ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Линкольн» плавно затормозил позади самого высокого здания, стоявшего поодаль от пирсов и отделенного от дороги густыми зарослями. Четверо мужчин, ехавших в «Линкольне» с президентом – все они были одеты в строгие костюмы и держали в руках мини-автоматы, – быстро выбрались из машины и обступили ее кругом. Настроив очки ночного видения, они внимательно всматривались в темноту. В конце концов один из них повернулся к «Линкольну» и отрывисто кивнул.

Пятый человек, сидевший рядом с президентом, тоже носил темный костюм, но у него был 9-миллиметровый «зиг зауэр». Заметив сигнал, Кастилья передал мужчине ключ, и тот торопливо зашагал к едва видимой боковой двери здания. Там он развернулся и широко расставил ноги, держа пистолет на изготовку.

Только теперь открылась дверца машины, ближайшая к зданию. Ночной воздух был прохладен и свеж, в нем витал едва уловимый запах дизельного выхлопа. Из автомобиля выбрался президент – высокий, атлетического сложения мужчина в светлых слаксах и спортивной куртке. Он быстро вошел в здание.

Пятый телохранитель в последний раз огляделся вокруг и вместе с двумя из четверых своих коллег отправился вслед за Кастильей. Двое оставшихся взяли под охрану «Линкольн» и боковой вход в здание.

* * *

Натаниэль Фредерик Клейн, руководитель «Прикрытия-1», сидел у заваленного бумагами металлического стола в своем тесном кабинете в здании яхт-клуба. Это был новый мозговой центр «Прикрытия-1». Всего четыре года назад, когда оно только создавалось, у него не было ни штаб-квартиры, ни организационной структуры, ни оперативников, которые были бы официально зачислены в штат. К его работе привлекались профессиональные эксперты во многих областях, имевшие опыт тайной деятельности и не обремененные ни семейными, ни родственными связями либо обязательствами, ни временными, ни постоянными.

Однако три крупных международных кризиса истощили ресурсы «Прикрытия» до предела, и президент решил пополнить кадры своей сверхсекретной организации и учредить для нее постоянную базу вдали от радарных заслонов Пенсильвания-авеню, Капитолийского холма и Пентагона. В результате появился этот «яхт-клуб».

При его создании были обеспечены все необходимые элементы секретности. Клуб работал двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, с рекой и берегом его соединял не слишком плотный, но непрерывный транспортный поток, в котором было невозможно уловить какую-либо закономерность. Рядом с дорогой и до сих пор действующей узкоколейкой устроили посадочную площадку для вертолета, которая гораздо больше напоминала заросший пустырь. Базу оснастили новейшим электронным оборудованием, аппаратура наблюдения была спрятана от посторонних глаз, но отличалась чрезвычайной чувствительностью. Даже стрекоза не могла пролететь на территорию не замеченной хотя бы одним датчиком.

Клейн в одиночестве сидел в своем кабинете. Из-за двери приглушенно слышались голоса немногочисленных сотрудников ночной смены. Клейн закрыл глаза и потер переносицу. Его очки в тонкой металлической оправе лежали на столе. Сегодня шеф «Прикрытия» выглядел на все свои шестьдесят лет. С тех пор как Клейн возглавил организацию, он значительно постарел. На его непроницаемом лице добавилось морщин, волосы поредели. В мире вот-вот должен был разразиться очередной конфликт.

Головная боль чуть унялась, и Клейн откинулся на спинку кресла, открыл глаза, вновь надел очки и принялся попыхивать своей неизменной трубкой. Комната наполнилась клубами дыма, исчезавшего почти сразу после того, как Клейн его выдыхал – специально для этого в кабинете была установлена мощная вентиляционная система.

На столе Клейна лежала открытая папка, но он не смотрел в нее. Он курил, притопывая ногой и каждые несколько секунд поглядывая на висящий на стене морской хронометр. В конце концов открылась дверь, расположенная под часами слева от Клейна, и в кабинет вошел мужчина с пистолетом «зиг зауэр». Он пересек комнату, подошел к наружной двери, запер ее и повернулся, встав к ней спиной.

Секунды спустя в кабинете появился президент. Он сел в кресло с высокой спинкой, стоявшее напротив стола Клейна.

– Спасибо, Барни, – сказал он телохранителю. – Если ты мне понадобишься, я тебя позову.

– Но, господин президент…

– Можешь идти, – твердым голосом распорядился Кастилья. – Подожди меня снаружи. Мы с господином Клейном старые друзья, нам нужно поговорить с глазу на глаз.

То, что он сказал, было отчасти правдой. Кастилья и Клейн знали друг друга со студенческих лет.

Телохранитель неторопливо прошагал по кабинету, всем своим видом выказывая недовольство по поводу решения президента.

Как только за ним закрылась дверь, Клейн выпустил струю дыма.

– Я мог приехать к вам, как обычно, господин президент.

– Ни в коем случае. – Сэм Кастилья покачал головой. Его очки в титановой оправе яркими отблесками отражали свет потолочных ламп. – До тех пор, пока ты не объяснишь толком, что нас ожидает в связи с этим китайским судном – кажется, оно называется «Доваджер Эмпресс»? – об этом деле будем знать только мы с тобой и те агенты, которых ты к нему привлечешь.

– Неужели утечки сведений настолько серьезны?

– Даже хуже, – отозвался президент. – Белый дом стал чем-то вроде клуба болтунов. Я никогда не слыхивал ни о чем подобном. До тех пор, пока мои люди не выявят источник утечек, мы с тобой будем встречаться здесь. – На широком лице Кастильи появилось выражение серьезной обеспокоенности. – Ты полагаешь, нас ждет повторение истории с «Иньхэ»?

Клейн мгновенно вернулся мыслями к прошлому. В 1993 году едва не вспыхнул очень неприятный международный инцидент, грозивший Соединенным Штатам тяжелыми последствиями. Китайское судно «Иньхэ» отправилось из Китая в Иран. По данным американской разведки, корабль перевозил химикаты для производства оружия. Воспользовавшись обычными дипломатическими каналами и потерпев неудачу, президент Клинтон приказал ВМФ США преследовать судно и не позволять ему войти в порт до тех пор, пока не будет найдено какое-либо решение.

Разгневанные китайские власти отвергли обвинения в свой адрес. По лицам лидеров ведущих мировых держав заходили желваки. Союзники принялись бросать друг другу упреки. Средства массовой информации всей планеты публиковали репортажи о происходящем на первых полосах. Пассивное противостояние длилось без перерыва двадцать дней. В конце концов, когда Китай начал шумно бряцать оружием, военно-морской флот США задержал судно в международных водах и на его борт поднялись инспекторы. К вящему стыду Штатов, они обнаружили там только сельскохозяйственное оборудование – плуги, лопаты и мини-тракторы. Разведданные оказались дезинформацией.

Клейн поморщился. Он очень хорошо помнил этот эпизод, который выставил Америку в самом неприглядном свете. Ее отношения с Китаем и даже с союзниками оставались напряженными несколько лет.

Он мрачно выдохнул дым и отогнал его рукой от президента.

– Повторение истории с «Иньхэ»? – переспросил он. – Может быть.

– «Может быть» иногда означает «вряд ли», иногда – «вполне вероятно». Расскажи мне все с начала и до конца. И поподробнее.

Клейн примял пепел в трубке.

– Один из наших оперативников – профессиональный китаист, последние десять лет он трудился в Шанхае на благо консорциума американских фирм, которые стремятся проникнуть на китайский рынок. Этого человека зовут Эвери Мондрагон. Он добыл и передал нам информацию о том, что «Доваджер Эмпресс» везет десятки тонн тиодигликоля, используемого для производства отравляющих веществ кожно-нарывного действия, а также хлорид тионила, из которого вырабатывают как кожно-нарывные, так и нервно-паралитические газы. Корабль был загружен в Шанхае и уже вышел в море, направляясь в Ирак. Разумеется, эти химикаты имеют вполне мирное применение в сельском хозяйстве, но не в столь огромных количествах, если речь идет о стране такого размера, как Ирак.

– Насколько достоверна информация на сей раз, Фред? На сто процентов? На девяносто?

2
{"b":"133603","o":1}