ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы знакомы? — Кэти подозрительно уставилась на мужчину.

— Еще нет, но нам предстоит долгое путешествие, а скучать мне не хочется, — усмехнулся тот. — Судя по вашему виду, вы составите мне приятную компанию. Так что предпочитаете? Экзотический коктейль, джин-тоник или ананасовый сок?

Кэти еле заметно улыбнулась. Это не ее тип: мужчины в джинсах и кроссовках совершенно не интересовали ее. Она предпочитала таких, как Чарльз Бонд, — элегантных, в костюмах… Нет, совсем нет! Парень был очень симпатичным; небольшой шрам на подбородке только добавлял ему озорного шарма; блестящие темно-карие глаза и густые, выцветшие на солнце волосы. Тем не менее взгляд у него был открытым, сам он внушал доверие, и… и ей действительно предстояла длинная мучительная ночь!

— А если я из тех, кто предпочитает дорогие вина? — поддразнила незнакомца Кэти.

— Тогда ты не для меня, я не могу себе этого позволить, — усмехнулся он.

— Ограничен в средствах?

— У меня с собой только рюкзачок, — сообщил он ей и кивнул себе под ноги.

Кэти проследила за его взглядом: на полу лежал потрепанный, смятый рюкзак. Нет, тип определенно не ее, но… впереди такая длинная ночь!

— Тогда позволь мне заказать выпивку. Что-нибудь некрепкое и горькое, правильно?

Парень запрокинул голову и рассмеялся, обнажив белые здоровые зубы. Хорошо, когда смеются так открыто. Самые привлекательные мужчины те, что, открыв рот, ржут как лошадь или гогочут, как морской лев. Незнакомец смеялся как человек, который распоряжается своей жизнью, знает чего хочет и не боится подойти и взять. Странно, но сердце Кэти почему-то екнуло.

Улыбнувшись, Кэти кивнула бармену, который уже выглядел уставшим и утомленным в предвкушении длительной поездки до Сантандера.

— Шотландское виски и содовую для приятеля и белое вино для меня. Спасибо! Да, и чего-нибудь себе.

— Благодарю, — просиял бармен. — Мне нельзя пить на работе, но после смены я обязательно последую вашему совету.

— Теперь он твой друг до конца жизни, — улыбнулся незнакомец, кивнув в сторону бармена. — А как ты узнала, что я пью шотландское виски? — поинтересовался он.

— Ну, обычно те, кто любит горькое и крепкое, пьют шотландское виски.

— Грег Тернер, — протянул руку незнакомец, рассмеявшись.

Кэти пожала его руку. Надо же, какая теплая и сильная! Он не стал многозначительно задерживать ее ладонь, чем еще больше расположил девушку к себе.

— Кэти Петерсон.

— Рад познакомиться, Кэти. Так куда же ты направляешься?

— В Марбелью.

— А, на «побережье преступников».

Кэти с удивлением подняла темную бровь. Она никак не ожидала услышать такую избитую фразу.

— Да, еду вот на собрание семьи. Мой брат грабит банки, мама чистит карманы зевак на берегу, а сама я сейчас скрываюсь от сотрудников отдела по борьбе с экономическими преступлениями.

Грег почему-то стиснул бокал, который перед ним только что поставил бармен. Кэти насторожилась: она-то думала, что он посмеется над ее шуткой, а ему, похоже, было совсем не весело. Может, он сам отъявленный мошенник и она своей шуткой попала в самую точку? Шрам на подбородке… Неужели и впрямь преступник?

— Не стоит так шутить, — сказал Грег, приходя в себя.

Кэти потянулась за сумочкой, чтобы расплатиться за выпивку. Жаль, что он не оценил ее чувство юмора! Впрочем, преступники не путешествуют на паромах и вряд ли ездят с рюкзаками.

— Нет, расплачусь я, — тотчас заявил Грег, засовывая руку в карман своих джинсов.

— Позвольте, это сделаю я, — неожиданно раздался голос сзади.

Кэти с удивлением обернулась и увидела расплывшегося в улыбке Филиппа Мейнуоринга.

— А мне налейте виски «G & Т» — двойную порцию. Я, к сожалению, ничего не понимаю в детях. Софи орет, как дух, предвещающий смерть в доме, а в такой маленькой каюте это страсть как действует на нервы. Пришлось мне уйти. Ну, и как поживаешь, Грег? Уже договорился, чтобы тебя подкинули до Марбельи?

Кэти совершенно онемела от изумления. Она открывала и закрывала рот, словно рыба, выброшенная на берег. Просто ужасный человек! Так говорить о своей маленькой дочери! Бедная Элайн и несчастная Лиза влюбились в такого отвратительного шовиниста!

А Грег с Филиппом, похоже, знают друг друга.

— Пока еще не договорился, но занимаюсь этим.

Филипп с Грегом переглянулись.

— Итак, вы знакомы? — спросила Кэти, потягивая вино и с любопытством глядя на мужчин. Едва ли дружеские пары формируются на небесах. Филипп Мейнуоринг, несмотря на скромный наряд, обладал властью и большими деньгами, а у Грега был только рюкзак. Но даже если они родные братья, Кэти этому не удивится. Ничто уже не могло шокировать ее сильнее, чем то, что Элайн стала матерью, пыталась скрыться от навязываемого ей брака, а когда ее так называемый будущий муж вдруг объявился, они сразу же помирились с ним на глазах у изумленных подруг.

— Э… мы познакомились по дороге из Лондона, — начал объяснять Филипп. — Грег добирался в порт автостопом, вот я и захватил его. Похоже, мы поладили. Так ведь, Грег?

— Нас объединяет интерес к птичкам, — кивнул тот.

— Ну, я знаю, какими пташками интересуется Филипп, — язвительно вставила Кэти и многозначительно взглянула на Мейнуоринга. Мужчины расхохотались, хотя она вовсе не шутила.

Филипп Мейнуоринг ей активно не нравился да и не понравится никогда, поскольку именно он виноват в несчастьях Лизы. Просто омерзительный тип! Что касается Элайн, то Кэти прекрасно понимает, почему она не хотела выходить за него замуж, но не понимает, почему вдруг все так резко изменилось. Неужели молодая мама сошла с ума?

На Кэти вдруг навалилась усталость. Жаль, если бы не Филипп, все пошло бы по-другому! Она наверняка всю ночь бы проболтала с этим симпатичным парнем с загадочным шрамом на подбородке и многое бы о нем узнала. Сердце подсказывало, что Грег мог бы стать для нее сейчас тем «тонизирующим средством», в котором она так сильно нуждалась после всех перипетий сегодняшнего дня.

Вообще-то это был хороший знак. Кэти ни на минуту не помышляла о романе с Грегом, но ей нравилась его компания, благодаря ему она бы хоть немного расслабилась и оптимистичнее смотрела на жизнь. Девушка решительно потянулась за сумочкой, собираясь пожелать спокойной ночи своим спутникам и удалиться, как вдруг Грег накрыл ее руку своей ладонью. И при этом так обаятельно улыбался!

— Я имел в виду другое. Филипп и я — мы оба принадлежим к «РСПБ».

— «Реальному сообществу плейбоев»? — четко выговаривая слова, произнесла Кэти, намекая на занятия Филиппа, и тут почувствовала, что рука ее горит под ладонью Грега.

Мейнуоринг лишь рассмеялся, правда, немного натянуто. Зато Грег не сводил с девушки своих гипнотизирующих темных глаз.

— По всей видимости, Кэти меня недолюбливает, — спокойно заключил Филипп.

— Какой ты догадливый! И не без причины, заметь. — Кэти вырвала свою руку у Грега и тотчас пожалела об этом. Странно, ведь они познакомились несколько минут назад! Впрочем, как предположила Кэти, в присутствии Филиппа любой другой мужчина мог показаться просто ангелом. — Не хотелось бы уходить с какими-то недомолвками. — Она тяжелым взглядом посмотрела на Филиппа. — Впереди у нас много времени, однако хочу тебя предупредить: с Элайн ты можешь поступать как хочешь, но от Лизы держись подальше. Она и так много страдала по твоей вине, а я видела, как ты при виде ее ухмылялся на пристани, и заметила, как в автофургоне трогал ее за коленку…

Оба мужчины уставились на нее с таким удивлением, словно она оголилась перед ними. Пожалуй, она и в самом деле сильно устала и не стоило ей сидеть за стойкой бара и осыпать Филиппа Мейнуоринга упреками. Она еще найдет время, чтобы снять с него стружку и поставить на место, причем без свидетелей.

— Ладно. Я пошла в койку, или как она там называется на паромах. Спокойной ночи. Приятно было познакомиться, Грег. Как жаль, что нашу встречу испортил этот кузен Казаковы! Оставляю вас обмениваться историями о еще не пойманных певчих птичках и об их привычках вить гнездышки.

24
{"b":"133616","o":1}