ЛитМир - Электронная Библиотека

Блондинка чуть ли не бегом направилась к автостоянке, Фостер последовал за ней, все еще стараясь держаться в тени. Подойдя к своей машине, женщина начала возиться с замком, одновременно балансируя грудой пакетов и огромной сумкой. Наконец, дверца соизволила открыться, и женщина с облегчением вывалила свой груз на водительское сиденье. Она устало распрямилась и вздрогнула: по другую сторону машины стоял высокий мужчина. Казалось, он соткался из тени, так незаметно и бесшумно он появился.

— Я испугал вас, — мягко произнес Фос-тер. — Прошу прощения. Мы сегодня были вместе на лекции по мифологии.

— Да?

Блондинка явно была испугана, и Донни так же мягко попытался ее успокоить. Как же трудно ему было удержаться, не броситься на нее прямо здесь и сейчас! Но надо быть осторожным, лишние свидетели ни к чему. Она ведь может закричать. Случайный прохожий — и еще один свидетель, вдобавок к той черноволосой проститутке. Впрочем, ее подружка была хороша и стоила того, чтобы немного рискнуть.

— Меня зовут Донни, — продолжил он, словно не замечая испуга женщины. — Я сижу сзади от вас, недалеко. Может быть, вы меня видели?

— Знаете, я не помню.

Женщина начала успокаиваться и уже не вздрагивала при каждом слове Донни, но ей было неуютно, она как-то вся сжалась.

— Да, понимаю, ведь вы сидите впереди. Дело просто в том… Вы понимаете, я вот тут уже собирался подойти к своей машине и увидел вас. Ради Бога, извините, что побеспокоил, у меня небольшая проблема. Я не записал сразу… Нас какие главы просили прочитать: десятую и одиннадцатую или одиннадцатую-двенадца-тую?

С откровенным облегчением блондинка наклонилась над грудой вещей и принялась рыться в сумке.

— Одну минуту, — послышался ее голос, — я сейчас… только блокнот найду. Кажется… Вот, десять и одиннадцать.

— Спасибо, — услышала она совсем рядом и, вскинувшись, увидела Донни не далее чем в двух шагах.

— Н-не за что, — выдавила из себя женщина, а в памяти ее всплыла кошмарная статья о маньяке-убийце, прочитанная в утренней газете. «Да что это я, — попыталась она взять себя в руки, — от каждой тени шарахаюсь. Просто он тихо ходит. А так — нормальный, очень вежливый человек». Но успокоиться она не успела, потому что Донни придвинулся еще на полшага и опустил руку на открытую дверь машины. Женщина отпрянула было, но спиной наткнулась на машину.

— Извините, мне пора ехать, — слабым, дрожащим голосом проговорила она.

Донни не мог больше сдерживаться: она была так близко, совсем рядом, он чувствовал ее теплый запах, и она так соблазнительно боялась. Он совсем потерял голову.

— Не уезжайте, — хрипло попросил Донни, не соображая уже, что говорит и что подумает женщина. Он даже не боялся, что она закричит: это невозможно. Она же тоже знает…

— Отпустите дверь, — прошептала женщина, бледнея. Фостеру показалось, что она сейчас потеряет сознание, и он шагнул вперед, чтобы поддержать ее, нежно взял за плечи…

Страшная боль внизу живота бросила его на колени. Падая на мокрый асфальт, Донни еще успел удивиться: за что? А потом осталась только боль и — где-то далеко — высокий женский крик: «Помогите кто-нибудь! Помогите!»

Первый же водитель едва успел затормозить перед смертельно испуганной женщиной, вылетевшей на проезжую часть.

— Куда ты лезешь, идиотка! — начал было он, но осекся, остановленный диким взглядом и слабым лепетом: «Помогите! Заберите меня отсюда, здесь маньяк!»

Через пять минут прибывшие охранники уже надевали на Дональда Фостера наручники.

Скалли вошла в прозекторскую. Рабочий день закончился часа три назад, и ей придется сегодня проводить вскрытие в одиночку. Новая жертва: юная девочка из приличной семьи. Она осталась дома одна, к ней должен был зайти приятель, а родители уехали на вечеринку. Парень-то и обнаружил… тело.

«Господи! — взмолилась про себя Скалли. — Ну почему я?» Она надела пластиковую маску-очки, медленно натянула перчатки. За что именно ей послано это испытание? Видеть когда-то прекрасные, а теперь неузнаваемые тела, и не просто видеть, а изучать, распластывая скальпелем тех, кто еще вчера смеялся, жил, любил. Думать, что такая судьба может постигнуть и ее, Скалли, по воле слепого случая, впрочем, как и этих девушек. Они так же ни в чем не были виноваты, как и она. Всего лишь попались на глаза маньяку. Всего лишь.

Скалли почувствовала, как грудь сдавило тоскливое чувство одиночества и беззащитности. Ей вдруг стало страшно здесь, в пустом тихом здании морга, наедине с изуродованным трупом невинной девочки. Заранее морщась от отвращения, Скалли подошла к столу, откинула мокрую, всю в пятнах крови простыню.

Лицо с закрытыми глазами поражало спокойным выражением, словно покойница спала в собственной постели. Темные от влаги волосы аккуратно лежали двумя прядями вдоль лица, но на коже не было ни капли воды. Скалли было страшно дотронуться а,о девушки, как если бы это могло ее разбудить.

Скалли обреченно включила свет над столом, взяла скальпель и не смогла удержаться, чтобы в последний раз перед вскрытием не взглянуть в лицо жертвы. На миг ужас сковал Скалли: покойная медленно, будто просыпаясь, открыла глаза.

— Почему я? — спокойно спросила девочка, пристально глядя ей в глаза. — Почему я? Почему не ты?

Скалли выронила скальпель и закричала.

Она кричала долго, уже понимая, что это сон, кричала, рке просыпаясь, и на границе сна и яви она увидела это… Скалли не знала, как назвать темный угловатый силуэт, возникший в просвете меж ее ресниц, но его молчаливая неподвижность наполнила все ее существо животным ужасом.

Задыхаясь, Скалли взметнулась с постели. Она была там же, где и заснула час назад, в холодном гостиничном номере, и никого не было рядом, она видела весь номер, потому что забыла выключить свет. Но даже здесь она не чувствовала себя в безопасности.

На несколько коротких мгновений Скалли четко осознала: кто бы ни был тот, черный — человек или дьявол, — это был убийца.

Телефонный звонок заставил дрожащую в ознобе Скалли оторвать руки от горла.

— Алло? — только тут Скалли заметила, что спала в одежде, костюм помялся, а верхняя пуговица оторвана.

— Скалли, это я.

— Молдер? — Скалли недоверчиво помотала головой, посмотрела на часы, показывавшие чуть не полдвенадцатого.

— Я знаю, что поздно, — без тени вины заявил Молдер. — Есть новости. Арестовали какого-то типа. Возможно, это наш подозреваемый.

— Ага, — ответила Скалли, собираясь с мыслями. Она еще находилась под впечатлением кошмара. — Погоди, ты сказал… Я сейчас оденусь!

Камеры предварительного заключения Полицейский участок №27 Миннеаполис

Трое агентов ФБР были впущены в блок предварительного заключения со всеми подобающими церемониями. Чернокожий надзиратель долго извинялся, что не может включить яркий свет, поскольку камеры, в общем-то, таковыми не являются. Это просто одна большая комната, разбитая решетками на отдельные небольшие клетки. «Мы называем их загонами, — сообщил он Скалли, улыбаясь. — Если включить верхнее освещение, проснутся все заключенные, а они виноваты в чем угодно, только не в том, что их сокамерником оказался псих. Пусть рк спят, им положено».

По дороге Бок, уже успевший ознакомиться с досье подозреваемого, пересказал его Молдеру. Скалли не включалась в разговор: она все еще была под впечатлением сна и теперь страшилась наяву увидеть мрачную черную фигуру. Она понимала всю иррациональность своего страха и все же боялась.

Когда они подошли к «загону» подозреваемого, Скалли встала за спинами мужчин и мысленно вздохнула с облегчением. Человек в клетке ничем не напоминал мефистофелевский образ, явившийся ей во сне. Так, ни рыба, ни мясо, к тому же повязка во всю щеку.

— У него долгая история нападений, — вещал между тем Бок. — Служба 911 была вызвана одним из офицеров охраны. Его здорово покалечили.

Полицейский звенел ключами, открывая дверь. Заключенный, поняв, что пришли к нему, встал с койки.

8
{"b":"13361","o":1}