ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Внезапно структура материала стала меняться. Она почувствовала в пальцах нечто твердеющее на глазах и набухающее, как растущее прямо в руках яблоко. Она слегка разжала ладонь и обомлела: она держала увеличивающееся в размерах яйцо кроваво-красного цвета! Светлана ахнула от изумления и выронила яйцо прямо под ноги единорожке. Мэльдис под ней прянула, скачком отпрыгнув далеко назад — и это немного помогло Светке не свалиться со скакуна от большей неожиданности: пурпурная скорлупа разросшегося до размера крупной собаки, с почти металлическим звуком лопнула, раскрываясь. Из обломков взметнулось ввысь оранжевое облачко, а затем на том месте, где они только что стояли, нависла гигантская чешуйчато-зеленая голова с раздувающимися дымом ноздрями. "Кореллон Всемогущий!" — услышала она изумленный вскрик эльфа за спиной. Огромные немигающие коричневые с желтой вертикальной полосой глаза она прекрасно помнила, и они неотрывно смотрели на нее. Задняя часть тела и хвост терялись где-то в глубине леса, Деревья скрежетали и падали, раздавленные его тяжестью, и незамеченные при этом, словно спички.

— Удивительно вовремя, — отметила она вслух, все же немного опешив.

— Шадишь шверху, брошай шшш…её, — прошипел дракон, слегка приподняв перепончатые крылья, отчего поднялся теплый ветерок, и Светка, не раздумывая, спрыгнула вниз, бросив поводья оказавшемуся с ней рядом Каллиону, напутствуя эльфа словами: "Эрик, отвечаешь за нее! Береги!". Дракон послушной кошкой улегся у ее ног так, чтобы удобнее было залезть по крупным чешуям, как по выступам в каменной стене: они оказались не гладкими, а с приличными наростами по краям, по которым девушка ловко залезла на шею зверя. "Не понимаю, где сегодня моя Серая подруга? Хоть бы появилась ради моральной поддержки", — пробормотала она себе под нос. "Здесь… Я больше не убиваю, — тут же последовал ответ. — Только если угрожает опасность — тебе". Тут ящер слегка пошевелился, обозначив место сгиба шейных позвонков, Светлана пересела чуть ниже, почувствовав, словно сзади ее бережно придерживают чьи-то ловкие руки, и скомандовала, махнув рукой в сторону вихря магов:

— А теперь — вперед!

Расправив темно-зеленые крылья, хищник в два маха очутился в центре безумного урагана, сминавшего, словно пластилиновые фигурки, все, что попадалось ему на пути. А в самой высокой его точке памятником самому себе высилась абсолютно лысая округлая фигура в разноцветном плаще. Плащ, хлопая полами, развивался по ветру, который не трогал создателя, исходя из его раскоряченных пальцев. Светлана подумала мельком, что вот сейчас вихрь смахнет и станет мять дружественное ей существо, но устрашающая морда повернулась к ней, не прекращая свободного парения над центром схватки, и прошипела:

— Ше бойша, магия на наш шепешь ше шейштвуеш. — И он выдохнул яркую, как солнечный свет, струю пламени, накрывшую кучку магов. Мгновенно взметнулись вверх клубы дыма, закрывая трещавший внизу огонь. Смерч стих так же быстро, как и начался.

Появление такого крупного соперника решило исход сражения. К тому же, руководство правящего клана оказалось поверженным, и не просто отрезанным от орков-воинов, но и охраняемым: две черные кошки гигантских размеров сфинксами восседали у жалкой, обгоревшей пятерки выбывших из игры колдунов, съежившихся на лавке в бывшем пиршественном дворе. Опаленные "угощения", выставленные перед ними на столах, как нельзя лучше рассказывали о злодействах, творимых здесь по потребу толпе. Оставить подобные деяния ненаказуемыми Светка посчитала невозможным. "Она же не допустит…" — вспомнила она слова понурого старика с обгоревшей бородой, смотревшего на нее исподлобья. Дед оказался прав, Но как вершить правосудие, не нарушив законов мироздания самой?! Она задумалась, переводя взгляд с погорельцев-магов на потрепанные войска гномов и орков, стоящие поодаль. Старинный ее знакомец Бороман без сознания лежал на окровавленном эльфийском плаще, Эрэндил накладывал ему на раны травяные повязки. Он улыбнулся Светке своей уже привычной тонкогубой улыбкой и приветственно взмахнул рукой. Ну, как он умудряется после такого страшного боя выглядеть, словно на приему у английской королевы?! Аристократ, блин, магического образа… И тут ее осенило: магия! Конечно, с помощью магии этот клан расцвел пышным цветом и захватил власть на всей территории мира. Своей волшбой, как называет ее Бороман, маги добивались всего, что им приспичивало: стравливали народы, заставляли расы деградировать, как несчастные огры, развлекались убийством детей, создавали ужасных монстров (она вспомнила Серый Ужас и улыбнулась, ощутив присутствие странного существа, друга-подруги рядом — все же удалось ей переубедить воплощение универсального убийцы. И гордость охватила ее). Мерзкая магия…

И тут ее осенило. Светлана посветлела лицом, обратившись к кучке колдунов под охраной черных кошек:

— С нынешнего дня запрещается вам колдовать. В каждом проявлении магической силы да узрят ее свидетели извращение пути клана, и да изгонят такого поселенца вон, подальше от любого жилья, — Маги переглянулись в недоумении. Они все еще чувствовали в себе прежние силы и желание воспользоваться ими непременно, и удивлялись произносимым словам, словно глупым детским измышлениям. С чего вдруг девчонка так заговорила? Ведь знает же, что магия непобедима! — Да не примет колдуна ни один народ, продолжала Светлана, — ибо отныне сила ваша в запрете. А по способностям своим, — она протянула руку, раскрыла ладонь навстречу старейшинам бывшего клана правителей, и сделала жест, словно собирает нечто невидимое никому из собравшихся. Маги заволновались, встревоженно глядя на нее и переглядываясь меж собой, потянулись вслед за ее ладонью и обессиленно присели на скамьи. — с сего дня вы ничем не отличаетесь от жителей Кывана!

Первыми заржали орки. Сначала послышался осторожный смешок, затем бывшие воины — "пушечное мясо" правителей — стали подтягиваться, чтобы взглянуть на таких некогда страшных и всемогущих повелителей поближе. Те сидели, испуганно вздрагивая и оборачиваясь при каждом новом шаге или взрыве хохота. Первые ряды осмелели, и орки поперли толпой рассмотреть вблизи низложенных повелителей. Они подбегали, сначала робкие и стеснительные, затем все наглее и настойчивее тыкали пальцами, щипали, тискали пятерых бывших магов, бессильных противостоять натиску животного любопытства. Потом начались легкие оплеухи, от которых низложенных повелителей пришлось спасать. Зрелище так понравилось гномам, что те стали скалить зубы, а потом вспыхнули заливистые похохатывания и в стане Боромановых сородичей. Маленький и наиболее круглый из всего войска каптенармус Заглор, умудрившийся сохранить почти все войсковые припасы, особенно в напитках, проорал главный тост дня, подняв литровую кружку войскового пива:

— За смену власти! За правительницу!

— За правительницу! — проорали вслед за ним еще несколько глоток, — и потянулись за напитком, снимать стресс.

Многое еще предстояло сделать, чтобы время в мирах вновь потекло своим чередом: разрушить последствия сотворенного магами Зла, стереть с лица миров их жестокие проявления и вернуть добро и справедливость. Но начало было положено, колдовство больше не могло вмешаться в течение времени, не могло повредить никому из живущих.

49
{"b":"133607","o":1}