ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ерунда все это. Мои родители погибли в автокатастрофе. Отказали тормоза. Их переехал автотрейлер.

— Тормозные шланги были перерезаны. Когда они не вернулись в Орию, как обещали, мы прошли через потайные ворота и обнаружили, что они погибли. Мы провели расследование, сделали все возможное, чтобы понять, почему они погибли и кто несет за это ответственность.

Лорин опустилась на пол рядом с Джейком, который все еще вел себя необычно спокойно.

— Но кто-нибудь обязательно должен был заметить, что шланги перерезаны.

— Кто-нибудь и заметил. Но если этот кто-то сам замешан в убийстве, он не стал бы сообщать об этом. Так?

— Но кто же он? Кто это сделал и почему?

— Я не знаю. Мы не смогли обнаружить ничего, что указывало бы на конкретного человека. Я знаю только одно: в этом городе ты никому не можешь доверять. Ни единому человеку. Не позволяй старым друзьям присматривать за Джейком, когда ты в отлучке. Не выбалтывай тайны соседям. Ни слова не говори о своих подозрениях про смерть родителей. Кто бы ни убил их, он все еще может околачиваться поблизости. Если этот человек поймет, что ты пытаешься что-то выяснить, он может с тобой разделаться. С тобой и Джейком.

Лорин содрогнулась, но тут Эмбер посмотрел ей через плечо, чуть слышно произнес: «Тревога!» и растаял в воздухе.

— Надеюсь, ты умеешь убедительно врать, — донеслось до Лорин из пустоты.

В зеркале Лорин заметила отражение человека в коричневой форме с серебряной шестиконечной звездой на груди и в тот же миг услышала на крыльце тяжелые шаги. Во внешности мужчины проглядывало нечто знакомое. Крупный, могучий, с темными волосами и простым, открытым лицом с явной печатью усталости. Лорин была уверена, что уже видела его прежде, и вдруг вспомнила: ну конечно же, это Эрик Мак-Эйвери. В школе он отставал от нее на два класса. Значит, он служит теперь в департаменте шерифа. Пожалуй, парень оказался совсем не по ту сторону закона.

Он постучал в дверь, и Лорин обернулась, кивнула, поднялась и пошла через холл ему навстречу. На бляхе она прочитала: «Шериф». Значит, он не просто служит в департаменте, он — самый главный. Ну и чудеса! В последний раз, когда она слышала новости по этому поводу, пост принадлежал старому Полу Дарнеллу.

Лорин открыла дверь и прислонилась к косяку.

— Эрик Мак-Эйвери! — проговорила она и тепло улыбнулась. — Я и не знала, что ты стал шерифом!

Мужчина рассматривал ее с явным недоумением.

— Да, уже три года как меня назначили, — ответил он, чтобы хоть что-то сказать, но вдруг неуверенность сменилась на его лице удивлением. — Лорин Хочкисс?

Теперь Лорин Дейн, но все равно это я.

— Господи боже мой, я никогда бы тебя не узнал.

Она улыбнулась:

— С самого отъезда отсюда я только и делала, что работала над собой.

— Я всегда считал тебя очень хорошенькой.

Лорин увидела в его глазах искреннее восхищение, которое, однако, тут же затуманилось тревогой, отчетливо проступившей на лице Эрика, когда он прошел к двери.

— Я и не знал, что ты вернулась в город, и уж точно не знал, что ваша семья купила старый дом твоих родителей. В любом случае… могу я немного поговорить с тобой и твоим мужем?

— Мой муж погиб, — ответила Лорин, умудрившись выдавить эти ненавистные слова, ни разу на них не споткнувшись. — Можешь поговорить со мной. Не хочешь войти в дом — на улице холодно?

Он кивнул:

— С удовольствием. — Мужчина переступил порог. Глаза его быстро забегали по стенам: в общую комнату, в гостиную, в глубь холла — к зеркалу. Потом опять заглянули в гостиную — Лорин вдруг отметила, что Джейк куда-то пропал, — а через секунду Эрик снова обернулся к зеркалу и остановил на нем долгий, тяжелый взгляд. — Одна из твоих соседок заявила, что видела, как в дом забрался чужой, — медленно начал он, но взгляд его непрестанно перебегал с лица Лорин на зеркало и обратно. — Я получил сигнал пять минут назад.

«Где же Джейк?» — думала она, заглядывая в гостиную, потом в общую комнату.

— Забрался… — рассеянно проговорила она.

— Темная фигура у задней двери, сказала соседка. Через кусты трудно разглядеть, сказала она, но решила, что я должен проверить. — Эрик слабо улыбнулся. — Конечно, Марселла — не очень надежная особа, но вот уже два дня как у нас пропал человек, и я стараюсь серьезно относиться ко всем вызовам, даже когда звонят те, кому чудятся розовые слоны. Ну, ты понимаешь.

— Я ничего не слышала, — ответила Лорин. Где же Джейк? Где Джейк? Она не слышала, чтобы он поднимался наверх. Не чувствовала, чтобы открывались зеркальные ворота. Его нет в гостиной. Нет в общей комнате. Остается только кухня.

И как бы в подтверждение этой мысли раздался голос Джейка:

— Пливет, песик! Давай иглать!

Эрик подпрыгнул от неожиданности и посмотрел в сторону кухни. И в этот момент кухня взорвалась диким гвалтом. Джейк начал колотить металлической ложкой по кастрюлям и сковородкам, наполняя дом воплями на пределе своих возможностей:

— Павук! Павук! Тра-ля-ля, тра-ля-ля!

— Это мой сын, — объяснила Лорин, перекрикивая шум, и бросилась в кухню. — Боюсь; из-за него я вообще все на свете могу прозевать.

Эрик двинулся за ней следом. На лице его расплывалась смущенная улыбка.

— Думаю, у тебя на чердаке могла бы промаршировать сотня слонов под музыку симфонического оркестра, и ты бы ничего не заметила, — проорал он в ответ, а Лорин вынула ложку из рук Джейка. На сей раз Джейк завопил от злости и обиды:

— Лоска! Лоска!

— Сейчас тебе нельзя ложку. Видишь, я разговариваю.

Джейк бросил на шерифа Мак-Эйвери настороженный взгляд, поднялся на ножки и с неуклюжей грацией двухлетнего медвежонка спрятался за материнские ноги.

— Поздоровайся, Джейк, — улыбнулась Лорин.

Джейк еще секунду изучал Эрика, потом шевельнул пальцами и неуверенно произнес:

— Пливет. — Однако из-за спины Лорин не вышел.

— Думаю, с твоего разрешения, мне следует осмотреть дом, — решительно заявил Эрик.

— Пливет, — чуть громче повторил Джейк.

— Привет, — отозвался наконец Эрик, широко улыбнулся и махнул малышу рукой; И Джейк махнул в ответ. — Сколько ему? — спросил Эрик.

— Два года. Уже большой.

— Забавный парень.

— Спасибо. Он… очень деловой. — Она вспомнила, о чем попросил Эрик, и картины прежних дней хлынули в душу. Когда ей было лет семь-восемь, отец Эрика дружил с ее родителями. Видимо, они были близкими друзьями, потому что он часто приходил в этот дом. И теперь Лорин догадалась, что, очевидно, старший Мак-Эйвери был сентинелом. В памяти всплывали обрывки разговоров родителей о Джеймсе «Маке» — Мак-Эйвери. Она не помнила содержания этих бесед, но помнила, что они смеялись, говоря о Маке, и тут же упоминали ворота. Эти воспоминания и внезапный интерес Эрика к зеркалу укрепили ее подозрения о причинах его появления у нее на пороге. Его присутствие как-то связано с тем, что она воспользовалась воротами, а может, и с тем, что произошло с ее домом в Ории.

Если ему так уж хочется, она позволит ему осмотреть дом — ей нечего скрывать. Пока. Но, черт возьми, она не разрешит это делать без своего надзора.

— Что ж, проходи, — произнесла она с напускной неуверенностью. — Я прихвачу Джейка и покажу тебе все.

— Я предпочел бы, чтобы ты осталась здесь. Если я на кого-нибудь наткнусь…

— У тебя же есть пистолет, — прервала его Лорин. — Если в дом действительно кто-то вломился, я не хочу, чтобы он объявился здесь, пока ты будешь торчать на чердаке.

Он кивнул, не сводя с нее глаз, и Лорин увидела в них отражение ее собственных подозрений. Не доверяй никому, предупреждал Эмбер. Похоже, Эрик тоже принял этот девиз на вооружение.

— Ну хорошо. Только иди сзади, — распорядился он. — Не хочу, чтобы кто-нибудь из вас попал под выстрел.

Они быстро осмотрели дом, но Лорин заметила, что Эрик напрягался совсем не там, где следует. Язык его жестов поведал ей, что он без всякой опаски проходит через двери и заворачивает за углы, но его плечи и спина каменели каждый раз, когда он проходил мимо зеркала. И он постарался пройти вблизи каждого зеркала в доме. Хочет почувствовать вибрацию, догадалась Лорин. Однако он вел себя довольно убедительно. Не раскрой она тайну ворот у себя в холле, его движения ни за что не показались бы ей подозрительными.

21
{"b":"133615","o":1}