ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

Четверо террористов в наручниках то и дело посматривали на полицейского, которому было поручено доставить арестантов в целости и сохранности в военную прокуратуру гарнизона для проведения следственного эксперимента. В камере была гробовая тишина, когда Амалю Бахруди и еще троим арестантам скомандовали «на выход».

Азрак сидел на правой стороне кузова полицейского фургона вместе с пожилым арабом, напротив сидел Кендрик с молоденьким парнишкой с заячьей губой.

Машину подбрасывало на ухабах, дребезжала железная дверь, полицейский охранник старался сохранять равновесие. Левой рукой он держался за поперечную планку на крыше кузова, в правой у него был автоматический пистолет 10-го калибра системы Макарова, поддерживаемый верхней плечевой портупеей, на поясе болталось кольцо с ключами от наручников. Каждый думал о своем.

«Вы безумец, понимаете ли вы это?» – «Доктор, у нас нет выбора! Вот этот человек – Азрак. Его кличка – Синий». – «Да вы что? Это не он! Азрака показывали по телевизору. У него борода и волосы до плеч». – «Он сбрил бороду и подстригся». – «А вы кто? Амаль Бахруди?» – «Сейчас да». – «Если этот молодой человек – Азрак, то вы не Бахруди. Его арестовали всего пять часов назад на базаре в квартале Вальят. Куролесили там с дружком. При задержании его приятель взял и перерезал себе глотку полицейским ножом». – «Я там был, Фейсал. Я его узнал. Это Азрак – брат Зайи Ятим. А что сказал Ахмат?» – «Велел выполнять ваши пожелания и попросил вас подождать немного. Султан вызвал двоих полицейских, которым он полностью доверяет». – «Наверняка они сопровождали меня в тот раз, когда арестовали Азрака». – «Может быть… Один из них сядет за руль полицейского фургона, второй останется в кузове». – «Отлично. Вместе со мной и Азраком поедут еще двое заключенных. Вот этот, с заячьей губой. Ему всего шестнадцать. И вот этот, пожилой. Он – правая рука Азрака. Сообщите им, что меня переводят в другое место, а их троих потому, что в камере слишком активно общались с Амалем Бахруди».

Кендрик краем глаза следил за полицейским. Когда тот внезапно опустил левую руку, помахал ею, пару раз сжал в кулак и разжал кисть – вот, мол, затекла рука! – Кендрик набрал в грудь воздуха. Ну вот и настал долгожданный момент! Знак подает, как договорились… Через минуту полицейский стал размахивать рукой сильнее. Пора! Быстрота и натиск… Кендрик вскочил и бросился на полицейского с такой силой, что тот упал, стукнувшись головой о железную дверь, – затих.

– Быстро! – крикнул Эван, оборачиваясь к Азраку. – Забери у него ключи!

Палестинец наклонился. Пожилой араб тоже. Вместе они выбили наручниками из правой руки полицейского пистолет Макарова и отцепили от ремня кольцо с ключами.

– Я его сейчас убью! – заорал мальчишка с заячьей губой.

Выхватив у пожилого араба пистолет, он бросился к лежавшему на полу охраннику.

– Остановите его! – приказал Азрак.

– Не смей! – крикнул пожилой террорист. – Давай сюда пистолет, дурачок! Водитель услышит выстрелы, и что тогда?

– Этот, – мальчишка кивнул на полицейского, – наш враг!

– Он наш спаситель, а ты – балбес психованный! – сказал Азрак.

Он расстегнул наручники Кендрика, отдал ему ключи и протянул свои руки. Конгрессмен из Колорадо отомкнул наручники и повернулся к пожилому террористу.

– Меня зовут Иосиф, – сказал тот. – Еврейское имя… Это потому, что моя мать еврейка, но мы не израильтяне. А ты смелый человек, Амаль Бахруди.

– Может быть, только я не хватаюсь за пистолет, чтобы лишить жизни человека, потерявшего сознание, – проговорил Кендрик, бросая наручники Иосифа на пол. Обернувшись к мальчишке, он сказал в раздумье: – Не знаю, освободить тебя или нет.

– Почему? – вскрикнул парнишка. – Может, ты не знаешь, что такое джихад?

– Знаю, юноша, но опасаюсь тебя. Ведь ты способен нас убить, а мы немного больше стоим, чем ты.

– Амаль! – Азрак схватил Кендрика за руку. – Он, конечно, псих и идиот, но у него особые обстоятельства. Они жили на Западном берегу реки Иордан, но однажды взорвали его дом. Погибла вся его семья. Сгорел магазин готовой одежды, в который они вложили все свои сбережения. Израильская комиссия по опеке продала дом и магазин каким-то поселенцам за гроши. – Азрак понизил голос и прошептал Кендрику на ухо: – Он немного не в себе, но у него никого нет, кроме меня и Иосифа. Сними с него наручники. Мы с Иосифом берем его под свою ответственность. Больше такого не повторится.

– Хорошо, поэт, – ответил Эван и расстегнул наручники на запястьях юного террориста.

– Эх, братья! – сказал Иосиф громким шепотом. – Фургон сбросил скорость. Мы что, подъезжаем?

– Скорее всего! – сказал Эван. – Ну да! Начинается спуск в долину, где гарнизон. Значит, так! Вышибаем дверь и убегаем…

– Да ты что! – встрепенулся Азрак. – А мы сумеем? – Он покосился на Иосифа. – А если снаружи щеколда?

– Вышибаем дверь, я сказал! Если мы вчетвером толкнем ее посильнее, может, что и получится. А ты, юноша, – поманил он к себе мальчишку с заячьей губой, – ударь что есть силы вот здесь, в центре. Ударь дверь так, словно перед тобой Стена плача. Ну, приготовились…

– Минуточку! – Азрак бросился в угол, где лежал охранник. – Теперь все в порядке. Не оставлять же портупею!

– Приготовились! Удар! – скомандовал Кендрик.

Все четверо ударились о дверь, едва только фургон начал спускаться вниз. И – о чудо! Створки слегка разошлись, и сквозь довольно широкую щель хлынул лунный свет.

– Еще раз! – крикнул Иосиф. – Приготовились!

– Прошу внимания! – Кендрик сделал останавливающий жест. – Дверь может распахнуться, и мы не удержимся на ногах. Сумейте сгруппироваться! Согните колени… Нам только и не хватает, чтобы кто-нибудь расшибся. Ну, вперед!

Спустя минуту четверо беглецов, вывалившись из фургона на дорогу, покатились под уклон.

Охранник, ни жив ни мертв, скатился к кабине, поскольку машина начала спуск. Лицо у него было покрыто капельками пота. Он встал на колени и принялся колотить кулаками по кабине. В ответ он услышал глухой стук. Напарник сообщал, что он все понял.

Азрак и Иосиф первыми приняли вертикальное положение. Они размахивали руками, подскакивали, пока не убедились, что, кроме пары ссадин, нет ничего серьезного. У Кендрика горело плечо, саднили колени и кисти рук, но он не жаловался – во время спуска на байдарке по горным рекам и не такие кульбиты доводилось выполнять!

Парнишке с заячьей губой не повезло. Он был не в силах подняться. Лежал и стонал. Иосиф бросился к нему.

Эван и Азрак решали, что следует предпринять. Перед ними была дилемма: сразу возвращаться в Маскат или переждать здесь, в долине, какое-то время.

– Эй! Сюда… – крикнул Иосиф. – Мальчишка сломал ногу.

Азрак с Кендриком бросились на помощь.

– Пристрелите меня! – захлебывался слезами юный террорист. – Я отправлюсь к Аллаху, а вы – в бой!

– Да заткнись ты! – сказал Азрак. – Твое постоянное стремление свести счеты с жизнью начинает надоедать. Чего скулишь? Иосиф, снимай с него рубашку, рви ее на полосы. Свяжем ему руки-ноги и уложим на дороге. Через пару минут фургон вернется. По моим подсчетам, полицейские уже в штабе гарнизона. Сейчас доложат по инстанции о том, что произошло, и в погоню. Так что нашему герою долго лежать не придется.

– Что вы наделали? Вы привезли меня прямо к моим врагам! – взвизгнул парнишка.

– Замолчи! – сказал Азрак. – Они тебя доставят в больницу, где о тебе позаботятся. Там с детьми не воюют. Если бомба разорвется или реактивный снаряд жахнет, тогда другое дело…

– Я буду молчать, я ничего им не скажу!

– А ты ничего и не знаешь, – ответил Азрак. – Давай, Иосиф, свяжи его и наложи на ногу шину. – Азрак протянул три ветки, которые он срезал с придорожного куста. – А ты, герой, запомни: бесцельно погибать – самое легкое. Надо бороться до последнего. Пусть тебя вылечат, чтобы ты мог снова воевать. И возвращайся к нам, упрямый ты наш борец за свободу! Ты нам нужен, и мы тебя будем ждать. Иосиф, поторопись!

26
{"b":"133602","o":1}