ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поспеши, — поднял на нее глаза Питер. — Сердце работает совсем плохо.

— Свет, — произнесла Лорин, и стало светло.

Питер издал странный звук, потом решительно повернулся к Эрику и сделал ему еще один вдох.

Лорин упала рядом с ним на колени. Джейк лягался и извивался под ее левой рукой, но Лорин крепко прижимала его к груди, правую руку она положила на грудь Эрику и негромко сказала Питеру:

— Приготовься. Если все сработает, он очнется очень быстро и может удариться в панику.

Питер молча кивнул.

— Исцелись! — громко проговорила Лорин, прикрыла глаза и вызвала образ Эрика, но абсолютно здорового, стоящего, весело что-то говорящего, без крови, без ран, без шрамов. Руку ее вдруг словно парализовало, она чувствовала, как пространство между ее ладонью и грудной клеткой Эрика словно наполнилось электрическим звоном и покалыванием, с секунду она не могла и пальцем пошевелить.

— Господи боже мой, — услышала она голос Питера и решилась открыть глаза.

По телу Эрика метались языки зеленого магического пламени. Оно вдруг напряглось и выгнулось дугой. Голова, ступни и опущенные ладони касались пола, но корпус так изогнулся, что Лорин испугалась, как бы не переломилась спина.

— Что происходит?

Лорин, с рукой, все еще застывшей над грудью Эрика, не могла выдавить из себя ни слова, гортань просто отказывалась ей повиноваться. Между рукой и телом Эрика метался поток огня. Лорин едва дышала, сконцентрировав все усилия на возвращении Эрика к жизни и здоровью.

Внезапно огонь угас. Больной с грохотом рухнул на пол. Его руки взлетели к глазам и вцепились в марлевые подушечки. Колени подтянулись вверх, ноги дернулись. Пораженная Лорин отползла назад. Питер, либо лучше собой владеющий, либо подготовленный к такому повороту событий своим прежним медицинским опытом, нагнулся и оторвал кончик тоненького шланга, торчащего с внешней стороны трахеи. Когда Эрик кашлянул, более толстая дыхательная трубка легко выскользнула из его горла. Питер стал снимать повязку с глаз Эрика, приговаривая:

— Потише, потише, это я, Питер, не лягайся, а то в меня попадешь. Подожди, подожди. Все будет нормально.

По щекам Питера ручьем текли слезы.

Эрик, отчаянно кашляя, схватился за горло и сел.

— Черт возьми, где моя одежда? Что происходит? Проклятие, куда я попал? В какую задницу? — спрашивал он.

Питер, не вытирая слез, обнял его.

— Что это с тобой, черт тебя подери? — закричал, отстраняясь, Эрик, потом повертел головой и уже более спокойным тоном спросил: — Где мы? Господи, ну и холодище.

— Тепло! — произнесла Лорин.

И вдруг холод пропал.

Голова Эрика дернулась в сторону, его глаза встретили взгляд Лорин. Низким, напряженным голосом он спросил:

— Черт возьми, что ты сделала?

— Спасла твою жизнь, — спокойно объяснил Питер.

Эрик опустил глаза на голубую больничную рубашку, прикрывавшую его лишь наполовину, и положил руку себе на живот. Другая рука потянулась за спину, сплошь, от шеи до ягодиц, закрытую повязками. Потом осторожно приподнял край рубашки.

— А-а-а-а… — промычал он, покраснев как рак и резко дернув подол вниз. — Куда делось мое белье? Зачем все эти повязки?

Лорин спросила:

— Что ты помнишь? Ну, последнее воспоминание?

Эрик задумался:

— Мы были в офисе. Потом был вызов… Тело Деборы… Нет, речь шла о Молли. Я поехал в тот старый дом. Там были все сентинелы. Связанные, на полу. А Том Ватсон и Дивер Дункан таскали их в… — Он бросил быстрый взгляд на Питера. — …в Орию. Они обсуждали, не убить ли остальных. Я бросился… в… — Долгая, наполненная ужасом пауза. — Но проявил беспечность. Думал, знаю, кто где находится. Но одного упустил. Он вынырнул из кухни и выстрелил мне в спину.

— Кто это был? — подался вперед Питер.

— Вилли, — с горечью ответил Эрик и тряхнул головой, словно не в силах поверить собственным словам. — Вилли Локлир. Потом у меня потемнело в глазах, и я очнулся здесь.

— Еще немного, и ты бы умер, — сказал ему Питер. — Ты был подключен к аппарату искусственного дыхания, спинной мозг перебит, сердце почти не работало, администрация госпиталя разыскивала ближайших родственников, потому что никто не верил, что ты выберешься.

Эрик поднял глаза на Лорин:

— Где мы находимся?

— Это старый дом моих родителей в Ории.

— Что ты ему рассказала?

— Не так уж много. У него уже были подозрения.

Эрик перевел взгляд на Питера:

— Правда?

— Вы были очень осторожны, шеф. Но даже сама осторожность через некоторое время начинает вызывать подозрение. Я, конечно, никогда не думал, что вы замешаны в чем-то настолько таинственном. Однако чувствовал, что-то происходит.

Эрик кивнул.

— Одежду, — потребовал он, и перед ним тотчас возникла мятая куча одежды.

— На твоем месте я по крайней мере сотворила бы чистую, — с иронией заметила Лорин.

— Я ее не создавал, — ворчливо пробормотал Эрик. — Просто переместил от своей кровати сюда. Так возникает меньше возмущений, — объяснил он, потом попросил: — Не можешь на минуточку отвернуться?

Лорин повернулась, Джейк тотчас ее лягнул и потребовал:

— Низь! Катю низь!

— Не сейчас, — мягко отозвалась Лорин и переместила малыша себе на бедро, хотя он сопротивлялся, как крошечная росомаха. Потом произвела заклинание, которое привело дом в порядок, поместив все вещи на место и восстановив его прежний вид.

— Не делай этого! — воскликнул Эрик. — Неужели ты понятия не имеешь, каких дел на Земле натворит такая бездумная трата энергии?

— Нет, — ответила Лорин.

— Черт бы тебя совсем побрал! Не делай этого! Я сам. А потом подумаем, что дальше. Посмотрим, может, я сумею тебе объяснить, какой вред от лишней магии.

— Хотел бы и я так уметь, — задумчиво проговорил Питер.

— И мог бы, — отозвался Эрик, — но, прошу тебя, не пытайся. Проблема, с которой мы сейчас столкнулись, от этого только усугубится. И очень сильно, если учесть, сколько магов-любителей толкутся вокруг. Хватит с меня одной.

Лорин поняла, он говорит о ней.

— И наплевать, что без меня ты бы умирал, а может, уже и умер бы.

— Я благодарен тебе.

— Ты даже спасибо не сказал, — язвительно бросила Лорин и отвернулась.

Тишина. Шорох повязок. Радостное кряхтенье Эрика и Питера.

— Спасибо.

— Даже шрамов не осталось. — Это уже голос Питера. — Проклятие! Не так-то просто будет все объяснить.

— Полагаю, мое внезапное исчезновение из реанимации тоже наделает шуму.

Питер хихикнул.

— Могу спорить, они там подняли переполох.

— Плохо дело, — пробормотал шериф. — Выживание мира того и требует, чтобы люди не подозревали о возможности проходить сквозь зеркала и без следа исчезать из палат интенсивной терапии.

Лорин услышала, что он поднялся и, шурша одеждой, начал одеваться.

— Все, — наконец подал голос Эрик. — Я готов. Теперь надо обдумать, что можно сделать прямо отсюда.

Они подошли к старому столу ее родителей, а Лорин тем временем произвела еще одно маленькое заклинание: чтобы все они оставались здоровыми. Эти разговоры о гриппе в инфекционном отделении, вид больничных помещений с кашляющими, задыхающимися людьми нагнал на нее страху.

Коттедж Натта и Кэт-Крик

Питер не собирался смиряться со своим неведением. Он желал получить объяснения, что это за Ория, желал знать, кто такие сентинелы, чем они занимаются, а узнав все это, намеревался получить подробное и четкое объяснение, по какой такой причине Эрик не привлек к этому делу его, Питера.

Лорин, со своей стороны, хотела понять, почему ей нельзя пользоваться магией, которой она владела здесь, в Ории. Пока Эрик объяснял ей свойства потока магии между мирами и как магические заклинания, осуществляемые в Ории, посылают волны энергии, воздействующие на события на Земле, она начала смутно припоминать, что родители тоже обсуждали с ней эту проблему. Однако вместе с этими объяснениями к ней вернулись воспоминания об их идее, что отдача не так страшна, как принято считать. Что намерение, цель являются самой мощной направляющей силой. У нее перед глазами почти возникла запись в тетради родителей, где было сформулировано это правило.

54
{"b":"133615","o":1}