ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конфиденциальность, на которой вы так настаиваете…

– Собственно, так же как и вы, – прервал его Кендрик.

– Я вам объяснил причину. В Маскате двести тридцать шесть заложников. Мы обязаны сохранить им жизнь. Но, конгрессмен, ведь если вы останетесь живы, то вернетесь, как говорится, со щитом. Все-таки в чем причина вашей конспирации?

– У меня полно друзей среди арабов. Мы переписываемся, они нередко приезжают ко мне в гости. Наши теплые отношения ни для кого не являются секретом. Но если моя миссия увенчается успехом и спустя какое-то время станет известно, что это заслуга конгрессмена Эвана Кендрика, экстремисты сделают вывод, что мне помогали арабские друзья – их братья по крови и религии. Согласитесь, в этом есть что-то зазорное…

– Когда вы хотите лететь?

– Как можно скорее. Сейчас поймаю такси, поеду домой. Переоденусь – и в аэропорт.

– Мистер Кендрик, начиная с этой минуты и до прибытия в Маскат вы на сверхсекретной государственной службе с соответствующим прикрытием. – Свонн взялся за трубку телефона. – Вас все время будут сопровождать. Отсюда, на машине без опознавательных знаков, вы поедете сначала домой, а потом на авиабазу Эндрюс. Во время полета вы обязаны выполнять указания сопровождающего, поскольку на борту будете представлять собой государственную собственность чрезвычайной важности.

Эван Кендрик сидел на заднем сиденье госдеповской машины и смотрел в окно. Пейзаж по берегам реки Потомак ласкал взор.

Еще минут десять, и водитель свернет налево, а там пять минут по местной дороге, и он дома, где его всегда ждет одиночество, несмотря на то что вместе с ним живет супружеская чета давних, преданных друзей и время от времени в доме появляются умные, милые женщины, которые делят с ним постель и тоже его друзья.

Четыре года минуло, и ничего постоянного!

Постоянство для Эвана Кендрика означало полжизни в мире, где не находилось ничего стабильного, а лишь бесконечные поиски лучших условий работы для себя и своих партнеров по бизнесу.

У него совершенно не оставалось времени на размышления о необходимости в его годы обзавестись семьей. Впрочем, жен ему заменяли идеи, а отпрысков – реализованные проекты.

Вероятно, он всегда был лидером, потому и не привязан к дому. Разумеется, в широком понимании этого слова. Знакомые женщины искали временных и легких связей, впрочем, как и он. Прекрасные были годы! Энтузиаст и вдохновитель, Мэнни Вайнграсс, помогал создавать империю – крошечную, но свою. Дети «группы Кендрика» подрастут и станут учиться в лучших школах Швейцарии. Всего-то несколько часов лету! Зато прекрасное образование и знание языков обеспечит детворе блестящее будущее. Давид – вылитый Дизраэли,[8] Лейла – точь-в-точь юная Голда.[9]

«Дядя Мэнни, скажи, когда все-таки мы пойдем ловить рыбу?» – не давал покоя Вайнграссу будущий спикер. «Завтра, Гамаль, завтра! С самого утра сядем на заливе… К вечеру отловим на удочку чудо-юдо рыбу-кит». – «Мэнни, умоляю, – делала большие глаза мама Гамаля, – у него столько уроков!»

И вот это «постоянство», эта «стабильность» в жизни Эвана Кендрика оказались под обломками дома…

«Не вешай нос! Не сдавайся! – кричит Эммануил Вайнграсс. – Разве не понимаешь, они хотят, чтобы именно так ты и поступил! Не сдавайся, не сдавайся, борись, борись, я рядом, я рядом, я рядом…» – «Мне теперь все равно!» – «Значит, он победитель, он победитель…» – «Кто?» – «Махди!» – «Пьяные бредни это все!» – «Махди их убил, он их убил, я знаю, я знаю, я знаю…»

– Сэр! Сэр, мы приехали…

– Что? Что вы сказали?

– Вот ваш дом, сэр, – повторил водитель. – Вы заснули… Время поджимает.

– Нет, сержант, я не спал, а в остальном вы правы. – Кендрик распахнул дверь. – Буду минут через двадцать. А давайте-ка и вы со мной! Пара бутербродов и чашка кофе не помешают…

– Спасибо, сэр! Лучше подожду вас в машине.

– Почему же?

– Вы из «Огайо-4-0». Предельная бдительность, сэр!

Человек плотно прикрыл за собой дверь. В полной темноте направился к столу с медной лампой. Зажег ее. Пересек комнату. Сел перед компьютером. Включил его. Ввел код. На дисплее появились слова. Из ярко-зеленых букв…

«Уровень безопасности максимальный

Перехват не засечен

Приступайте».

Он стал вводить данные:

«Все пришло в движение. Объект уже в пути.

Я, безусловно, не в состоянии предугадать препятствия, которые ему придется преодолевать, равно как и его победу или поражение. Я лишь знаю, что у него уникальный опыт. Когда-нибудь мы научимся учитывать «человеческий коэффициент», или КПД личности, но это произойдет не скоро. Однако если он не погибнет, если ему удастся выжить, это будет феноменально, так сказать, игра природы.

Я уже просчитал сотни вариантов развития событий, проинформировал узкий круг заинтересованных лиц по экстренной модемной связи. Для моей оргтехники это детская игра».

Глава 3

Расчетное время полета от авиабазы Эндрюс[10] до базы ВВС США на Сицилии семь часов с небольшим. Прибытие намечалось на пять утра по римскому времени, в восемь – по оманскому, с поправкой плюс-минус три часа в зависимости от воздушных средиземноморских потоков и свободных коридоров.

Они взлетели над Атлантикой в полной темноте на военном самолете F-106 «Дельта».[11]

За кабиной пилота располагался небольшой салон с парой кресел и откидными столиками. Подсветка с потолка позволяла направить луч света под необходимым углом и в нужном направлении. Кендрик сразу углубился в чтение распечатки файла «Огайо-4-0». Прочитав страницу, вернул ее молодому человеку слева от себя и получил следующую.

На ознакомление с информацией, касающейся ситуации в Маскате, ушло два часа двенадцать минут. Кендрик был готов начать все сначала, когда его сосед слева, назвавшийся референтом Государственного департамента, произнес:

– Сэр, а не заморить ли нам червячка?

– Неплохая мысль! – Кендрик потянулся. – Откровенно говоря, здесь не очень удобно.

– А я, к примеру, и не ожидал удобств, – заметил темноглазый, приятной наружности референт. Эван покосился на него:

– Не хочу вас задеть, но для засекреченной операции Госдепа вы мне кажетесь слишком молодым. Вам, по-моему, еще и тридцати нет.

– Во-первых, сэр, слишком молодым быть нельзя, можно быть только слишком старым, и, во-вторых, годы не деньги, чего их считать.

– Один – ноль в вашу пользу, – улыбнулся Кендрик.

– А в-третьих, сэр, – добавил референт без улыбки, – я отличный специалист.

– В какой области?

– Прошу прощения, сэр, не имею права раскрывать служебную тайну. Думаю, нам пора перекусить.

– Перекусить – это прекрасно. А как насчет выпить?

– Полный порядок! – Референт дал знак стюарду в форме капрала сухопутных войск и шлемофоне.

Тот подошел.

– Канадское виски со льдом, а мне бокал белого вина.

– Канадское? – Кендрик наморщил лоб.

– Да, а что? – улыбнулся референт. – Вы же канадское любите.

– Похоже, вы не теряли времени!

– Как обычно! – Референт кивнул стюарду, тот пошел к бару. – Еда у нас не экстракласс, в смысле – не деликатесы. Это по причине урезанного финансирования Пентагона. Однако в связи с лоббированием в интересах производителей аграрного сектора мы сейчас будем уплетать за обе щеки свиную вырезку и спаржу под голландским соусом.

– Существенное урезание средств?

– Все из-за лоббистов, сэр! – прыснул референт. – А на десерт «Печеная Аляска»!

– А это что за фрукт?

– А это, сэр, торт-безе с мороженым!

Стюард принес на подносе напитки, а сам кинулся к пульту, где загорелась красная лампочка.

вернуться

8

Дизраэли Бенджамин, граф Биконсфилд (1804–1881), премьер-министр Великобритании, лидер консервативной партии, писатель.

вернуться

9

Мейр (Мейерсон) Голда (1898–1978) – премьер-министр Израиля (1969–1974).

вернуться

10

Расположена в Кэмп-Спрингсе, штат Мэриленд, юго-восточном пригороде Вашингтона.

вернуться

11

F – в названии-индексе типа военного самолета означает «истребитель».

8
{"b":"133602","o":1}