ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девушка дрожащей рукой помассировала задергавшуюся бровь. О Господи, он был женат, а она не знала, даже не представляла себе такого! Как же она допустила, чтобы ее так ловко обманывали?

Может, ей сейчас схватить пальто и убежать? Или лучше ворваться в кабинет босса и устроить скандал? Или сунуть голову в духовку и включить газ?..

Какая же она идиотка! Лиза была права. Как это ужасно! Это хуже, чем разочарование, тяжелее, чем грипп, и не идет ни в какое сравнение со всем, что ей пришлось испытать прежде. Кэти обессиленно уселась за стол и невидящим взглядом уставилась прямо перед собой.

— До свидания, Пэти. Рада была познакомиться, — произнесла Джулия, пять минут спустя покинув кабинет мужа. За эти жалкие пять минут перед глазами Кэти промелькнула вся ее жизнь, все ее прошлое и настоящее. О будущем она думать не могла. — Приезжай как-нибудь в выходные в Кембридж. Дорогой, не забудь про Кору, — тут же бросила блондинка весьма помрачневшему Чарльзу. — Ей действительно необходим совет.

Джулия вышла. В воздухе повис терпкий запах дорогих французских духов, и Кэти, аромат цветочных духов которой, как уверял ее Чарльз, сильно возбуждал его, почувствовала себя окончательно уничтоженной. Предатель! Лжец!

Она гневно уставилась на босса, но тот, прислонившись к дверному косяку, смотрел на нее с высокомерной улыбкой и без тени смущения.

— Прежде чем хватать меня за горло, позволь мне объясниться, — ровным голосом начал он.

— Объясниться?! — заорала Кэти и тотчас швырнула в него то, что попалось ей под руку, — копию учебника «Введение в Windows для самых бестолковых».

Но Чарльз — «Джеймс Бонд, ни разу не пойманный с поличным» — быстро пригнулся, и раскрывшаяся книга ударилась о стену.

— Какие уж тут объяснения? — вопила Кэти. — Мне просто интересно, как долго ты собирался меня дурачить! Хотя какая теперь разница?! Боже мой, как ты мог?! Как ты мог?

— Зайди ко мне, — устало вздохнул Чарльз, кивнув в сторону своего оснащенного техникой святилища.

— Ни за что! — Кэти подняла руки, словно защищаясь. — В твой кабинет я больше не войду ни под каким предлогом. Никогда!

— Увольняешься? Так, что ли? — холодно спросил босс.

Она уставилась на своего начальника. Порвать с Чарльзом и остаться из-за этого без работы? Она любила свою работу, любила… Нет, она не любила этого обманщика, этого жалкого мужчину, который, оказывается, бессовестно дурачил ее.

— Ну ладно, зайди ко мне в кабинет и выслушай меня. Неужели ты хочешь, чтобы все работники этого этажа стали свидетелями нашего скандала?

Да уж! Никто не знал об их служебном романе, но если Кэти не возьмет себя в руки, то очень скоро все будут в курсе происходящего. И пойдет — смешки, сплетни… Глупая корова! Неужели она даже не догадывалась? Ведь все остальные знали!

Кэти решительным шагом вошла в кабинет, поправив на ходу свою лайкровую юбку. Она ненавидела жену Чарльза за то, что та носила костюм от Шанель в рабочее время.

— Нам не о чем говорить. — Кэти взглянула на Чарльза в упор, стараясь не выказывать, как сильно она шокирована. — Как вообще мы можем обсуждать такие вещи? Ты женат и…

— Неужели тебе не интересно выслушать мою версию? — перебил ее босс.

— А что тут слушать? — Темно-карие глаза Кэти округлились. — Ведь ты женат?

— Некоторым образом, — осторожно ответил он.

— Некоторым образом! — повторила она, подбоченившись. — Типа того, как быть слегка беременной?

— Но ты ведь не беременна? — робко выдохнул Чарльз.

Этот вопрос стал последней каплей для Кэти. У нее даже кольнуло где-то под сердцем, там, где мог бы находиться ребенок, сложись все по-другому. Если бы они с Чарльзом поженились, если бы он не оказался уже женат на этой красавице Джулии… Нельзя сказать, что Кэти рассматривала их взаимоотношения как начало пути к загородному домику и куче детей, но глубокие чувства порождают надежду.

— Нет, я не беременна, Чарльз, — ледяным тоном отозвалась она. — И слава Богу! Никогда в жизни я еще не чувствовала себя такой униженной.

Чарльз шагнул навстречу Кэти, как бы собираясь ее обнять, но она тотчас отшатнулась.

— He дотрагивайся до меня и не пытайся просить прощения! Я слышать ничего не хочу про твой несчастный брак, про то, что она тебя не понимает. Ну и прочие дурацкие штампы, которые мужчины излагают своим ничего не подозревавшим любовницам.

— Я и не собирался. Неужели ты и в самом деле так наивна, Кэти? — добродушно улыбнулся Чарльз. — У меня еще никогда не было такой милой секретарши.

Милой? Полнейшая нелепость! Кэти скорее непредсказуема и вспыльчива. По утрам она надевала обувь одного размера, а после обеда — уже на размер больше, ибо ноги ее немыслимо отекали. И вообще — когда она выходит из себя, лучше держаться от нее подальше. Даже имея богатое воображение, ее никак нельзя было назвать милой. Тем более подразумевая под этим наивность!

— Хочешь сказать, что я чокнутая? — с сарказмом процедила она сквозь зубы. — Потому что именно так я себя сейчас чувствую — ненормальной, рассерженной, жалкой и… и…

— И чуть-чуть обманутой? — закончил Чарльз вместо Кэти, наклонив голову так, словно рассказал анекдот и ожидал от нее взрыва хохота.

— Сильно одураченной! — крикнула она, разъярившись от того, что он все опошлил этим театральным блеском своих дьявольски синих глаз.

— Ну, не чувствуй себя обманутой, дорогая, — стал умолять ее Чарльз, вмиг посерьезнев. — Мое сердце принадлежит не жене, а тебе. Не стану утомлять тебя подробностями, просто скажу, что мы с Джулией заключили соглашение. У нее свой образ жизни, а у меня — свой, и это позволяет нам спокойно, без проблем сосуществовать рядом.

Кэти в изумлении уставилась на босса. Почему же раньше она не замечала этих его наклонностей, эгоистичных до нелепости? Что заставило ее превратиться в безрассудно влюбленную, слепую дурочку? Неужели в свои двадцать три она ощутила неумолимое тиканье биологических часов и схватилась за Чарльза как за спасительную соломинку?!

Черта с два! Если говорить о человеческих взаимоотношениях, то в этом у Кэти опыта столько же, сколько у грудного младенца. «Надо принять происшедшее к сведению, — решительно приказала она себе, — и перестать думать как девушка девяностых». Романы с женатыми мужчинами ее не привлекали. Никогда, нет, никогда она не позволила бы чувствам одержать верх над разумом, если бы знала, что связывается с семейным человеком. Она гордо вздернула подбородок.

— Ты просто настоящий ублюдок, Чарльз Бонд. Вы с женой стоите друг друга, и я желаю тебе еще долгие годы наслаждаться преимуществами вашего ужасно непристойного соглашения. Да, я увольняюсь. Пусть это безрассудство, но я зато испытываю глубокое удовлетворение. И не собираюсь после заявления об уходе работать здесь еще целый месяц, как указано в моем контракте. А вы меня фиг заставите!

— Кэти, дорогая, как все это глупо! — отозвался Чарльз. — Я не хочу, чтобы ты уходила. Ты самая лучшая секретарша из всех, кого я когда-либо имел…

— «Имел» — самое подходящее слово! — вспылила девушка. — Так оно и есть — поимел меня, Чарльз, совершенно одурачив.

И чем дольше Кэти стояла в кабинете, выслушивая его жалкие доводы, тем сильнее распалялась. Лучше уж убраться отсюда, а то она совершит какую-нибудь глупость и потом будет жалеть. Ей, например, хотелось толкнуть шефа на кактус с острыми шипами — каждое утро именно это растение он с большой любовью поливал, приходя на работу. Девушка резко развернулась и двинулась к выходу.

Чарльз догнал ее у самой двери, повернул к себе лицом, крепко, но не грубо схватив за плечи.

— Дорогая, пожалуйста, не уходи! Давай поговорим, — умолял Бонд. Глаза его лучились мягким, влекущим светом. Он все гладил и гладил ее плечи, пытаясь успокоить. — Мы снимем небольшую квартирку для нас двоих, тайное любовное гнездышко. Я сделаю все, о чем ты попросишь, только не увольняйся сейчас, в конце финансового года, в самый разгар работы… О Господи! — Неожиданно он весь скорчился от боли и как-то странно захрипел.

2
{"b":"133616","o":1}