. Мелкие клерки, незаметные люди. Но они слушают, они наблюдают. Вы все поймете, когда мы поговорим, – бразилец говорит так настойчиво, сбивчиво, торопливо – нет, это вряд ли похоже на заученную речь. – Пожалуйста, сеньор, вам надо встретиться с нами. У нас есть информация, которая вам необходима. Мы хотим вам помочь. Помогая вам, мы помогаем другим.

Ноэль стал лихорадочно соображать. В вестибюле отеля «Порту Алегре» всегда полно народу, а ведь – как это говорится – чем больше народу, тем безопаснее. Если Карарре и его сестре и впрямь что-то известно о фон Тибольтах, ему надо с ними встретиться. Но не с глазу на глаз, не в одиночку. И он решился:

25
{"b":"133599","o":1}