ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зарукоплескала и притихла подвыпившая толпа прибывших поглазеть. Наполненные вновь кубки с вином замерли в осторожных руках. И лишь утомленные дальними переездами ездовые псы, оставленные хозяевами на въезде в городок, учуяв кровавое мясо, подвывали и повизгивали на окраине, прося выделить и им кусочек. Мальчик, не разбирая дороги, бежал к ним. Праздные маги весело заржали, указывая друг другу на зигзаги, выписываемые слабеющими ногами малыша.

— Два сердца несут зверушку, — солидно кивая, произнес один из них, и его окружение согласно залопотало, лакомясь трехлетними винами, до времени ждавшими в погребах и сладкими плюшками, испеченными не слишком искушенными в магии женами мастеров, оставленными дома.

Тотчас же из обрезков мяса и окровавленных ребер с капающей на пол кровью маленький толстенький колдун изобразил подобие оленя. Причем, на рога пустил частично оголенные ребра, которыми зверь поддел и перевернул ближайший к нему стол с яствами, затрубил и бросился вон из круга собравшихся, распугивая своими чрезмерно раздутыми боками с оголенными костями и налипшими на них связками рваных мышц глазевшую на него толпу зрителей и орков, прислуживавших на празднестве.

Один из гостей не слишком мучился выбором — попросту нанизал на гигантский шампур обрезки свежатины с кровью, сбил ее поплотнее. Побрызгал на полученное сооружение из принесенного с собой пузыречка бесцветной жидкостью с едким запахом, осыпал ароматными травками со стола, проговорил нечто невразумительное, насовывая на рогатины над огнем. И на глазах публики мясо стало обретать плоть, обрастая мышцами, корчась в языках пламени, кости пронзили филе, превращаясь в невиданного зверя с человечьими чертами и вылезающими из орбит, налитыми кровью глазами. Животное заверещало, забилось на вертеле, пытаясь сорваться и убежать, но колдун набросил на него несколько свежесорванных травинок, плотно перевивших тело и намертво привязавших его к жуткому, пронзившему его насквозь вертелу. Зрители заверещали, толпа отодвинулась в стороны, освобождая свободное пространство у огня. Маг зловеще улыбнулся и вкрадчиво попросил ближайшего орка принести еще зелени. Чумазый оборванный слуга со всех ног бросился выполнять распоряжение господина, а тот, метнув в него заостренную с одного конца веточку, легко пронзил и его. Ветка превратилась в ужасающий стержень, самостоятельно заковылявший с извивающимся и надсадно орущим существом к ближайшему костру, улегся на рогатины и преспокойно заворочался, подставляя пламени то один, то другой бок надсадно ревущей жертвы.

— Оркам, — великодушно произнес маг, махнув кистью руки в сторону обслуги.

Ахнувшая и на некоторое время замершая в восторге публика зааплодировала, скандируя имя лицедея:

— Алд-за-буук! Алд-за-буук! Алд-за-буук! Алд-за-буук!

— Великий Алдзабуук! — повторили нескладным эхом перепуганные орки, отпрянув на приличное расстояние. — Слава Алдзабууку! Да здравствует Алдзабуук!

— Это еще только начало! — Надтреснутым, но пронзительным голосом провозгласил старикашка Гюзллюур, потрясая только что отрубленным рогом быка, — он собирался выделать из него сосуд для напитков, вращая корявым пальцем над костью.

— На-ча-ло! Ма-ту-урз-душ! На-ча-ло! Ма-ту-урз-душ! — надрывались беснующиеся болельщики.

Другой кухарь долго блуждал диким взглядом по столам, затем отошел в сторону, пренебрежительным жестом раздвинув толпу, и остановился на краю праздничной площади. Долго глядел невидящим взором вдаль, медитировал, вытянув перед собой руки, потом затарахтел под нос, производя пассы, словно подтягивал к себе нечто скрытое от посторонних взоров. Через некоторое время все увидели, что маг выманил из-под земли полуистлевший гроб с разложившимся покойником, подвел его к освободившемуся месту на столе, разделил кости с обрывками плоти и тканей, собрал из частей подобие перевернутого цветочного горшка, водрузив поверх конструкции клацающий зубами череп. Изделие осыпал цветами и водрузил в центре стола.

— Но это не для еды, — разочарованно возроптал кто-то из зрителей.

— Ничего, — усмехнулся колдун. — Зато он сам голодный! — И с размаху метнул клацающий "горшок" в сторону прибежавшей на запах собаки. Та, истошно взвизгнув, бросилась бежать. А "цветок", разбрасывая по пути "приправы", крупными прыжками поскакал за ней, пока не настиг и не вцепился в заросший репьями хвост. Псина заорала безумно и, упав на спину, стала биться на пыльной земле, пытаясь лапами сбросить с себя жуткое создание. Существо, с хрустом перекусив хвост, принялось за собачий позвоночник. Зеваки радостно заверещали, тыкая ухоженными пальцами в бившуюся в дорожном прахе собаку. Та истекала кровью, но еще была жива. Челюсти клацали все реже, насыщаясь.

— Теперь сыт, — удовлетворенно кивнул маг и щелкнул пальцами, подзывая тварь обратно на стол. Та запрыгала, роняя повсюду красные слюни.

И тут из-за леса выскочил орк верхом на коротконогом хобе. Зверь нес всадника с поразительной быстротой, несмотря на явную усталость — его лоснившиеся от пота шерстистые бока прерывисто раздувались и опадали, длинный язык висел до подбородка, опущенная к земле морда беспорядочно болталась в такт движению.

Заинтригованное собрание ждало продолжение действа, полагая, что появление орка — очередной сюрприз устроителей.

— Беда! — заполошно взвыл издали орк, взмахивая длинной четырехпалой кистью. — Беда, великие! Они вырвались. — Орк задохнулся, выскочив в центр площадки и, углядев на костре жареного соплеменника, отпрыгнул чуть в сторону. Он спешился, упал на четвереньки и пополз к нынешнему правителю Алдзабууку. — Юная магиня с дварфом и квенти вырвались и совсем скоро бу…будут здесь.

— Где Убрдаг? — сурово вопросил правитель магов, с монаршим пренебрежением взглянув на посыльного.

— Сид у…убил его. Я стал за него, — испуганно квакнул орк и замер, пряча голову в плечи.

— Сскоты, — ни к кому не обращаясь, пробормотал маг сквозь зубы, слегка щелкая пальцами. Тотчас тело орка вместе с его верховым животным туго оплели веревки, явившиеся из воздуха, и связку бившихся в путах созданий проволокло по пыльной дороге в сторону ожидающих новой порции свежатинки собак. — Только на корм псам годятся, — провозгласил Алдзабуук, саркастически ощерившись.

Едва толпа празднующих потянулась к столам, он жестом подозвал к себе распорядителя и младшего мага, открывавшего торжества. "Сегодня традиция изменится, — предупредил он. — Приготовьтесь устроить глупцам достойную встречу!"

Над столами, где захмелевшие члены клана склонились над свежим мясом, взмыл в небо черный ворон, стремительно рассекая воздух навстречу лесу: один из пяти председательствующих направился за пушечным мясом — орками.

Глава двадцать вторая,

в которой являются те, кого не ждали

Нет, хорошо все же, что Бороман в ее отсутствие отправился за Инодором и компанией. Они, конечно, за недолгий период ее одинокого путешествия в Город Владык даром времени не теряли, прилично опухнув от употребленного вволю войскового пива, оказавшегося и впрямь, хотя и немного странным — с привкусом сосновых шишек на вкус, но все же неплохого качества. Однако же, оркским бандам, встречавшимся на пути, небольшое гномье войско из полутора сотен голов отпор давало немедленный и весьма ощутимый — те, наученные горьким опытом поражений, больше не приближались. По крайней мере, до самых пределов Огралля.

Светлана на Мэльдис, шедшей неспешным шагом, возглавляла компанию. Гном оставался преданным ее телохранителем, практически не отходя ни на шаг. Так, вдвоем, слегка оторвавшись от общей массы воинов, они и вышли из лесу на открытое место перед Ограллем, где собрались колдуны на свое традиционное празднество. Эрэндил следовал где-то неподалеку.

И, едва выйдя на открытое пространство, девушка на единороге и гном оказались почти мгновенно окруженными плотным кольцом орков, выметнувшимся с двух сторон из подлеска. Ждали…

47
{"b":"133607","o":1}