ЛитМир - Электронная Библиотека

— Виновны, пока не доказано обратное, — пробормотал Терри Мейхем.

Несколько пар сузившихся глаз одновременно скрестились на нем, а Эрик произнес:

— Мейхем, сейчас не до соблюдения прав человека и гражданина. Наша обязанность — защищать гражданское население и наш мир, а если они под угрозой, то наши права — дело второе. Да ты и сам знаешь. И знал, когда давал присягу.

— Я пошутил, — неловко произнес Терри.

— Только никто почему-то не смеялся, — буркнул Вилли.

Щеки Терри пылали.

— Ну что ж, пошли.

— А как с теми, кто еще не вернулся? Бет Эллен, Луиза, Джимми, Том?

— Как только они появятся, то тоже перейдут на ту сторону. Конечно, я предпочел бы, чтобы все собрались сначала здесь, но ждать некогда. Нам надо заниматься делом, а для этого необходимо знать, что можно друг другу доверять.

— А кто будет производить контрольное заклинание? — поинтересовалась Джун Баг.

Эрик в задумчивости нахмурился.

— Первый этап выполнит Вилли, второй — Грейнджер. Я — третий. Все согласны?

— Три контрольных заклинания?

— Чтобы не позволить предателю скрыть свою роль.

— А если вы все трое в этом замешаны? — спросила Джун Баг, и в голосе ее по-прежнему звучал холодный гнев.

— Ты тоже хочешь провести тест?

— Да.

— Прекрасно. А раз ты первая разоблачила рикошетный прорыв, ты и должна провести первый тест. В остальном порядок проверки останется прежним. Эрнест, ты отвечаешь за блокирование заклинаний: не хочу, чтобы наши упражнения усугубили проблему рикошета. Ты, Нэнсин, пожалуйста, обеспечь работу часов. Наше воздействие должно быть минимальным и как можно более коротким. Тот, кто проводит тест, должен убедиться, что заклинание целиком содержится у него в голове, до того, как мы пройдем ворота, и никаких украшений к нему не добавлено. Пусть оно будет кратким, плотным и точным. Делайте скидку на магию, которую использует Эрнест для своей отводной трубы, и на ту, которая требуется Нэнсин для поддержания работы часов, — и все. Никаких других допущений быть не должно. Когда мы перейдем на ту сторону, у вас будет пять минут на подготовку и еще минута на каждое контрольное заклинание. На этот раз будем обходиться без защиты и без охраны по периметру. Вертикальной проекции вокруг поляны должно хватить. Я не хочу, чтобы какие-либо дополнительные вмешательства искажали картину. И хочу, чтобы через пять минут мы вернулись. — Он перевел взгляд с Джун Баг на Вилли, потом на Грейнджера. — Все ясно?

Слушатели кивнули. Все сидели спокойно и ждали. Эрик, который во время своей краткой речи составлял контрольное заклинание, — так, на всякий случай, — использовал этот подготовительный период, чтобы понаблюдать за коллегами. Никаких очевидных признаков вины он не заметил. Все они выглядели напуганными, нервными, готовыми бежать отсюда как можно дальше, но сам он был точно так же напуган, издерган и хотел бы оказаться в другой вселенной, так что все эти штуки ни о чем не говорили. Первым заговорил Вилли:

— Мое заклинание обнаружит следы тайной магии красным свечением.

Джун Баг была следующей:

— Мое заклинание окружит предателей огненным кольцом.

— Но не смертельным, — вмешался Эрик.

— Ну, если ты настаиваешь…

— Настаиваю.

Джун Баг пожала плечами. Грейнджер хохотнул нервическим смешком.

— Мои действия сами себя проявят, если среди нас обнаружится виновный.

Эрик вновь добавил:

— Чтобы без летального исхода.

— Без.

— Ну и прекрасно, — кивнул Эрик. — Мое заклинание тоже проявится по ходу дела. Пошли.

И во второй раз за день они прошли ворота и оказались на поляне в Ории. На них тотчас набросился ветер, не удерживаемый на сей раз защитным полем. Холод пронизывал до костей. Сейчас они развернулись внутрь круга — небольшая кучка мужчин и женщин с одинаково мрачным выражением лиц. Вилли закрыл ворота. Нэнсин сотворила часы, Эрнест создал отводную трубу, по которой уйдет каждое контрольное заклинание.

Джун Баг произнесла первое заклинание:

— Ищи след, ищи нору, ищи ложь. Откройся!

Эрик внимательно следил, не вздрогнет ли кто, не опустит ли взгляда себе на ноги. Но на свои ноги первым делом взглянул каждый, и только потом на ноги товарищей. Эрик чуть не выругался. Разумеется, все они не могут быть предателями, просто такова человеческая натура: виновный должен посмотреть, не разоблачен ли он, а невиновный проверяет, не могут ли его ложно обвинить.

Но огонь не выделил никого из них.

Эрик взглянул на часы — заклинание шло своим чередом.

— Ты удовлетворена, Джун Баг? — спросил он.

— Одно позади, три впереди, — коротко ответила она.

— Теперь моя очередь, — заявил Вилли и закрыл глаза. Не успел Вилли и слова сказать, как Эрик ощутил первые толчки его заклинания. И единственным словом, которое он в конце концов произнес, было: — Откройся!

Эрик понятия не имел, в чем заключалось его заклинание. Он никогда не мог уловить контуры магии, которой владел создатель ворот. А если бы мог, думал Эрик, то умел бы видеть неощутимые силовые линии, которые пронизывают вселенные, связывают их; и тогда бы он сам был создателем ворот.

Заклинание Вилли обрело форму призрачного человека, который переходил от одного сентинела к другому, останавливался перед каждым, возлагал руку на лоб своей жертве и долго смотрел в глаза. Когда он подошел к Эрику и холодная, невесомая рука легла на его лоб, а кошмарные мертвые глаза заглянули в его собственные, волоски на руках и шее шерифа встали дыбом, во рту пересохло. Фантом заглянул прямо в его мозг… и пошел дальше, унося с собой навеянный им ужас.

Господи боже мой, подумал Эрик. И у Вилли есть темная сторона! Есть чему ужаснуться! Он обежал всех взглядом — никто не светился красным огнем.

Следующим был Грейнджер.

— На северо-запад нити летите, быстро летите, пальцев следы мне принесите! Откройся!

На сей раз Эрик успел уловить образ, который Грейнджер придал своему заклинанию. Красиво, ничего не скажешь. Стройная, умная борзая, а ее сопровождает громадная ищейка. Они отбегали, возвращались, кружили вокруг сентинелов с поразительной быстротой и экономностью движений. Именно Эрик способствовал переводу Грейнджера и Деборы с главного канадского поста в Онтарио. Тогда ему пришлось сломить немалое сопротивление тому, что тесный круг сентинелов Кэт-Крика, членство в котором в основном обеспечивалось наследственностью, вдруг откроется для чужаков и пришельцев. Однако он сумел научиться от них новым разнообразным подходам к магии, и со временем другие сентинелы их тоже приняли. Господи, только бы не оказалось, что он ввел в их круг предателя.

Эрик ощутил три теплые волны, возникшие от заклинания Грейнджера, но никаких видимых перемен в себе не заметил. Впрочем, и в других тоже. Когда минута Грейнджера подошла к концу, он облегченно улыбнулся.

— Все чисто.

Позади три теста. Остался только сам Эрик. Однако он не собирается отслеживать магию до ее творца. Его занимает нечто совсем иное. Он ищет вину.

Все параметры ясно сформулированы в его разуме. Он хочет, чтобы заклинание проверило всех сентинелов по очереди, выудило из их мыслей любую связь с рожденной в Рокингеме бедой и вынудило бы предателя признать вину перед лицом остальных сентинелов.

Плотно сжав в кулаке шерифскую звезду, он сосредоточился на своем намерении, очистил мысли от всего, кроме единственной цели этого заклинания, и четко проговорил:

— Вина, обнажись, откройся!

Вдруг вспыхнула крошечная звездочка, мерцающая бледно-зеленым светом, в котором заключалась магия Ории. Она подлетела к стоящей справа от Эрика Нэнсин Таббс и замерла над ее головой. Глаза ее широко распахнулись, на лице появился ужас, рот приоткрылся, она хрипло произнесла:

— Я виновна.

Эрик ощутил, как дрогнуло его сердце.

Но следующие ее слова оказались никак не связаны с заклинаниями, незаконной магией или предательством дела сентинелов. Вместо этого она сказала:

23
{"b":"133615","o":1}