ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

…На холме. На противоположной его стороне. Той, которую она ОТТУДА не видела. Там уже сидел, прислонившись спиной к стволу обыкновеннейшего дуба Эрэндил. Он тихо улыбался с запрокинутой головой, прикрыв глаза. При ее появлении у него слегка дрогнули уши — узнал. Внизу бежала узенькая и болтливая речушка. За ней высилось коренастое, как Бороман, дубовое же редколесье. А дальше, примерно в двух-трех километрах отсюда, поднималась небольшая… церквушка!..

Глава четырнадцатая,

где гному достаются сельские булочки, а Светлана едва не начала рассуждать "по-девочкиному"

— Я бывал здесь, — проговорил первородный неожиданно тихо и нежно. Он все так же сидел у дерева, не открывая глаз, и его чуткие ноздри едва заметно вздрагивали. — Прекрасные места. Милый народ.

"Милый! Милый!.." — вспомнилась Светке заливающаяся слезами унылая Фрёкенбок с платочком в крупную клетку из детского мультика про Карлссона. Она усмехнулась, глядя на умиленную физиономию эльфа, и подступила ближе, — так, чтобы при этом немного нависать над его сидящей фигурой, — ей почему-то казалось, что именно в этой позиции он станет более уязвимым и послушным.

— Где она, ведьма твоя? — решила тут же перейти к делу Светка. Мысли об оставленном ими в том мире доблестном гноме тревожили ее, Боромана в любой момент могли обнаружить орки, обитавшие поблизости. "Бестолочь же! — думала она о нем слегка встревожено. — Сейчас безнадзорно накушается вдосталь травяного настоя и вырубится, как в прошлый раз в чаще. Утащат зверушки кривоногие балбеса в лес и продадут кому-нибудь за три копейки. Тем же вождям или там… скоморохам (кстати, есть у них шуты или нет?) — в качестве медведя, на ярмарке выступать. Его ведь умные мысли благоразумно обходят стороной!"

— Она… Ведьма в селе, — раздумчиво проговорил Первородный, все еще блаженно улыбаясь. Иногда Светке казалось, что она просто-таки убила бы его за бессмысленную эту улыбку! Чего понапрасну губы растянул? Но долго сердиться на него у нее почему-то не получалось. Тучи мрачной ненависти рассеивались так же быстро, как и набегали. И вот она уже готова была обнять весь мир. А потом… "включался свет разума", как говорила покойная бабушка. Эльф улыбнулся еще шире и открыл глаза. Она все еще никак не могла привыкнуть к его способности читать мысли. — Вдвоем нам не справиться. Нужно помощника. — Он неожиданно задорно подмигнул Светке и поднялся быстро — как подброшенная пружина.

Отлично! Светлана даже обрадовалась: сейчас она вразумит Эрэндила, втемяшив ему мысль о том, что ему жизненно необходимо переместить сюда гнома, и тогда дальнейшее приключение обустроится ко всеобщему благу. Ей уже начинало всерьез грезиться, будто втроем они сумеют свернуть горы. Ну, уж шеи-то местным задавакам — непременно! А потом они ознакомятся с местными достопримечательностями, набарабанятся парным молочком и хлебушком от аборигенов, а то грибная гномова кухня уже порядком наскучила. Да и вообще, денек-другой отдохнут от авантюр, поваляются на травке, в баньке у кого-нибудь попарятся… Банька вызвала у нее приятные ассоциации, Светка прикинула, как выглядят гном с эльфом в парной и прыснула, едва успев отвернуться от светлейшего.

— Нет, — упрямо возразил тот на ее предложение. — Мы не задержимся. А гном… Слишком много сил на вытягивание.

— Да что ты говоришь! — возмутилась Светка. Она и ногой притопнула с досадой: рушатся все ее такие сладкие задумки! К тому же, может ведь, сволочь, а не хочет! — Мы его там не оставим. Или ты его сюда втянешь, или я никуда не иду. Пусть все пропадает к чертям собачьим! — Она с размаху плюхнулась на травку, обещавшую такую мягкость и негу, и неожиданно оказалась наросшей на замшелом камне. Девушка взвыла, подскакивая и потирая ушибленное мягкое место, косо глядя на эльфа, словно он был виновником ее необдуманного падения. Мир встречал ее неласково. Интересно, к добру ли, к худу?

Вариантов в таком случае выпадает обыкновенно не больше двух. Практикующие провидцы с хорошим знанием психологии обязательно напугают, мол, что гадостью началось, еще большим вредительством закончится. Обязательно приплетут общедоступные кодексы "законов подлости" и прочую ересь. Однако, тут стоит прислушиваться к мнениям истинных практиков ясновидения, полагающих вовсе противоположное. Здесь, как считают знатоки иных миров и пространств, как в "законе первой встречи", если знакомство началось уж слишком благополучно, — жди явной ненависти и даже вражды. Но уж коли мимолетный взгляд и одному и другому выдал явное неприятие, а то и легкое отвращение — все закончится ко всеобщему благу, нежной дружбе или братанию. Обычно союзы, построенные на первоначальном восприятии другого, как "не своего", длятся долго и счастливо и рушатся крайне редко. И это правильно. Потому что необходимой доли негатива уже не хватит для возникновения новой вспышки ненависти — она исчерпана на старте. Недаром говорят: от любви до ненависти — один шаг. А если ненависти больше нет — то "не войти дважды в одну и ту же реку".

Но пока Светкино настроение упало ниже нуля, ныл ушибленный копчик, ощущалось неудобство в позвоночнике. Она хмуро огляделась и подумала сердито: "Вот так и ссыпаются позвонки в трусы… Не соберешь".

Каллион засмеялся, глядя на нее, от чего Светкина обида разгорелась ярким светом (или цветом?). Она отвернулась на всякий случай, чтобы хотя бы частично скрыть эмоции. А когда снова оглянулась на него, светлейший сочувственно кивал. Ага! Ей удалось! Правда, ценой боли, может быть, перелома с последствиями. Светлана слегка прогнулась назад и, не почувствовав особых препятствий, осторожно присела, предварительно ощупав место под пятую точку, решив терпеливо ждать. Она решила отстраненно изучить новый мир, пока ее спутники развлекались у его ворот. Пока ей здесь в целом нравилось. В основном, ее покорила внешняя похожесть здешних краев на ее собственное, земное бытие. Ну, чем не пригородная деревушка, чистенькая и уютная! Она попробовала вглядеться вдаль "эльфовым взглядом", как учил светлейший, чтобы увидеть далеко впереди врагов или друзей, но "рентген" не удался — пространство не раскрывалось перед ней так, как в ставшем привычным Уруме. И она догадалась, отчего ведьма бежала сюда — ей надоело преследование магов, которые не смогли бы жить здесь, не владея магией, ибо здешняя атмосфера каким-то загадочным образом все волшебство гасило в зародыше. Вот ведь, какая замечательная враждебная среда! Кстати, может на земле-то действуют частично те же силы, которые здесь не дают проявлять способности к волшебству?

Ей надоело сидеть в позе роденовского мыслителя, периодически покусывая травинку, она встала и потрусила вниз по холму. Ни тропинки, ни других следов присутствия живой души… Обойдя возвышенность вокруг, набрав пышный букет непонятных, но совершенно очаровательных цветочков и декоративных травок, Светлана вернулась обратно по собственным вытоптанным в высоких и сочных стеблях следам, как раз к моменту окончательного изъятия гнома из-под межмировых врат.

Эльф совершил длительный и нелегкий труд по выемке Боромана из Урума в Протэс. Пока Светка тешилась созерцанием окрестностей и последовательными умозаключениями, Каллион то исчезал за воротами, то появлялся, взмахивая руками, и невнятно, но громогласно что-то возглашал — наверное, сквернословил на эльфийский манер, затем в очередной раз пропадал из виду. Наконец, после полутора часов Эрэндиловых ухищрений, из-под ворот появился рулон, протащив который, эльф явил миру лицо гнома. Светлейший развернул его, поколебал воздух, рухнув тут же на траву, и Бороман вывалился рядом, тяжело дыша, едва переводя дух, и вращая круглыми от усталости и страданий глазами.

— Уфф… Как он меня запытал! Это ж надо столько вынести напрасно! Лучше б я там остался и подождал спокойно. Ох, муки великие… Героические испытания ниспослали мне Владыки.

35
{"b":"133607","o":1}