ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тот, кто разрыл могилу, срезал прядь волос чем-то очень острым…

— Что же это за тип такой? — пробормотал Молдер.

— Ну, — словоохотливо откликнулся Бок, — некоторые убивают в пьяном виде…

— Это не удивительно, — прервал его Молдер. — Сколько у нас оскверненных трупов?

— Три за последние два дня.

— Что еще вы можете сказать про осквернение могил?

Бок пожал плечами.

— Modus operandi практически одинаков. У трупов были срезаны волосы. У третьего еще и вырваны ногти. Похоже, это было сделано очень-очень остроносыми плоскогубцами.

Скалли бросила папку на стол и молча вышла, почти выбежала из кабинета. Мужчины проводили ее понимающими взглядами и вернулись к разговору.

— Что ж, — начал Молдер, — надо действовать. Составьте записку только для нашего отделения. Предупредите всю полицию в городе и округе, объявите розыск.

Начальник отделения сел за стол, деловито придвинул к себе стопку чистой бумаги.

— Что им сказать?

— Что им придется иметь дело с разгоняющимся фетишистом.

— Кем-кем?

— Фетишистом, — отчетливо повторил Молдер. — Пусть проверят похоронные бюро, кладбища, морги и тому подобные заведения. В прессу должна попасть версия, предупреждающая о возможном маньяке-убийце.

Бок недовольно отложил ручку. Все обернулось, как он и ожидал: не успел этот Молдер приехать, как уже начинает давать ценные указания. Невредно бы его одернуть, дать понять, что он не у себя дома.

— Здесь не Нью-Йорк, агент Молдер, — заявил Бок. — Здесь люди все еще держат двери незапертыми по ночам. Они перепугаются.

— Но для прессы вовсе не обязательно сочинять леденящие душу статьи, — возразил Молдер.

— Зачем вооружать народ, если этот тип нападает только на мертвых? Мы только спровоцируем ненужную панику.

— Потому что, скорее всего, он пойдет дальше. Трупы ему могут и надоесть. А как только он попробует теплого человеческого тела, он войдет во вкус и захочет еще.

Бок поморщился от брезгливости и досады: похоже, Молдер пропустил его намек мимо ушей.

— Может быть, вы жили на севере, в относительной изоляции, слишком долго.

— Что вы хотите этим сказать? — Молдер сел к столу и пристально посмотрел в глаза начальника отделения.

— Мистер Молдер, вам не кажется, что вы слишком даете волю фантазии? В Милуоки, когда ловили маньяка-убийцу, люди удивлялись, почему полиция возилась так долго? Ведь все же знали, что он убивал только маленьких мальчиков. И вообще, никто не мог поверить, что это правда. Все считали это газетной уткой.

— Если вы поймаете этого типа раньше, чем он убьет кого-нибудь, — зло отчеканил Молдер, — тогда я с вами соглашусь. Причем с искренней радостью. А пока забудьте, что у меня слишком богатая фантазия, и делайте, как я советую.

— Вы прекрасно знаете, — пошел на попятную Бок, — что у нас не хватает ни опыта, ни людей, чтобы вести следствие достаточно оперативно. В субботу мне и вовсе никого не найти. Может быть, только в понедельник или во вторник мы приведем в порядок, так сказать, наши войска.

Скалли услышала эту тираду на подходе к полуоткрытой двери кабинета и нерешительно остановилась. Сейчас ее присутствие явно не требовалось, да она и не хотела никого видеть. После просмотра фотографий ее затошнило и долго выворачивало в туалете наизнанку. Теперь желудок Скалли был пуст. Мятные таблетки кое-как помогли справиться с тошнотой, но перед глазами до сих пор стояли четкие черно-белые фотографии. Высокое качество снимков безжалостно подчеркнуло самые отвратительные детали, при одном воспоминании о которых Скалли передернуло.

Она присела на жесткий стул у самой двери. Нет, ей не хотелось заходить в кабинет и позволять мужчинам видеть ее бледность… и страх. Да, она, патологоанатом, вскрывшая десятки трупов в самом разном состоянии, агент ФБР, попадавшая черт знает в какие переделки, — она боялась. Ее пугало то, что мотивы преступления оставались непонятны, выходили за рамки человеческих представлений о мире. Обычный преступник, пусть даже убийца, руководствуется какими-то свойственными человеку мотивами. Корысть, страх разоблачения… Его можно если не простить, то понять. Этот же… человек? Монстр? Это существо было непостижимо и отвратительно.

Размышления Скалли прервал Молдер, выглянувший из кабинета.

— Нам придется немного здесь поработать, — виновато сказал он. — Надо отменить обратный рейс.

Скалли ничего не ответила, и Молдер наклонился, внимательно вглядываясь в ее лицо.

— Скалли? — Голос Молдера был ласков и тревожен.

— А? Да, хорошо.

— Ты в порядке, Скалли?

— Со мной все о'кей, — твердо заявила она.

Молдер не очень-то поверил. Он даже помедлил— но потом пожал плечами и вернулся в кабинет. А Скалли прикрыла глаза и еще долго сидела на жестком неудобном стуле.

Когда Бок и Молдер вышли в коридор, она рке почти пришла в себя.

— Я уже отменил наш заказ на билеты, — сообщил Молдер. — Мистер Бок распорядился, чтобы нам подготовили приличный кабинет. Пойдем, посмотрим.

Оказалось, им и вправду выделили приличный кабинет, предоставили компьютеры и доступ ко всем архивам полиции и ФБР. Напарники разделили между собой направления поиска и уткнулись в экраны. Около девяти вечера Молдер оторвался от вороха полицейских сводок и отчетов о нападениях на женщин.

— Скалли, тут слишком много всего, и непонятно, как найти нашего клиента. Что у тебя вырисовывается с психологическим портретом преступника?

— Видишь ли, — устало вздохнула Скалли, — полного психологического описания фетишиста как модели личности не существует. У всех людей эротические фантазии отличаются от реального поведения. Мания — это результат неправильной шкалы ценностей, уклонение от культурных норм, социальной морали. У психологов есть кое-какие разработки, я подобрала наиболее вероятные, но… Предположительно, преступник — белый мужчина, интеллектуальный коэффициент средний или выше среднего. Задокументированы случаи фетишизма, когда IQ преступника превышал 150. Это все, что можно сказать на данный момент.

Молдер мотнул головой, давая понять, что принял информацию к сведению. И занялся архивными делами на всех фетишистов, попадавших в поле зрения полиции и находившихся сейчас на свободе. Скалли же вернулась к своим записям:

«Патология возникает на стадии фантазий и прогрессирует до стадии действия, поступка, включая, в ряде случаев, убийство. Агент Молдер считает, что, начав убивать, преступник неминуемо будет наращивать темп. При этом сам процесс убийства станет отвлекающим моментом, маскирующим глубинный мотив. Конечно, по-человечески проще поверить, что это дeлo рук пришельцев или НЛО, как это делает агент Бок, но это, к сожалению, не так».

— Скалли, — позвал Молдер— У тебя лучше получается, помоги ввести программу.

Скалли пересела за его компьютер.

— Я туг прикинул параметры поиска. Пусть эта техника сама отбирает подходящие объекты.

— А зачем еще она нужна? — пожала плечами Скалли и придвинула клавиатуру.

Твин-Ситиз, округ Миннеаполис

Донни Фостер, никуда не торопясь, ехал по ночному городу. Яркий свет неоновых вывесок бросал цветные пятна на белый капот его машины. Фостер с интересом поглядывал по сторонам: какие перемены произошли в городе за время его отсутствия? Этот район был ему и вовсе не знаком. Донни свернул на боковую улицу и притормозил.

Здесь вовсю кипела ночная жизнь. Нетрезвая компания вывалилась из обшарпанных дверей паба и со смехом и песнями двинулась по улице; юная парочка страстно целовалась на углу, не замечая окружающих. Но самое главное — Фостер задержал дыхание — у края тротуара стояли вызывающе одетые девушки. Яркий макияж, высокие каблуки, короткие юбки, полностью открывающие роскошные ноги в черных чулках. На глазах у Донни к девушкам подвалил подержанный черный «воль-во», и худенькая брюнеточка, перекинувшись с водителем парой слов, впорхнула в машину и укатила.

3
{"b":"13361","o":1}