ЛитМир - Электронная Библиотека

Кто стоит за ним? Имеет ли визит двуликого англичанина в Оман какое-либо отношение к Эвану Кендрику?

Из осторожных, тщательно взвешенных слов Ахмата о цели пребывания американского конгрессмена в Маскате можно сделать вывод, что ни одно, даже самое невероятное предположение не следует скидывать со счетов. Бывший инженер-строитель из Юго-Западной Азии, согласно имеющейся у султана информации, уверен в том, что поиск ответственного за события, связанные с захватом заложников в американском посольстве, приведет к заговору, вернее, к группе заговорщиков, которые впервые объявились четыре года назад в Саудовской Аравии.

Это куда больше, чем сумели раскопать ее люди. Однако нельзя допустить, чтобы умный, удачливый в делах американец рисковал своей жизнью, находясь среди террористов. Без достаточно веской на то причины оставался без какого-либо прикрытия. Для Ахмата, султана Омана и болельщика футбольной команды «Нью-Ингленд пейтриотс», этого было достаточно. Все, что сумел сделать Вашингтон, – это доставил его сюда. Ни о каком прикрытии, ни о какой защите не могло быть и речи! Случись что ужасное, американское правительство не признает его и будет не в силах помочь. «Но мы сможем, я смогу!» – заявил с горячностью Ахмат.

Появление на сцене Энтони Макдоналда значительно усложняло ситуацию.

Профессиональное чутье подсказывало Калейле держаться от него подальше, однако сделать этого она не могла. Произошло что-то серьезное, кто-то протянул связующую нить между прошлыми бедствиями и несчастьями, грозящими обрушиться в любую секунду. Она, конечно, может отдать приказ о своей эвакуации, и тогда реактивный самолет унесет ее из этого дикого места в Каир. Но она не имеет на это права! Не сейчас, во всяком случае. Слишком много предстоит выяснить, и слишком мало отведено на это времени.

– Не останавливайся, – прорычал, отдуваясь, Макдоналд. Ухватившись за ременную петлю над дверцей, он рывком приподнялся и сел прямо. – Она оказалась здесь в такой час не ради удовольствия.

– Она могла вас видеть, эфенди.

– Едва ли, но, если и увидела, я всего-навсего клиент, которого надула шлюха. Езжай вперед и включи фары. Кто-то ждет их, и я намерен выяснить, кто именно.

– Кто бы ни был, но он может оказаться не слишком дружелюбным, сэр.

– В таком случае я просто очередной налакавшийся неверный, охранять которого от себя самого тебя наняла фирма. Ничего нового, приятель.

– Как пожелаете, эфенди. – Водитель включил ближний свет.

– Что там впереди? – спросил Макдоналд.

– Ничего, сэр. Только старая дорога, которая ведет в пустыню у подножия Джабаль-Шам.

– Это еще что такое?

– Оттуда начинается пустыня. Оттуда и до самых гор на границе с Саудовской Аравией.

– А другие дороги есть?

– В нескольких километрах на восток, и очень плохая, сэр. Очень плохая.

– Когда ты сказал, что впереди ничего нет, что ты имел в виду?

– Только то, что сказал, сэр. Впереди дорога к Джабаль-Шам.

– Но эта дорога, по которой мы едем, – с нажимом произнес англичанин, – она куда-нибудь ведет?

– Никуда, сэр. Она поворачивает налево к дороге, что ведет к…

– К этой Джабаль-Как-Ее-Там, – закончил за него Макдоналд. – Понял. Значит, речь идет не о двух дорогах, а об одной, которая заведет нас в эту самую дьявольскую пустыню.

– Да, сэр.

– Со свиданьицем, стало быть, – пробормотал Макдоналд. – Я передумал, старина, – быстро сказал он. – Выключи фары. Луна светит достаточно ярко. Думаю, с дороги не собьешься. Я прав?

– Правы, – кивнул водитель. – Я хорошо знаю дорогу. Я знаю все дороги в Маскате, знаю дороги в соседнем Матрахе очень, очень хорошо. Даже те, по которым проехать нельзя, те, что ведут на восток и на юг. Но, эфенди, кое-что я не понимаю.

– Все очень просто. Даже если наша деловая шлюшка и не собиралась встречаться с кем-то по пути сюда, кто-то определенно должен здесь проехать, и, сдается мне, это случится очень скоро. Прежде чем рассветет.

– Небо вот-вот посветлеет, сэр.

– Похоже на то. – Макдоналд положил пистолет на приборную доску, достал из кармана пиджака бинокль со специальными линзами и поднес его к глазам, осматривая окрестности.

– Пока еще темно, эфенди. Ничего не увидите, – сказал водитель.

– Еще как увижу! – возразил Макдоналд. – Даже в кромешной тьме я смогу сосчитать деревья в километре отсюда.

Дорога резко повернула. Машина взвизгнула тормозами, когда водитель вывернул руль.

– Еще пару километров – и мы у спуска к пустыне, сэр. Теперь я должен ехать медленно, потому что впереди сплошные повороты и много огромных валунов.

– Боже правый! – охнул Макдоналд, не отрывая глаз от позволяющего видеть в темноте бинокля. – Быстро сворачивай с дороги.

– Как это, сэр?

– Делай что говорю. Вырубай мотор.

– И что?

– Поворачивай. Поставь машину как можно дальше от дороги.

Водитель свернул направо. Крепко держась за руль, он яростно выворачивал его, дабы избежать столкновения с деревьями, едва различимыми в темноте. Внезапно метрах в семидесяти от дороги машина резко дернулась, наскочив на бревно.

– Ну надо же. Сэр, что дальше?

– Сиди тихо! – приказал Макдоналд громким шепотом, убирая бинокль в карман… Он потянулся за пистолетом и уже собрался было открыть дверцу и выйти, но помедлил и, повернувшись к водителю, спросил: – Свет в салоне загорится, если дверца откроется?

– Да, сэр. – Водитель перевел взгляд на матовое стекло фонаря на потолке.

Макдоналд разбил фонарь рукояткой пистолета.

– Я сейчас выйду, – сообщил он шепотом. – А ты оставайся здесь, сиди тихо и подальше от сирены. Услышу хоть звук – и ты покойник, ясно?

– Ясно, сэр. А могу я все-таки спросить, зачем это все?

– На дороге впереди нас люди. Три или четыре человека. Вижу лишь движущиеся точки. Они идут сюда, точнее – бегут сюда.

Он как можно тише открыл дверцу и не без труда выбрался из машины. Пригнувшись, он почти ползком пробирался по песчанику, поросшему редкой травой. Шагах в двадцати от дороги остановился, укрывшись за стволом изогнутого дерева. Справа остался лежать пистолет. Макдоналд достал бинокль и стал смотреть на дорогу.

Ну наконец-то!.. Первым бежит Синий Азрак. Уже без бороды, но по-прежнему узнаваемый. Юный член совета. Брат Зайи Ятим… Единственный, у кого есть мозги в этом совете. А кто слева от него?.. Макдоналд никак не мог вспомнить его имя и фамилию. Но он же видел фотографию этого человека! Совершенно определенно видел… В свое время изучал фотографии разных людей самым тщательным образом, словно они – кратчайший путь к богатству. А они, кстати сказать, таковыми и являются! Память на лица – высокооплачиваемый дар, что сродни таланту. Разве нет? Да. Ну и кто же слева от Азрака? Еврейское имя… Немолодой. Террорист с более чем двадцатилетним стажем. Иосиф? Да, верно! Иосиф… После бегства с Голанских высот проходил обучение в Ливийских вооруженных силах.

Человек справа от Азрака оставался для Макдоналда загадкой. Вглядываясь в его лицо, он продолжал ломать голову. Ах ты черт! Кто же это! Приблизительно одних лет с Иосифом. А среди тех, кто удерживает заложников в американском посольстве, людей старше тридцати практически нет. Почему? Потому что так пожелал Бахрейн. Горячая голова на плечах, не обремененная мозгами, фанатичная преданность фундаментализму – такими манипулировать проще всего.

И тут Макдоналду бросилось в глаза то, на что он должен был бы обратить внимание в первую очередь: все трое были в арестантской одежде. Сбежавшие из тюрьмы заключенные? Вот это уже совсем непонятно. Не с этими ли беглецами намеревалась встретиться Калейла? Если так, дело представляется еще более запутанным.

Макдоналд уже давно выяснил, что Калейла работает в Каире на неприятеля. Эту информацию подтвердили в Бахрейне. Не зря он обрабатывал ее! Постоянно твердил, мол, у фирмы свои интересы в Омане, а он опасается ехать туда и мечтает найти кого-либо, согласного составить ему компанию.

29
{"b":"133602","o":1}