ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 7

Элайн попыталась вытянуть ноги, но это оказалось не так-то просто: повсюду на полу лежал багаж. Идея взять с собой Грега в качестве попутчика теперь казалась не такой уж удачной. Он расположился на переднем сиденье, рядом с Филиппом, где должна была бы сидеть Лиза. А ведь в пути брат мог бы даже помириться с ней. Элайн так и не поняла, в чем же все-таки дело, но чувствовала натянутость их отношений.

Элайн вообще не нравилась напряженная атмосфера, царящая в компании, тем более что ситуация осложнится, когда ей придется объяснить истинную причину этого путешествия. Да, рано или поздно, несмотря ни на что, она должна будет объясниться.

Боже, ну как же сообщить девушкам правду? Нетрудно себе представить их реакцию. Наверное, так же как и Филипп, придут в ужас от того, насколько серьезно Элайн отнеслась к курортному роману, чтобы потом, год спустя, заявиться к своему любовнику с ребенком, о котором он и понятия не имеет. И чем чаще молодая мать думала об этом, тем больше убеждалась в правоте Филиппа. Когда же еще и девушки начнут отговаривать ее, Элайн совсем растеряется, А тут еще этот Грег… Нет, в самом деле, это уже слишком, к тому же его грязный рюкзак занимает чересчур много места.

— Надо же, Лиза, оказывается, я не единственная на свете, кто складывает цифры номеров машин, — рассмеялась Кэти, уставившись на дорогу поверх плеча Грега. Забавляясь, оба уже долгое время весело складывали и вычитали.

— Посмотри-ка, у «рено», что едет впереди, получается номер моей квартиры, — взволнованно произнес Грег.

— Что? Шесть-шесть-шесть? — выпалила Лиза.

— Разве это не число дьявола? — рассмеялась Элайн, выказывая свою осведомленность.

— Ты сама произнесла эти слова, Элайн, — проговорила Лиза.

— Тебе не нравится Грег? По-моему, очень даже приятный молодой человек, да и Кэти, похоже, считает так же. — Двигатель сзади работал достаточно громко и заглушал их разговор. Впрочем, никакого разговора в общем-то не получилось, поскольку Лиза, поджав губы, замолчала.

Элайн с беспокойством посмотрела на подругу: выглядит очень несчастной, видимо, потому, что чувствует себя неловко в присутствии Филиппа.

— Нельзя ли остановиться, Филипп? — крикнула Элайн. — Надо подыскать гостиницу со всеми удобствами для ребенка и пообедать. Мы здесь, сзади, сидим в такой тесноте, что нам необходима передышка.

— Не надо было брать с собой так много хлама, — огрызнулся Филипп. — Если тебе тесно, то это только твоя вина, поэтому нечего жаловаться.

Лиза съежилась от такого неприязненного тона Филиппа, а Кэти недовольно поморщилась.

— Филипп свободно говорит на испанском, — с гордостью произнесла Элайн, не обращая внимания на грубость «будущего мужа». — Поскольку он путешествует с нами, у нас не будет никаких проблем, он подыщет какую-нибудь хорошую гостиницу, в которой можно остановиться. — Она наклонилась над стоявшей напротив коляской со спящей Софи.

— Вот тебе и любовь, — прошептала Кэти Лизе. — Элайн еще более чокнутая, чем я думала. Если бы мой любовник разговаривал со мной таким тоном…

— Твой любовник был женат, — прошипела Лиза, не подумав.

— Большое спасибо за напоминание, подружка! — прошипела в ответ Кэти.

— Ну все, хватит! — вдруг взревел Филипп, и от неожиданности все вздрогнули. Он так лихо свернул на дорожку, ведущую к сомнительного вида кафетерию, что девушки чуть было не повалились друг на друга, а потом резко тормознул. От сильного толчка проснулась Софи и сразу же громко заплакала.

— Ну знаешь, Филипп! — встревоженно вскрикнула Элайн. — Ты разбудил Софи, и теперь она будет капризничать.

Кэти с Лизой тревожно переглянулись, когда Мейнуоринг вылез из машины и открыл им дверцу. Затем, к их величайшему изумлению, вытащил из коляски Софи и взял ее на руки. Та тотчас же прекратила орать и счастливо загукала.

Стоя на пыльной дорожке, ведущей к кафетерию, Филипп подождал, пока все вылезут из машины, а потом убедительным тоном произнес:

— Это не мой ребенок.

— Конечно, — неуверенно хихикнула Элайн. Что это нашло на Филиппа?

— Заткнись, Элайн, и дай мне закончить. И я не тот, за кого она предположительно должна была выйти замуж.

— Филипп, что ты несешь?! — сдавленно воскликнула сестра.

От изумления у девушек разом округлились глаза.

— Элайн, правда все равно выплывет наружу! Я три часа вел машину и устал от этой напряженной атмосферы, устал от Кэти и Грега, играющих номерами машин, устал так, что готов был вышвырнуть их из автофургона. А если вы, девушки, думаете, что я не слышал, о чем вы шептались на заднем сиденье, то сильно ошибаетесь. От ваших ехидных замечаний очень скоро мы все вцепимся друг другу в глотки, если не прояснить ситуацию. И все это из-за тебя, Элайн. Надо было сказать им правду с самого начала!

— Хм… извините, но мне нужно сделать несколько телефонных звонков, а происходящее не имеет ко мне никакого отношения, — воспользовался паузой Грег, и, покопавшись в своем рюкзаке, вытащил из него мобильный телефон. Набирая по дороге номер, он преспокойно направился за угол кафетерия к оливковой роще.

Взгляды всех присутствующих тотчас устремились на Филиппа, который молча укачивал на руках Софи.

Элайн же тихо заплакала и зашмыгала носом. Она никак не могла понять, что происходит; похоже, сейчас все перессорятся, а этого она не вынесет.

— Прекрати, Элайн! Ты уже не ребенок.

— А ты не говори с ней таким тоном! — внезапно закричала Лиза, защищая подругу, обняла Элайн, пытаясь утешить, и обдала Филиппа ледяным взглядом. — Бедная Элайн, она даже не знает, как ты к ней относишься!

— Она прекрасно знает, как я к ней отношусь, потому что мы знаем друг друга лучше, чем кто-либо!

— Хм, это просто превосходно, — язвительным тоном вставила Кэти. — Ты отрекаешься от этого восхитительного ребенка, да еще и заявляешь, что вовсе не собираешься жениться на Элайн. Осмелюсь сказать, ты вообще ее не знаешь — любая женщина подтвердила бы мои слова.

— Кэти, Лиза, послушайте, — нетерпеливо вздохнул Филипп. — Мы с Элайн не любовники, как вы обе думаете, и это ребенок не мой. Я брат Элайн.

— Брат? — в один голос вскрикнули Кэти и Лиза, причем Лиза пришла в такое изумление, что ее рука бессильно соскользнула с плеча Элайн.

Перестав плакать, та поочередно окинула всех взглядом. В это невозможно поверить: девушки думали, что Филипп — ее любовник и отец Софи?!

— Когда Элайн обратилась к вам за помощью, — продолжал Филипп, — она, вероятно, опустила некоторые относящиеся к делу детали, как то, например, что фамилия ее Филиппа — Симонс-Блэкшоу. — Он облегченно вздохнул. — И не смотри на меня таким отупевшим взглядом, Элайн. Разве ты не помнишь, о чем мы говорили вчера вечером?

— Я… я почти спала, — призналась сестра. — Ты… ты рассказывал мне о Лизе, какая она милая и что ты флиртовал с ней.

— Ну, это к делу не относится, — торопливо перебил ее Филипп, а Лиза почувствовала себя ужасно неловко, и лицо ее приобрело темно-красный оттенок. — Извини, Лиза, — вежливо продолжил Филипп. — Вчера вечером я во всем разобрался и сегодня утром пытался все тебе объяснить, но ты не захотела слушать. Вы обе решили, что я тот самый Филипп, от которого пыталась сбежать Элайн. Вы видели нас вместе в баре, а потом я неожиданно появился в Портсмуте… Ну, в общем, обстоятельства сложились так, что нетрудно было ошибиться.

— Итак, ты не тот Филипп, за которого Элайн предположительно должна была бы выйти замуж на следующей неделе, — прошептала Лиза. Ей даже удалось слабо улыбнуться.

— Не тот, — в ответ улыбнулся Филипп. — Элайн просила меня помочь и поддержать ее прежде, чем обратилась с этой просьбой к вам, но я сначала отказался. Когда же я понял, что она не отступит, передумал и приехал, чтобы поддержать ее.

— Как мило с твоей стороны! — беззлобно усмехнулась Лиза,

— Итак, если вы брат с сестрой, — подозрительным и достаточно строгим тоном заговорила Кэти, — и говорите о том, что мы перепутали фамилии, тогда почему же у вас разные фамилии? Ты, Элайн, — Мортон, а Филипп — Мейнуоринг.

29
{"b":"133616","o":1}