ЛитМир - Электронная Библиотека

Он кивнул, подошел к двери, приоткрыл в ней небольшую панель и зашептался с тем, кто стоял снаружи. Вернувшись через секунду к женщине, он сказал:

— Понадобится несколько минут. Но все, что ты требуешь, будет по возможности быстро сюда доставлено.

— Спасибо. А пока я посмотрю, нельзя ли еще кого-нибудь разбудить.

И она начала трясти своих товарищей, а когда это не помогло, стала их щипать и кричать им в самые уши. Наконец очнулся Мейхем, и его тотчас вырвало. Джун Баг сама удивилась своей прыти: она отскочила так быстро, что ее даже не забрызгало.

Следующей оказалась Нэнсин Таббс. Она жаловалась на головную боль, но тошноты у нее не было. После нее начали приходить в себя почти все сентинелы. Эрнест Таббс и Джордж Мерсер очнулись практически одновременно. И хотя оба слегка страдали от потери ориентации, с желудками у них все было в порядке, чего нельзя было сказать о сестре Джун Баг, Луизе, которую рвало до тех пор, пока у нее не начались сухие спазмы, а Джимми Норрис издавал такие кошмарные звуки, что вызвал цепную реакцию у остальных сентинелов.

Но вторая сестра Джун Баг — Бет Эллен — не проснулась совсем. Ее дыхание становилось все глубже и глубже, медленнее и медленнее, пока Джун Баг в конце концов не осознала, что, если они немедленно не доставят ее в такое место, где один из них сможет оказать на нее магическое воздействие, они ее потеряют.

Джун Баг набросилась на орианца:

— Вы должны разрешить нам унести ее от этой меди! Мы должны произвести над ней заклинания, иначе она умрет!

— Минуточку! — отозвался тот. — Кажется, Ималлин уже идет сюда. И по-моему, с ним Води.

Массивные двойные двери открылись, и комната наполнилась многочисленной орианской гвардией. Расступившись, охрана освободила дорогу мужчине в поразительном одеянии и женщине, которую Джун Баг приняла было тоже за орианку… но потом всмотрелась в ее лицо внимательней и поняла, что она видит перед собой либо саму Молли Мак-Колл, либо ее сестру-двойняшку. Но время, проведенное в Ории, невероятно изменило девушку.

— Черт подери! Молли! — воскликнула Джун Баг.

Молодая женщина обернулась к ней и кивнула:

— Я… я знаю вас… по библиотеке.

— Я — Джун Баг Тейт. И я счастлива, что ты жива. Но что, черт возьми, ты здесь делаешь?

— Я… — Молли помедлила. — Это долгая история, а я слышала, что один из ваших… гм… сентинелов попал в беду.

— Ее нужно перенести отсюда, — объяснила Джун Баг. — Скажи им…

— Я вылечу ее, — тихо сказала Молли. — За одну минуту.

Несколько гвардейцев прошли вперед, подняли Бет Эллен вместе с одеялом и направились к выходу.

— Ей нужна помощь человека, знающего, как это делается, — выкрикнула Джун Баг, — а не сомнительного шарлатана, который все погубит!

Но Молли просто кивнула и сказала:

— Потому я этим и займусь. — И вышла из комнаты в сопровождении охраны. Двери захлопнулись, оставив в помещении большую часть гвардейцев и изысканно одетого орианца.

— Я Сеолар, Великий Ималлин Медного Дома и Шеренской Речной Области. Води, которую вы знаете под именем Молли Мак-Колл, вылечит вашу соплеменницу. Они обе присоединятся к нам, как только смогут. Тем временем позвольте мне объяснить вам наше и ваше положение.

Он глубоко вздохнул, словно успокаиваясь, и по очереди посмотрел на каждого из сентинелов.

— Я заплатил огромную цену за то, чтобы вас сюда доставили. Прошу прощения за эту необходимость, но у меня просто не было выбора. Если бы я попытался заплатить вам за то, чтобы вы научили нашу Води тому, что ей следует знать, вы бы, без сомнения, отказались. Начни я угрожать, вы бы лишь посмеялись надо мной. Попробуй я воззвать к вашему состраданию, то получил бы вежливое выражение сочувствия и равнодушную отстраненность. Я знаю это потому, что годами, вслед за своими предшественниками, пытался добиться от сентинелов помощи и получал подобные ответы.

— И тогда ты заплатил нашим людям, чтобы они стали предателями, напоили нас отравой и против воли приволокли сюда.

— Я могу еще раз извиниться. Я ни за что не стал бы прибегать к таким методам, а тем более не стал бы подвергать опасности жизнь хотя бы одного из вас. Люди, доставившие вас ко мне, сами выбирали методы. Я весьма огорчен пренебрежением, которое они продемонстрировали по отношению к вам и к заботе о вашем здоровье. Мне жаль, что вы прибыли к нам в таком состоянии. Полагаю, эти люди непременно обретут должное воздаяние. С подобными людьми так обычно и бывает. Тем не менее я не прошу прощения за то, что доставил вас сюда. Мой народ вымирает, а мы наконец обрели человека, рожденного спасти нас. Чтобы выполнить эту задачу, она должна научиться тому, что только вы способны ей преподать. Когда она узнает все то, что известно вам, вы будете свободны и сможете уйти. Чем быстрее и эффективнее вы научите Води, как творить магию в нашем мире, как ее контролировать, как безопасно ее использовать, тем скорее вернетесь в собственный мир и займетесь своими обязанностями. Изменники сообщили мне, что вас ждет там некое срочное дело. Предлагаю вам не забывать об этом, когда вы будете общаться с Води.

— Значит, к похищению ты прибавляешь еще и шантаж.

— Вовсе нет. Я просто вношу в нашу дискуссию голос разума. Вы хотите оказаться в другом месте, я сообщаю вам, как скорее этого добиться.

— Действительно голос разума, — насмешливо проговорила Джун Баг. — И мы должны учить… Молли?

— Да.

— Что с ней случилось? Почему она так выглядит?

— Потому, — ответил Сеолар, — что она частично принадлежит вашему миру, а частично — нашему. Ее мать была одним из ваших сентинелов. Мэриэн Хочкисс. А отец — одним из наших Ималлинов — Нерами, Ималлин Белой Твердыни.

— Это невозможно, — вмешалась Нэнсин Таббс. — Так перемешивать расы просто невозможно. Лошади не дают потомства от кошек. Орианцы не могут иметь детей от людей. К тому же Мэриэн никогда бы не пошла на такое. Я ее хорошо знала. Она была строгой, как монахиня. Господи! Ну и идея! Да и Уолт никогда бы этого не позволил. Эти двое любили друг друга, уж в этом-то никто не усомнится.

Сеолар поднял руку, и Нэнсин умолкла.

— Я не знал Мэриэн Хочкисс, но много о ней слышал. Она и ее муж для вейяров — герои. Они поняли, что нам нужна помощь, и когда не смогли придумать для нашего спасения ничего другого, отдали нам ребенка, который осуществит то, что необходимо сделать. Молли была зачата с помощью магических сил, намеренно. Ее зачатие было тщательно спланировано, равно как и внутриутробное развитие и рождение. К сожалению, нельзя было предусмотреть, что ее мать умрет так рано и не сможет вырастить Молли, обучить и привести нам на помощь.

— На Земле она выглядела совсем иначе, — вставила Джун Баг. У нее не шла из головы новая внешность Молли… впрочем, прежний образ Молли тоже ее смущал — она вся была в покойницу мать.

— Конечно, иначе. Пока она находилась в ауре вашего мира, проявлялась лишь ее земная составляющая. Ее вейярская часть была… Я не знаю… Слишком слабой? Невидимой? Или по крайней мере спрятанной. Однако ее вейярские силы всегда была с ней. Она и на Земле умела лечить. За это ей там приходилось платить страшную цену. Но поскольку в ней была вейярская кровь и связь с нашим миром, она все же владела магией. Здесь, у нас, она может творить все, что угодно. Ее магии нет цены. Она из вашего мира и из нашего. И здесь она — лучшее, что есть в обоих.

Джун Баг, которая была старше остальных, кое-что знала о Молли. Сентинелам запрещалось вступать в контакт с туземным населением других миров по вполне понятной причине. Орианцы были не первыми, кто понял, что отпрыски представителей их собственной расы и расы из верхнего мира способны творить магию и не платить за это соответствующую цену. Земле тоже приходилось страдать от вторжения Старых Богов. Мифология полна сюжетов, где Старые Боги влюблялись в прекрасных, молодых представителей человеческой расы и имели от них детей. И все эти дети несли с собой беду.

59
{"b":"133615","o":1}