ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустя пятнадцать минут они все еще катили на машине в поисках местечка для парковки. Впрочем, Лиза привыкла к пробкам в Лондоне, и отсутствие свободных мест на стоянках напоминало ей Пиккадилли-серкус, только с пальмами. Кэти, высунувшись из окна, выспрашивала водителей относительно времени их отъезда отсюда, а Элайн тем временем смотрела по сторонам, стараясь узнать окрестности.

— Вон там! — закричала вдруг Кэти. — Вон розовый «понтиак» отъезжает с площадки под пальмой. Грация, бэби, — выразила свою признательность Кэти, когда шофер розового «понтиака» предусмотрительно заблокировал дорогу, чтобы девушки успели занять его место.

— Это же Испания, а не Италия, — рассмеялась Лиза. — Нужно говорить грасиас, а не грация.

— Он из мафии. Наверняка крестный отец собственной персоной.

— А по-моему, он скорее похож на Шона Коннери.

Кэти чуть не стукнулась головой о стекло, когда Лиза резко нажала на рычаг ручного тормоза.

— Может, это он и есть. Ведь вроде бы где-то здесь он купил виллу? Я умру, если это и впрямь он.

— Ого, — тихо сказала Лиза, заперев машину и оглянувшись вокруг.

Они припарковали машину под пальмами, которые росли близ экзотического садика перед великолепным французским ресторанчиком. За ним открывался вид на море, вдоль которого тянулась многолюдная набережная с многочисленными барами и ресторанами. Поражали своим великолепием отели напротив.

— Здесь так мило!

— Если тебе по душе такая атмосфера, — пробормотала Кэти, когда прямо перед ними выросла компания подростков в бейсбольных шапочках задом наперед и в просторных шортах. Обгоревшие, красные от солнца ребята свистели вслед любой юбке.

Элайн ни на что не обращала внимания, стараясь узнать хоть что-нибудь.

— Я и не Думала, что год — это так долго, — встре-воженно проговорила она, без конца оглядываясь по сторонам. — Все здесь выглядит совсем по-другому.

— А как назывался бар Маркуса? — спросила Кэти.

— Бар Маркуса.

— Да, бар Маркуса, — подхватила Лиза. — Какое у него название?

— Он именно так и назывался — «Бар Маркуса», если, конечно, сейчас он не сменил название.

— О! — хором выдохнули Кэти с Лизой. Обе они беспокоились, знает ли Элайн, что именно нужно искать.

— Вот гостиница, в которой я жила, — с волнением сказала та, указав на здание через дорогу. — Да, это именно та гостиница. Ну хорошо, его бар находился на этой же стороне, немножко дальше, а перед баром — розовый тротуар. — Внезапно Элайн рассмеялась. — Я хорошо запомнила, что тротуар розовый, потому что пару раз чуть не пробороздила его носом. Честно говоря, я была ужасно пьяна в ту ночь, когда впервые встретила Маркуса. Ему оставалось только нянчиться со мной. О, он повел себя так восхитительно! А мог бы легко воспользоваться моим состоянием…

— Однако потом воздерживаться не стал, — буркнула Кэти себе под нос.

— Он вел себя как настоящий джентльмен, он был такой милашка и… — Внезапно на глаза Элайн навернулись слезы, она облокотилась на желтый «мерседес» и закрыла лицо руками. Девушки тотчас подбежали к подруге, с беспокойством посмотрев друг на друга.

— Я не могу! Не могу! — с болью в голосе повторяла Элайн, рыдая.

— Можешь, — успокаивала подругу Кэти. — Соберись с духом, Элайн, — ласково добавила она. — Если ты не пройдешь через это сейчас, то никогда уже не узнаешь правды, ведь так? Брось трусить, мы ведь уже приехали. Подумай о Софи, ей нужен отец, родной отец. — Она прикусила губу, размышляя, не перегнула ли палку. Если Маркус отвергнет Элайн… но нет… он так не поступит.

— Элайн, ну давай же, перестань плакать, а то тушь потечет, глаза покраснеют и Маркус тебя не узнает.

— Он и так может меня не узнать! — причитала Элайн. — Ну посмотрите сами: после рождения Софи я стала такой толстой, одежда вся мятая, а волосы в ужасном состоянии. Зря я приехала сюда. Я, должно быть, просто сошла с ума!

Кэти с удовольствием закатила бы Элайн хорошую пощечину, чтобы та успокоилась и пришла в себя, но от этого станет еще хуже. Пришлось обнять ее за дрожащие плечи и двинуться с ней к ближайшему бару.

— И вовсе ты не толстая, прическа твоя в полном порядке, и вообще ты выглядишь потрясающе. Ты просто нарываешься на комплименты. Сейчас, моя дорогая, тебе не хватает только того, кто втянул тебя во всю эту историю! — выпалила Кэти.

— Эй, полегче, — предупредила подругу Лиза.

— Ерунда! Думаешь, я не понимаю, как она напугана? — отозвалась Кэти. — Я и сама так же сильно волнуюсь. Хорошо бы сейчас немного выпить для храбрости. Три бренди, я имею в виду большие порции, — бросила она официанту, усадив Элайн возле бара.

— У нас все порции большие, — проворчал официант с сильным ливерпульским акцентом и поспешил внутрь.

— Это ведь не Маркус? — Кэти кивнула вслед удалявшемуся официанту.

Лиза укоризненно покачала головой — какая же Кэти бесчувственная! Но Элайн только улыбнулась сквозь слезы.

— Кэти, ты просто невыносима!.. — нервно рассмеялась Лиза. — Я буду только тоник.

Подруга ухмыльнулась и потрепала Элайн по руке, вздохнув с облегчением. Если бы Элайн поехала сюда только с Лизой, то эта парочка сейчас бы распустила нюни и побежала бы в машину, чтобы поскорее вернуться на безопасную виллу, так и не доведя дело до конца.

Спустя какое-то время, уже немного навеселе — за исключением Лизы, которая вылила свою порцию в бокал Элайн, поскольку была за рулем, — девушки расплатились с официантом и направились в гостиницу, где в прошлом году жила Элайн.

— А теперь осталось только вспомнить, где был бар — справа или слева от отеля, — хихикнула та. — Шучу. Теперь-то я уж точно знаю — нам вон туда. — Взявшись под руки, они направились вдоль широкого бульвара. — После бренди у меня такая голова ясная. Спасибо Кэти. Здесь такие милые магазинчики, правда? Когда все закончится, мы здесь потратим уйму денег, устроим настоящий кутеж. Бутик Версаче, вот куда мы пойдем! — Внезапно Элайн вздрогнула и схватила подруг за руки. — Это здесь! Вот тот бар с садиком у входа, со всеми этими горшочками с папоротником, геранью и с зеленым тентом. Его квартира как раз над этим тентом. Смотрите, смотрите… Вы видите ящички с растущими в них цветами?

На Кэти бар произвел хорошее впечатление: он отнюдь не смахивал на те старомодные заведения, вроде шикарных ресторанов в Челси, где постоянно крутились богатые и известные люди.

— Маркус так гордился своими цветами, — сглотнув комок в горле, произнесла Элайн. — Внутри тоже полно цветов. Там все блестит от хрома, везде гирлянды из зелени, сверкающий свет и…

— …и сейчас бар, по-видимому, закрыт, — разочарованно протянула Лиза, когда они подошли ближе.

Девушки молча уставились на затейливые кованые ворота, закрывшие двойные хромированные двери входа. Окна по обе стороны входа тоже были закрыты, как и окна квартиры над тентом.

Кэти на мгновение прикрыла глаза, отказываясь этому верить. Все вокруг веселятся, и это, пожалуй, единственный закрытый бар в городе, а значит, больше не бар. Маркус уехал.

— О Боже! — простонала Элайн, едва не рухнув в объятия Лизы, которая, крепко сжав губы, старалась встретиться взглядом с Кэти и понять, что же делать дальше. — Его здесь больше нет, — всхлипнула несчастная.

— Не расстраивайся, — весело бросила Кэти, — посмотри наверх. На тенте написано, что это все еще «Бар Маркуса».

— Правда? — вскрикнула Элайн и, подняв голову, улыбнулась. — О да, да, да, да!

— А на дверях висит объявление. Скорее всего бар закрыт на реконструкцию или что-то в этом роде. Сомневаюсь, что Маркус уехал бы отсюда в самый разгар сезона, а если бар на ремонте, то он скоро откроется.

Кэти подошла поближе, чтобы прочитать объявление, напечатанное на пяти языках, и в шоке отпрянула назад. Она быстро обернулась, чтобы загородить собой надписи, но было уже слишком поздно — Элайн уже все прочитала.

— Что там написано?

Кэти округлила глаза, взывая к помощи Лизы, но увы… Элайн невидящим взглядом еще раз скользнула по объявлению, ее симпатичное лицо внезапно побледнело и исказилось от боли. Она не замечала девушек, вообще ничего не видела перед собой. Обезумев от горя, Элайн уже бежала обратно вдоль бульвара, кидаясь то в одну, то в другую сторону, пока не налетела на какого-то прохожего. Тут она невольно оторвала свой взгляд от земли и, словно очнувшись от шока, нырнула через вращающиеся двери в гостиницу, с одной стороны которой был бутик, а с другой — еще один бар.

50
{"b":"133616","o":1}