ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – сказал он, зевая, – они будут здесь с минуты на минуту, и, если простите мои слова, надеюсь, в том, что вы говорите, есть смысл. У МИ-6 забот более чем достаточно, не думаю, что они обрадуются, если их поднимут ни свет ни заря напрасно.

– Мой друг Джек служил гренадером, – обиженно воскликнул Дики. – Если он считает, что дело серьезное, вам стоит проявить внимание. Иначе зачем бы мы сюда пришли?

– Выбить деньги для своих фирм? – предположил атташе.

– Ну да, конечно, только это не главное, – замялся Дики. – Прежде всего мы англичане. Жалко смотреть, как гибнет Империя. Верно, Джек?

– Это уже произошло, – сказал атташе, подавляя очередной зевок.

– Видите ли, – заговорил Джек, – мой друг Дики специализируется на черных металлах, ну а я – на текстиле и скажу вам вот что. Тот сукин сын был так одет… По сравнению с тем, как был одет до того, – никуда не годится. Одежда не только определяет человека, но также отвечает роду его занятий. Так повелось издревле, с тех самых пор, как был соткан первый холст, а это, кстати говоря, могло произойти и в этой самой части света…

– Служба разведки подобной информацией располагает, уверен, – прервал его атташе и с видом человека, которому до смерти надоело повторять одно и то же, произнес: – Они скоро будут здесь.

Разведчики и в самом деле вскоре появились, через пять секунд после слов, произнесенных атташе. Двое мужчин в незастегнутых рубашках, отчаянно нуждающиеся в бритве, с хмурыми выражениями лиц вошли в кабинет. Один из них держал в руках объемистый конверт.

– Вы те, ради кого нас подняли? – спросил сотрудник секретной службы, глядя на Дики и Джека.

– Ричард Хардинг слева от меня, – представил атташе, – и Джон Престон справа. А теперь могу ли я покинуть вас?

– Прости, дружище, – покачал головой другой сотрудник МИ-6 и, приблизившись к столу, открыл конверт. – Мы здесь потому, что ты позвал нас. Это обстоятельство вынуждает тебя остаться.

– Вы так добры. – Голос атташе звучал не слишком любезно. – Хочу внести ясность, я не собирал вас, я всего лишь передал информацию. Двое британских граждан настояли на том, чтобы я ее передал. И это обстоятельство вынуждает меня отправиться спать, поскольку свою миссию я уже выполнил.

– По правде говоря, – проговорил Дики Хардинг, – это Джек настоял на встрече, ну а я чувствовал, что, когда времена тяжелые, надо быть начеку. Все, знаете ли, подмечать, прислушиваться к тому, что подсказывает интуиция, а Джек Престон – бывший гренадер, знаете ли. Его интуиция никогда не подводила. По крайней мере когда-то.

– Черт, Дики, при чем здесь интуиция? Я говорю про то, как тот тип был одет. В таком костюмчике, как тот, что был на нем, и зимой в горах взмокнешь, а в рубашке, судя по блеску, она была или шелковая, или из полиэстра, можно просто задохнуться. Хлопок. Натуральный, дышащий хлопок – только в одежде из этого материала в здешнем климате можно выжить. А уж как его костюм был сшит, скажу я вам…

– Не возражаете, сэр? – Один из представителей МИ-6 на мгновение закатил к потолку глаза, а другой достал из конверта фотографии и положил их на стол перед Хардингом и Престоном, прервав тем самым их диалог. – Взгляните, нет ли здесь человека, о котором вы говорили?

Через одиннадцать секунд задача была выполнена.

– Это он! – воскликнул Джек.

– Похоже на то, – согласился Дики.

– Ну и идиоты же вы! – сказал человек из разведслужбы. – Его фамилия Макдоналд, жуир и пьяница из Каира. Отец его жены владеет фирмой, в которой он работает, а сюда его заслали, потому что он полное ничтожество и фирмой заправляет его заместитель в Каире. Ну что, что скажете теперь насчет интуиции, которая неожиданно проснулась в такую рань? Могу я спросить вас, господа, где вы провели ночь?

– Ну вот, Джек, я ж говорил, что ты все преувеличиваешь, дело вовсе не существенное.

– Постойте-ка. – Второй разведчик неожиданно задумался, взяв в руки увеличенную паспортную фотографию и внимательно разглядывая ее. – Год или около того назад один из наших связался с нами и попросил организовать встречу по проблеме «ОИ», которая, по его мнению, имела место быть.

– Проблемы чего? – поинтересовался атташе.

– «Оценки имущества». Следует понимать как шпионаж. По телефону он сказал немного, разумеется, но сообщил, что кандидатура подозреваемого нас изумит. «Заплывший жиром спившийся англичанин, работающий в Каире» – так или примерно так описал его. Может, это он?

– Вот, – воодушевился Дики, – я и начал подгонять Джека проследить за ним, а не бросать дело.

– Да нет, старина, ты вовсе не проявлял энтузиазма. А знаешь, мы еще можем успеть на самолет, как ты и хотел.

– Как прошла встреча? – спросил атташе, наклоняясь к сотруднику разведслужбы.

– Она не состоялась. Наш офицер был убит в порту, его нашли возле одного из пакгаузов с перерезанным горлом. Власти преподнесли это как ограбление, поскольку в карманах у него ничего не нашли.

– Думаю, нам стоит попытаться попасть на тот самолет, Джек.

– Махди? – воскликнула Зайя Ятим. Она сидела за столом в кабинете, который тремя неделями раньше занимал посол США. – Ты должен доставить одного из нас к нему в Бахрейн? Сегодня?

– Как я уже сказал твоему брату. – Кендрик сел в кресло рядом с Абиадом напротив женщины. – Полагаю, инструкции были подробно изложены в письме, которое я должен был доставить.

– Да-да, – нетерпеливо прервала его Зайя. – Он мне все объяснил, когда мы ненадолго остались наедине. Но ты ошибаешься, Бахруди. Я не общаюсь напрямую с Махди, никому не известно, кто он.

– Полагаю, ты связываешься с тем, кто передает информацию ему.

– Разумеется, но обычно это занимает день или два. Добраться до него нелегко.

– А как быть в экстренной ситуации?

– Таковая недопустима, – вмешался Азрак. Он стоял, прислонившись к стене возле высокого окна, через которое в кабинет лился яркий солнечный свет. – Я уже объяснял.

– А вот это, друг мой, недальновидно. Нельзя хорошо делать свое дело, не беря в расчет возможность возникновения непредвиденных ситуаций.

– Разумно, – кивнула Зайя Ятим, а затем покачала головой. – Однако здравый смысл в словах моего брата есть. Мы должны быть способны действовать в любой, самой сложной обстановке, как бы долго она ни длилась, если придется. В противном случае нам не доверили бы руководство.

– Хорошо, – сказал конгрессмен из штата Колорадо, чувствуя, как пот струйкой стекает по его спине, несмотря на то что в комнате было прохладно из-за проникающего в окна легкого утреннего ветерка. – Тогда вам самим придется объясняться с Махди сегодня вечером, почему вы не у него. Свое дело я сделал, включая то, что спас Азраку жизнь.

– В этом он прав, Зайя, – подтвердил Азрак. – Если б не он, я был бы мертвецом.

– За это я благодарна тебе, Бахруди. Но мне не под силу совершить невозможное.

– Думаю, тебе стоит попытаться. – Кендрик бросил взгляд на Абиада, затем снова посмотрел на Зайю. – Махди стоило немалых усилий и расходов доставить меня сюда, из чего могу заключить, что в экстренной ситуации находится он сам.

– Сообщение о том, что тебя схватили, все объяснит, – сказал Абиад.

– Неужели ты думаешь, что оманские власти сообщат о моем задержании лишь затем, чтобы признать, что я ускользнул из их рук?

– Нет, конечно, – сказала Зайя Ятим.

– Махди дергает вас за ниточки, – проговорил Кендрик. – Он может управлять и моими действиями, что мне не по душе.

– Нам не хватает средств, – вмешался Абиад. – Нам необходимы быстрые суда из Эмиратов, иначе все, что мы делаем, окажется напрасным. Вместо того чтобы осаждать, мы сами окажемся в осаде.

– Выход можно найти, – сказала Зайя, внезапно поднимаясь из-за стола. Ее взгляд был устремлен в никуда. – Мы планируем на сегодняшнее утро пресс-конференцию. Все, кому необходимо, будут ее смотреть, в том числе и Махди. В своей речи я упомяну, что мы посылаем срочное сообщение нашим друзьям. Сообщение, которое требует немедленного ответа.

38
{"b":"133602","o":1}