ЛитМир - Электронная Библиотека

Слава Богу, он всего-то хочет разрезать веревку на ногах! Может быть, и руки… У Скалли снова закружилась голова, облик убийцы заколебался, поплыл. На какой-то миг он показался девушке лысым негром, потом длинноволосым рокером, потом опять, как в том кошмарном видении, всего лишь непроницаемо-черным силуэтом с полыхающим взором багровых глаз. Скалли в изнеможении опустила веки.

Он бережно взял девушку за плечи, помог встать. Она не сопротивлялась, когда убийца выводил ее в коридор и провел в ванную. Там он оставил ее стоять посреди комнаты, а сам присел на край ванны, перебирая флаконы с шампунем.

— У тебя волосы нормальные или сухие? — спросил он, и Скалли вздрогнула от неожиданности. Он спрашивал таким спокойным деловитым тоном, как если бы был продавцом, подбиравшим ей шампунь в магазине.

Не отвечая, Скалли попятилась.

— Ты куда это? — с искренним удивлением поинтересовался он, оборачиваясь.

«Пора!» — мелькнула мысль в голове Скалли, она кинулась к маньяку, резко ударила в живот и пулей вылетела из ванной. Краем глаза она успела заметить, как убийца барахтается в ванне, болтая ногами и выплескивая— на пол воду.

Скалли добежала до черного хода, затрясла дверь. Закрыто на ключ. Оставались считанные секунды, прежде, чем он доберется до— нее. Куда же?..

— Выхода отсюда нет, моя прелесть, — послышалось совсем рядом: он вылез из ванны и ищет ее! Спрятаться? Но куда? Может, на второй этаж? Девушка вихрем взлетела по лестнице. Неторопливые ровные шаги последовали за ней. Он словно забавлялся ее беспомощными метаниями. Чертова луна, светит еле-еле. Ему не нужен свет, он знает дом, а Скалли спотыкается на каждом шагу. Долго ли она сможет играть с убийцей в кошки-мышки?

— Девочка моя, я этот дом знаю вдоль и поперек. Здесь негде спрятаться, и если уж и есть, то, во всяком случае, не от меня.

Шаги смолкли на миг, и Скалли услышала щелчок снятого предохранителя. У него еще и пистолет, господи боже мой! Вот, наконец, открытая дверь. Пустая комната — кажется, бывшая спальня. Так, здесь должна быть ванная комната, вот она. Связанными руками Скалли осторожно обшарила полочку перед зеркалом. Какой-то баллончик! Девушка взяла его в руки очень аккуратно (если уронишь, черта с два найдешь, в такой темноте), зубами сняла крышку. Шаги приближались. Стихли. Вот опять, совсем рядом.

Скалли затаила дыхание. Почти над самой головой щелкнул выключатель, и под закрытой дверью легла полоска света, пробившегося через щель. Тот, за дверью, медлил— Скалли ждала.

Ручка начала медленно поворачиваться…

Хлынувший поток света ослепил Скалли, она зажмурилась и, вскинув руки с баллончиком, нажала на головку. Крик; убийцы дал ей знать, что струя аэрозоля попала в цель. Девушка открыла глаза, проскочила мимо ослепленного мужчины и кинулась к лестнице, к парадной двери.

Дональда Фостера охватила безумная ярость. Ну, почему они все так сопротивляются?! Он же был так нежен с этой дикой кошкой! Она не оценила его стараний, ей вообще на все наплевать, кроме самой себя. А Донни еще и привез ее в Дом, его Дом, где раньше жила его мама! Ничего, сейчас он догонит ее, и вот тогда она пожалеет. Она поймет, от чего отказалась. Донни рванулся на стук ее каблуков, на ходу протирая глаза.

Убийца догнал Скалли на лестнице, сбил с ног, не успел притормозить и сам покатился вместе с девушкой. На полу, у основания лестницы, живой клубок распался, и по ковру заскользил пистолет.

Как хищник бросается на жертву, бросилась Скалли к оружию. У нее было одно мгновение, и она успела. Не вставая, повернулась на спину, попыталась прицелиться в маньяка… Это оказалось ошибкой: ударом ноги мужчина вышиб пистолет из ее рук;, подхватил его с пола, навел на девушку. Казалось, дуло смотрит прямо в лицо Скалли, огромное, бездонное, как смерть. «Все», — обреченно поняла она и закрыла глаза…

Дверь с грохотом слетела с петель и плашмя упала на пол.

— ФБР! Руки вверх!

Мгновенно комната наполнилась людьми, и убийца растерянно попятился, запнулся за ковер и упал на спину, выронив оружие. Тотчас же трое агентов прижали его к полу, не церемонясь, надели наручники, пока четвертый держал маньяка на мушке.

Молдер поднял ошеломленную Скалли.

— Сюда нужно срочно «скорую»! — крикнул он суетящемуся рядом Боку, потом мягко обратился к Скалли. — Ну, вот и все.

Дональда Фостера вывели, закрутив руки так жестоко, как могли. Много позже Скалли рассказали, что в тот момент, глядя на нее, агенты очень жалели, что преступник не сопротивлялся при аресте.

— Как вы меня нашли? — она не чувствовала ни радости, ни облегчения, вообще ничего. Она так устала, просто устала. Ей хотелось лечь и спать…

— У мамы был. дом, — ответил Молдер. Похоже, он понял состояние напарницы и говорил коротко. — Патрульный увидел белую машину. Машину мы нашли по краске, она была зарегистрирована на его маму. Ну, сядь наконец, я тебя осмотрю.

— Со мной все в порядке, — воспротивилась Скалли и тут же почувствовала, как предательски задрожали губы.

Молдер нежно коснулся кончиками пальцев ее подбородка, укоризненно улыбнулся. Скалли попыталась что-то сказать, и тут холод, сковывавший ее изнутри, исчез, она вздрогнула, спрятала лицо на груди напарника и заплакала навзрыд. Молдер обвел окружающих свирепым взглядом, но все и так подчеркнуто отводили глаза. Он ласково гладил Скалли по волосам и тихо шептал: «Успокойся, все кончилось. Успокойся…» А Скалли плакала и никак не могла перестать.

Штаб-квартира ФБР Вашингтон, округ Колумбия

Молдер заканчивал отчет по делу Дональда Эдди Фостера в одиночестве, потому что Скалли отправили на отдых, подлечить нервы. После Миннеаполиса ей постоянно снились кошмары, и Молдер сам настоял, чтобы она отдохнула. Теперь на него легло вдвое больше бумажной работы, но здоровье напарницы было дороже.

Подшивая фотографии Фостера в папку с делом, Молдер размышлял об этом человеке. Судьба его ясна: суд наверняка признает его невменяемым, и Донни светит пожизненное заключение в психиатрической лечебнице. Молдера не оставляло в покое другое: как бедняга сошел с ума? Почему? Нормальная семья, нормальный ребенок. Вот он — очаровательный пухлый младенец, большеглазый улыбающийся школьник, долговязый подросток с футбольным мячом…

«Страх, — думал Молдер, — с чего он начинает завоевывать нас? Возможно, это что-то обычное и банальное. Этот мальчик по соседству, Донни Фостер, был младшим в семье, у него было три старших сестры. Самый обычный ребенок — и превратился в дьявола.

Иррациональная реакция вызвана страхом перед неизведанным. Страхи наши преследуют нас каждую ночь, когда в темноте раздаются чьи-то шаги на лестнице. Возможно, страхи толкают нас на смерть.

Это ничуть не менее страшно, чем любой секретный материал; однако трудно смириться, что подобное может произойти с каждым, в том числе и с тобой».

Молдер захлопнул папку, нацепил на лицо официальное выражение и отправился сдавать материалы шефу.

13
{"b":"13361","o":1}