ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что мне делать в пещере?

– Ты встретишься там с еще одним оперативником «Прикрытия», Эвери Мондрагоном. Пароль – «Орхидея». Мондрагон передаст тебе конверт с подлинной грузовой декларацией, на основании которой Ирак будет производить оплату. Затем ты прямиком отправишься в аэропорт Гаосюна. Там тебя будет ждать вертолет одного из наших крейсеров, курсирующих вдоль побережья. Отдашь пилоту конверт с декларацией. Его доставят в Овальный кабинет. Ты меня понял?

– Пароль тот же самый?

– Да.

– Что потом?

Смит услышал, как шеф «Прикрытия» пыхнул трубкой.

– Потом возвращайся на конференцию.

Телефон умолк. Смит улыбнулся сам себе. Простое и ясное задание.

Секунды спустя такси остановилось у «Хи-Лаи». Смит расплатился с водителем, вошел в вестибюль и отправился к стойке аренды автомобилей. Как только появится курьер из Тайбэя, он поедет на берег у Линьяна и наймет рыбачью лодку, которая незаметно доставит его на Люйчу. Если никто не захочет переправить его туда, он купит лодку и поплывет сам.

Из кресла, стоявшего в вестибюле, выпрыгнул невысокий проворный китаец и подбежал к Смиту.

– Доктор Смит, я дожидаюсь вас. Мне выпала честь лично встретиться с вами. Ваша статья об исследованиях покойного доктора Чамборда в области молекулярного компьютерного моделирования превыше всяких похвал. В ней много пищи для размышлений.

Смит улыбнулся, благодаря его за комплимент:

– Вы мне льстите, доктор Лян.

– Ничуть. Вы не хотели бы сегодня вечером поужинать со мной и моими коллегами по Шанхайскому биомедицинскому институту? Мы очень интересуемся работами ВМИИЗ, связанными с мутациями вирусов, угрожающих всему человечеству.

– Я был бы рад, – отозвался Смит, подпустив в голос нотку сожаления, – но на сегодняшний вечер у меня уже запланирована другая встреча. Может быть, в другой раз?

– Если вы не против, я позвоню вам.

– Разумеется, доктор Лян. – Смит вновь двинулся к стойке, целиком погрузившись в размышления об острове Люйчу и о предстоящем задании.

Глава 2

Огромный, внушительный на вид адмирал Стивен Броуз занял свое кресло у торца длинного стола в подземной Ситуационной комнате Белого дома. Он снял фуражку и, изумленный представшим его взору зрелищем, провел пальцами по волосам, подстриженным на военный манер ежиком. Президент Кастилья, как всегда, сидел в кресле у противоположного конца стола, но кроме них двоих в просторном помещении никого не было. Пустые ряды кресел вдоль длинного стола производили зловещее впечатление.

– Какие химикаты, господин президент? – спросил адмирал. Помимо руководства военно-морским флотом, он возглавлял комитет начальников объединенных штабов.

– Тиодигликоль…

– Кожно-нарывные вещества.

– …и хлорид тионила.

– Кожно-нарывные и нервно-паралитические. Оба вызывают мучительную смерть. Такой гибели не пожелаешь даже и врагу. – Тонкие губы адмирала превратились в линию, по лицу заходили желваки. – В каких количествах?

– Десятки тонн. – Мрачный взгляд Кастильи был прикован к адмиралу.

– Этого нельзя допустить. Когда… – Броуз умолк, его бледные глаза сузились. Он оглядел пустые кресла вокруг стола. – Понимаю. Мы не можем задержать «Доваджер Эмпресс» в море и осмотреть его груз. Вы хотите, чтобы наша разведка прояснила ситуацию скрытно, так, чтобы никто ничего не пронюхал.

– Пока – да. У нас нет доказательств, по крайней мере – более надежных, чем в случае с «Иньхэ». Мы не имеем права спровоцировать еще один международный инцидент такого рода, особенно сейчас, когда готовность наших союзников к военным действиям понижена, а Китай почти согласился подписать договор по правам человека.

Броуз кивнул:

– Чего же вы от меня хотите? Кроме того, что я должен держать эти сведения в секрете?

– Отправьте один корабль следить за «Доваджер Эмпресс». Пусть он держится достаточно близко, чтобы в случае нужды задержать китайское судно, но за пределами прямой видимости.

– Даже если наш корабль не покажется китайцам на глаза, они все равно поймут, что их преследуют. Их радар засечет наше судно. Если они везут контрабанду, капитан «Доваджер Эмпресс» по крайней мере будет знать, что за ним наблюдают. Он переведет свой экипаж в режим повышенной бдительности.

– Тут уж ничего не поделаешь. Это положение будет сохраняться до тех пор, пока я не получу конкретные улики. Я рассчитываю на то, что ваши люди не допустят перерастания напряженности в прямое столкновение.

– Вы надеетесь получить дополнительную информацию?

– Да.

Броуз задумался.

– «Доваджер Эмпресс» взял груз первого числа, поздним вечером?

– По моим сведениям, да.

Броуз произвел подсчеты в уме.

– Насколько мне известны порядки в Шанхае и вообще в китайских портах, «Доваджер Эмпресс» не мог отплыть раньше утра второго. – Адмирал протянул руку к телефону, стоявшему у его локтя, и бросил взгляд на президента. – Вы позволите, сэр?

Кастилья кивнул.

Броуз набрал номер и заговорил в микрофон:

– Мне плевать, что сейчас раннее утро, капитан. Делайте, что вам приказывают. – Он умолк и вновь провел ладонью по коротким волосам. – Да, регистр Гонконга. Сухогруз. Пятнадцать узлов. Вы уверены? Отлично. – Он повесил трубку. – При скорости пятнадцать узлов он дойдет до Басры примерно за восемнадцать дней, сделав остановку в Сингапуре – а это обычный маршрут. Если «Доваджер Эмпресс» отплыл в полночь первого числа, он окажется в проливе Хор-Муса ранним утром девятнадцатого по китайскому времени или вечером восемнадцатого – по нашему. Сегодня тринадцатое, значит, через пять суток он войдет в Хор-Муса – последний пункт, в котором мы можем на законных основаниях подняться на его борт. – В голосе адмирала зазвучала озабоченность. – Чтобы разобраться в происходящем, нам остается лишь пять суток, сэр.

– Спасибо, Стивен. Я передам ваши слова своим людям.

Адмирал поднялся на ноги:

– Вашим целям лучше всего соответствует один из наших фрегатов. Резвые машины и среднее вооружение. Он невелик по размерам, и можно надеяться, что его обнаружат не сразу, особенно если оператор радара «Доваджер Эмпресс» – лентяй или заснет на посту.

– Сколько времени потребуется, чтобы снарядить и отправить фрегат?

Броуз вновь снял трубку телефона. На сей раз разговор оказался еще короче. Он дал отбой.

– Десять часов, сэр.

– Выполняйте.

* * *

Джон Смит еще раз посмотрел на зеленый фосфоресцирующий циферблат армейских часов. Три минуты одиннадцатого. Смит беззвучно выругался. Мондрагон опаздывал.

Смит сидел на корточках у острой как бритва коралловой формации, прикрывавшей вход в уединенную пещеру. Он напрягал слух, но до него доносился только звук волн, которые, нахлынув на темный песок, с громким шипением откатывались обратно в море. Едва слышно шелестел ветер. В воздухе чувствовался запах соленой воды и рыбы. На некотором отдалении вдоль берега выстроились лодки, неподвижные, блестящие в лунном свете. Туристы, бродившие днем по острову, с последним паромом отправились в Пенфу.

Смит вновь бросил взгляд на часы. Шесть минут одиннадцатого. Где же Мондрагон?

Два часа назад рыбачья лодка доставила Смита из Линьяна в порт Пенфу, там он взял напрокат мотоцикл и проехал по дороге, окружавшей остров. Отыскав ориентиры, которые значились в полученных им инструкциях, он спрятал мотоцикл в кустах и остаток пути проделал пешком.

Часы показывали уже десять минут одиннадцатого. Смит ждал – нетерпеливо, с тревогой. По-видимому, что-то стряслось.

Он уже собирался покинуть свое укрытие и осторожно осмотреть окрестности, когда вдруг ему почудилось, будто бы грубый песок под его ногами шевельнулся. Смит ничего не слышал, но по его спине пробежали мурашки. Он стиснул в руке свою «беретту», готовый метнуться в сторону, к песку и камням. Внезапно его оглушил отрывистый шепот:

– Не двигаться!

4
{"b":"133603","o":1}