ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я нашел ключ! — с ликованием сообщил Филипп, возвратившись к своим спутникам из-за дома. — К сожалению, он не подходит. Я уже пытался открыть дверь.

Повисла напряженная тишина. Светила яркая луна, и товарищи по несчастью растерянно смотрели на старый дом и его окрестности. Казалось, вилла стоит на отшибе, поскольку поблизости не видно ни одного огонька, указывавшего на наличие соседей.

Грег шепнул Кэти, что не заметил никаких электрических проводов и столбов. В ответ она заметила, что кабель могли проложить и под землей, на что он тихонько обронил, мол, возможно, и свиньи умеют летать.

— Заткнитесь вы оба! — шикнула Лиза. — Филиппу и так плохо. Он старался сделать лучше, и теперь мы должны отплатить ему тем же.

Элайн с горечью вслушивалась в их перепалку и жалела о том, что вовлекла столько людей в эту поездку. Лучше бы ей достало мужества приехать сюда одной. Будь у нее еще один шанс совершить это путешествие, она бы устроила все самостоятельно, заранее заказав первоклассный отель.

В конце концов Филипп, правда, не без помощи Гре-га, сумел открыть очень прочную дубовую дверь.

— Ты нащупал электрические выключатели? — с надеждой в голосе промямлила Элайн.

— Что-то их здесь не видно, — ответил Грег.

— Ты словно рад этому, — возмутилась Лиза и бросилась в автофургон. — У меня есть еще один фонарик, а также свечи и спички.

— Ты — ангел, — обрадовался Филипп, когда она протянула ему свечи и спички.

— Пойдем, Элайн, — позвала Кэти. — Давай сюда Софи и заходи в дом. Готова поклясться, что внутри вилла окажется дворцом.

— Да, — с энтузиазмом поддержала ее Лиза. — Вспомни Национальный театр на Имбэнкмент. На вид он просто безобразный, зато внутри…

— …уродливый! — без энтузиазма откликнулась Элайн, протягивая Кэти дочку.

Филипп зажег несколько свечей прежде, чем девушки вошли в дом, и стал подниматься по каменной лестнице на второй этаж, горя нетерпением увидеть, есть ли здесь кровати, подходящие для сна.

— Как замечательно! — воодушевилась Лиза, вышагивая по длинному залу, который, казалось, занимал весь первый этаж.

Элайн не разделяла ее восторга. Пол терракотового цвета, устланный марокканскими коврами; стены из грубо тесанных серых камней, огромный камин, встроенный в одну из стен, и черная чугунная плита над ним ничуть не поднимали настроения. Старая деревянная мебель в основном была представлена огромными сундуками и шкафами. Правда, мягкая мебель — черные кожаные диваны и кресла — смотрелась дорого и внушала Элайн надежду, что приятель Филиппа отнюдь не фанат дикой природы, который периодически приезжает сюда отдохнуть от перенасыщенного техникой мира бизнеса.

— А как там, наверху? — уже оптимистичнее спросила она брата.

— Помещение огромное, — сообщил ей Филипп с галереи наверху. — Оно выглядит куда просторнее, чем кажется снаружи.

— Я не спрашиваю о площади дома, Филипп, — отозвалась Элайн. — Мне интересно, есть ли наверху ванные комнаты с горячей и холодной водой, причем в каждой спальне. Есть ли на кроватях матрасы? Лежат ли на полу ковры? Я не смогу встать с постели, если у меня под ногами не будет что-нибудь теплое и мягкое. Боже мой, там просто ужасно, так ведь? Мы не выживем. Мы умрем прямо в кроватях. О, я не выдержу этого! И во всем виновата только я сама! — Элайн закрыла лицо руками и расплакалась.

Филипп, перескакивая через две ступеньки, скатился вниз по лестнице. Одновременно с Лизой он обнял Элайн, и они повели ее наверх, чтобы она осмотрела спальни своими глазами.

— Насколько я вижу, на кроватях нет постельного белья, — сообщил Филипп, на что Элайн издала жалобный вопль, напоминающий плач Софи.

— Ерунда, — усмехнулась Лиза в предвкушении очередного комплимента Филиппа. — Я прихватила с собой несколько комплектов постельного белья, так, на всякий случай.

— Лиза, дорогая, ты просто чудо! — в восторге воскликнул Филипп.

***

Кэти, утопая ногами в густом ворсе ковра, заботливо укачивала на руках Софи, когда Грег обнял ее сзади за талию и уткнулся носом ей в шею.

— Мы за целый день не обмолвились и словом, а теперь, когда оказались наедине, ты держишь на руках чужого ребенка, — проговорил он. — Как бы мне хотелось, чтобы это был мой ребенок! — добавил он смущенно.

Кэти чуть слышно рассмеялась — не дай Бог разбудить Софи, которая только что заснула. Хотя сердце ее забилось так сильно, что девочка вполне могла проснуться от этого стука.

— Значит, мечтаешь об Элайн? — поддела Кэти.

— Нет, мечтаю о тебе и воображаю, что этот ребенок наш, — поправил ее Грег.

— Если бы я чувствовала себя смертельно усталой, то решила бы, что ты не шутишь.

— Ты просто одна из тех, с кем бы я с удовольствием завел детей.

— Итак, я не единственная, а одна из, — констатировала Кэти, пытаясь высвободиться, поскольку от близости его крепкого тела она теряла голову.

Грег только крепче обнял Кэти вместе с Софи.

— Ну, а поскольку я тоже валюсь с ног от усталости, то, похоже, говорю что-то не то, — улыбаясь отозвался он. — Например, как тебе понравится следующее предложение — раздели сегодня со мной мою постель?

— Возможно, у тебя сегодня вообще не будет никакой постели, — усмехнулась Кэти.

— Тогда не могу ли я разделить с тобой твою?

— У меня тоже ее может не быть.

— Черт побери, Кэти Петерсон, ты превращаешь жизнь парня в тяжкое испытание!

— Да, теперь я физически чувствую, насколько суровой делаю твою жизнь, — прошептала Кэти, когда Грег прильнул к ней всем телом. — Только без глупостей на глазах у детей! — предупредила она.

— Ого, ты собираешься стать такой уж стыдливой матерью?

— В данный момент я вообще не собираюсь становиться матерью.

Грег наклонился над спящей Софи и жадным поцелуем прильнул к губам Кэти, вызвав в голове у нее мысли о том, что предшествует материнству, и о том, как бы это выглядело с Грегом. Несмотря на усталость, рядом с ним она сознавала, что отнюдь не хотела бы сейчас заснуть.

— Но надо, — застонала она, нехотя отпрянув от Грега, поскольку ноги ее не держали. — У нас еще столько дел: найти колодец и принести воду. Набрать дров, развести огонь и вскипятить воду, принести соломы, на которой мы будем спать…

— Вымести тараканов и натянуть сетки от комаров, — закончил Грег улыбаясь и взял лицо Кэти в свои ладони. — Я с удовольствием помогу тебе в этом и продемонстрирую, как безумно измучен.

«Да, я влюбилась», — решила Кэти, когда Грег, обняв Кэти, направился вместе с ней к лестнице. А завтра она наверняка будет просто сгорать от любви, поскольку, когда они переделают все вышесказанное, это место им не покажется таким уж адом. Старый деревенский дом очаровывал своей самобытностью, и она готова была поклясться, что днем он окажется волшебно красивым снаружи, с ароматными порослями жасмина и бугенвиллеи на стенах вперемешку с виноградом. Превосходный уголок для влюбленных вдали от лондонской суеты! Здесь было тихо и романтично и в десять раз лучше, чем в пятизвездочном отеле с кроватью под пологом и шоколадками на подушке.

Кэти переполняло от счастья. Она вычеркнула Чарльза Бонда из своей памяти, и теперь ее сердце было заполнено Грегом.

***

Час спустя Кэти с Грегом уже наслаждались вином, сидя на парапете террасы, и вдыхали ароматы ночи. Пламени одной свечи оказалось достаточно, чтобы разглядеть длинную террасу за домом, увитым стеблями бугенвиллеи, винограда и жасмина, как и представляла себе Кэти.

Лиза буквально творила чудеса в течение этого часа. Теперь у каждого была отдельная спальня с теплым и чистым постельным бельем, в ванных комнатах висели мягкие полотенца, и все это кудесница извлекла из автофургона, как волшебник кроликов из магической шляпы.

Филипп, не зная, как и благодарить Лизу, спасшую ситуацию, в которой он выглядел настоящим дураком, постоянно отпускал в ее адрес комплименты. От смущения и удовольствия лицо девушки уже пылало как маков цвет, а кавалер ее все не замолкал. Более того, пообещал ей достать луну с неба — то есть пригласить на изысканнейший ужин в самом лучшем ресторане на всем этом побережье.

42
{"b":"133616","o":1}