ЛитМир - Электронная Библиотека

Штанишки Джейка, вернее, их клочья, тоже оказались в крови. Лорин стащила их, посадила малыша в ванну и уставилась на обрывки одежды, пытаясь понять, что же все-таки произошло. Ее одежда вся пропитана кровью, но никаких ран нет, вообще ничего нет, а она умерла. А твоя, малыш, одежда вся изодрана, туфельки, носки и даже нижняя часть штанишек вообще пропала. У куртки и рубашки нет спинки, в твоем подгузнике столько крови, что ее хватило бы влить какому-нибудь раненому. А на ней ведь не ее кровь, так?

Дрожащими руками она растирала шампунь по головке Джейка.

— Это ведь твоя кровь, да? Потому ты и боишься. С тобой случилось что-то ужасное. Видно, она не увела тебя сразу, как я ей сказала. И с тобой что-то случилось, что-то ужасное. А она умерла, потому что исправляла это.

Джейк даже не капризничал, пока она мыла ему голову, пока оттирала кровь с кожи. Все это было на него так не похоже, что Лорин едва не заплакала. Малыш ненавидел, когда ему мыли голову, когда терли мочалкой; он никогда не сидел в ванне спокойно. А теперь он ведет себя, как маленький зомби, сидит и дрожит, хотя в комнате тепло и вода теплая. Он выглядит, как чужой, как будто это не ее ребенок.

— Солнышко мое, — прошептала Лорин. — Если бы можно было изменить то, что с тобой случилось! Если бы ты забыл…

Она на минуту задумалась. Конечно, можно сделать так, чтобы Джейк забыл. Но что еще он забудет вместе с событиями последних часов? После родительских экспериментов ее собственная память никогда не была очень надежной. А у них-то было куда больше опыта работы с магией, чем у нее! Вдруг она сотрет не только память, но и саму личность? И он превратится в бесчувственный, что-то тупо бормочущий тюфяк вместо веселого, вечно занятого, хулиганистого мальчугана?

— Нет, не хочу. Конечно, я хотела бы, чтобы то, что с тобой случилось, никогда не случалось, но не могу. И не стану изображать Господа всемогущего, играя твоим разумом. — Она поцеловала его в щечку. — Мы справимся, ты и я. Сумеем вернуться в мир, где все хорошо, где ты будешь играть и смеяться. Ты совсем еще маленький, и у тебя есть я. Ты поправишься, обещаю.

Лорин надеялась, что это не пустые слова.

Когда она снова спустилась вниз с вцепившимся в нее Джейком, Эрик сидел на полу в холле, рядом сидела Луиза Тейт. Оба выглядели бледными и слабыми, но оба уже разговаривали. Терри Мейхем, уже совсем оправившийся, помогал Питеру выносить тела на крыльцо. Джун Баг, стоя на коленях, оттирала в холле кровь с половиц. Джорджа Мерсера Лорин не увидела, но, спустившись с лестницы, она услышала на кухне его голос:

— …Да, да. Новые жертвы гриппа. Так. Нет, в одном случае мы не уверены. Помощник здесь. Правильно, Питер Старк. Мы слышали про шерифа, но помощник был здесь, в городе. Нет, сэр, он крутился как белка в колесе. Думаю, у него просто не было времени похитить шерифа и скрыться. — Длинная пауза. — …Может быть. Я слышал, у некоторых сиделок от всех этих дел крыша поехала… Питер уже все проверил и выписывает документы на выдачу тел… Через час?.. Ну, хорошо. Мы подождем. Я понимаю, вы сначала занимаетесь теми, у кого еще есть шанс.

Лорин услышала его шаги в холле. Джорджу было всего лет сорок пять — сорок шесть, но выглядел он настоящим стариком, слабым и хрупким.

— Мне надо сходить домой, навестить своих, — объявил он. — Я звонил, но никто не подходит. Грипп… — Тут и объяснять было нечего.

— Хотите, я пойду с вами? — предложил Питер. — Вам нельзя одному.

— Не надо. Ничего со мной не случится. Я… я не хочу, чтобы со мной кто-нибудь был. Кроме того, вам следует побыть здесь. Машина придет за телами, как только сможет. Но диспетчер сказал, они работают без смены уже целые сутки, и сначала надо помочь живым.

— Они сейчас на улице, — ровным тоном сказал Эрик. — Там холодно. Ничего с телами не случится.

— Как-то это все неправильно. Неуважительно, что ли…

— Я их прикрыл, — успокоил его Питер. — Просто так я бы их не бросил. А больше мы ничего не можем сделать.

— Пока хватит и этого, — проговорила Джун Баг.

Лорин увидела в ее глазах слезы и вспомнила, что та тоже потеряла сестру. Она подошла поближе к Джун Баг и сочувственно произнесла:

— Мне жаль, что с Бет Эллен так получилось.

Джун Баг кивнула:

— Мне тоже. Вот и Молли… Она была так похожа на вашу мать. Словно Мэриэн вдруг вернулась. — Она выжала губку в ведро с окрашенной кровью водой, обмакнула ее в чистую и продолжила скоблить доски. — Я так устала. Устала от сентинелов, от боли, от жизни. Не знаю, зачем я жила, но сейчас мне кажется, что лучше бы не жила.

Стараясь не потревожить Джейка, Лорин присела рядом с Джун Баг, положила руку ей на плечо и терпеливо ждала, пока та поднимет наконец взгляд от окровавленных досок и посмотрит на нее.

— Я вам сочувствую. Правда сочувствую. Вы потеряли людей, которых любили. Я знаю, каково это. Лучше бы не знала. Лучше бы я говорила так просто из вежливости, чтобы вас успокоить. Но я и правда знаю, каково это. Я так долго ждала Брайана, много лет. Наделала массу глупостей. Наверное, потому, что искала невозможное. Сама не знаю что. Это Брайан нашел меня, а не я его. — Лорин убрала руку и посмотрела через плечо на лежащие на крыльце трупы и сразу отвела глаза — невозможно смотреть на такое. — Знаете, была такая песня, парень поет, что он боится уснуть, потому что не хочет потерять ни единой минуты с женщиной, которую любит. Пока в мою жизнь не вошел Брайан, я с пеной у рта могла доказывать, что все это сентиментальные слюни, а на самом деле никто так не думает. — Она почувствовала, как комок встал в горле, но справилась и продолжала: — Но когда он нашел меня… когда мы стали жить вместе… Помню, как он возвращался из полета в маленькую квартирку, которую мы снимали, так вот, он не спал всю ночь и мне не давал. Боялся, что если заснем, то что-нибудь упустим. Целый месяц он ходил на службу, проспав всего пару часов. А потом он улетел в командировку. Я думала, что умру. — Лорин закрыла глаза. — Нам досталось всего несколько лет. А потом он погиб. С тех пор как его не стало, я не живу, сначала мне даже дышать было трудно. Везде не хватало воздуха. Я продолжаю жить по одной-единственной причине — из-за Джейка. Без него… — Она тряхнула головой.

По щекам Джейн Баг катились слезы. Она не поднимала глаз от своей руки, которой по-прежнему сжимала губку, седые волосы растрепались и висели неопрятными прядями.

— Это не проходит, — пробормотала она. — Год… пять лет, десять… Хотелось бы мне сказать, что все пройдет, но — нет. Теперь всегда не будет хватать воздуха.

Лорин почувствовала, как Джейк прижимается к ее щеке, проглотила комок в горле и сказала:

— Знаю. Мне встретилась настоящая любовь, я ее узнала, и все время, пока она была со мной, я знала, что счастлива. Знала. Раньше я всегда думала, что теряют те, кто не умеет ценить своего счастья. Но я-то понимала, что мне досталось, и была благодарна за это, и надеялась, что раз я понимаю, какое сокровище мой Брайан, то сумею его сохранить. И все равно потеряла. — Лорин вспомнила о пространстве между мирами, где Брайан снова ее нашел, но теперь он ушел оттуда. Ушел. Она не встретила его, то есть потеряла еще раз, пусть даже и по-другому.

И тут Джейк поднял голову, потянулся и поцеловал ее в щеку, маленькой ручкой легонько погладил по шее.

— Папатька любить маму, — пролепетал он. — Папатька… он гаваил… любить тибя, мама. — Джейк сморщился, нахмурился, словно пытаясь что-то осмыслить, и вдруг добавил: — У нас все халосо. Все халосо. — Морщинка у него на лбу углубилась. Он как будто хотел уловить что-то ему непонятное. Лорин видела, что малыш расстроен. Наконец Джейк надул щеки, покачал головой и выпалил: — Папатька здесь. Все будить халосо. — Малыш снова поцеловал ее в щеку и положил ручку на плечо.

Лорин стояла и смотрела на Джун Баг.

— Он не помнит отца, — в изумлении проговорила она. — Никогда о нем не говорит, разве что когда смотрит на фотографию у меня на тумбочке. Но это редко. Он…

80
{"b":"133615","o":1}