ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты была в сознании, когда я вытащил тебя из бассейна, просто звала какого-то Грега. Я принес тебя сюда, а дежурная гостиницы тебя раздела…

— Наверное, я все-таки была без сознания, — горячо возразила Кэти. — Я бы этого не допустила! За кого ты меня принимаешь?

Внезапно Маркус помрачнел и нетерпеливо вздохнул.

— Без сознания, сумасшедшие, пьяные… Честно говоря, меня все это нисколько не волнует. Мне нужно от тебя только одно — информация о твоем приятеле Чарльзе Бонде, поскольку он испарился, не оплатив счет за проживание. Я не люблю, когда меня дурачат — ни в бизнесе, ни в сердечных делах, ни в чем другом. Поэтому ты не уйдешь отсюда до тех пор, пока не скажешь, где его найти. Вы и так превратили мою жизнь в сплошной хаос, а я хочу жить спокойно, поэтому соберись с духом и расскажи мне все по порядку, в противном случае придется вызвать охрану.

— То есть полицию? — простонала Кэти.

Маркус что-то пробормотал себе под нос, но прозвучало это не очень приятно, поэтому она воздержалась от просьбы повторить погромче, а чуть ли не умоляющим тоном попросила стакан воды.

— Я принесу тебе воды и кофе, — уже сердечнее сказал Маркус. — Отдыхай, — добавил он. — Что бы там ни произошло между вами, у тебя, наверное, действительно не было другого выхода. Кажется, я был немного груб, — слегка улыбнулся он. — Но ты сама напросилась.

— Просто сегодня один из тех дней, когда очень не хочется ворошить прошлое, — прошептала Кэти, грустно улыбнувшись Маркусу.

— Понимаю, — тихо сказал он, выходя из комнаты.

Кэти снова легла на кровать и закрыла глаза. Ей так хотелось забыть обо всем, но это было невозможно. Она попала в беду, и не по своей вине. Но с другой стороны, какой же она была дурой, чтобы не догадаться, к чему все шло! Чарльз соблазнил ее только с одной целью — ослепить любовью так, чтобы она не замечала, что он замышляет. Кэти вспомнила, когда он впервые поцеловал ее — во время горячего спора о расхождениях в цифрах одного из счетов. Она тогда уверяла его, что права, но его поцелуй убедил ее в обратном. Теперь-то девушка понимала, что он уже тогда занимался своими махинациями. Сколько денег фирмы присвоил себе Чарльз с ее помощью? Влюбленная по уши, Кэти больше не подвергала сомнению расчеты Бонда, и он без труда добивался своей преступной цели.

Но все это меркло по сравнению с поведением Грега. Подобно Чарльзу, Грег соблазнил ее в корыстных целях. При этой мысли она поежилась. Все считали ее такой умной, практичной, прямолинейной, думали, что она никому не позволит одурачить себя, но она оказалась самой глупой идиоткой за всю историю человечества. Чарльз использовал ее, чтобы получить деньги, а Грег — желая усыпить ее бдительность. Отдел по борьбе с экономическими преступлениями? О, как он одурачил ее! Предательство Чарльза не так злило Кэти, потому что теперь-то она уж точно знала, что ошиблась относительно своих чувств к нему. Но Грега она любила всем сердцем. Не зря его вероломство причиняло ей такие страдания!

— Эй, почему ты плачешь? — ласково спросил Маркус, садясь на край кровати со стаканом холодной воды в руке.

— Жизнь — дерьмо, — всхлипнула Кэти и попробовала собраться с духом. Она вытерла лицо краем простыни и попыталась улыбнуться Маркусу. — А точнее, — шмыгнула носом девушка, — любовь — дерьмо.

— Совершенно с тобой согласен, — кисло улыбнувшись, пробормотал Маркус. — Хочешь выговориться?

И вдруг Кэти захотелось все рассказать. Ей просто необходимо с кем-то поделиться, а рядом больше никого. Кэти посмотрела на Маркуса, такого несчастного и измотанного. Действительно, они перевернули его отель вверх дном, а заодно взбудоражили и самого Маркуса. Элайн ушла. И Кэти терялась в догадках. Ведь поначалу казалось, что даже небеса улыбаются Маркусу и Элайн!

— Хорошо, но при условии, что ты признаешься мне, какая кошка пробежала между тобой и Элайн, — предложила Кэти. — Ты сказал, что она ушла. Куда она ушла?

— Видимо, обратно в гостиницу «Дон Карлос», — пожал плечами Маркус.

Кэти прикусила губу. Бедняжка Элайн! Наверное, она вернулась на виллу, кинулась вся в слезах к своему брату, а тот со свойственной ему надменностью изрек: «Я же тебя предупреждал».

— Что случилось? — с беспокойством спросила Кэти.

— Мне слишком больно об этом говорить. — Маркус посмотрел на Кэти, и в его глазах появились слезы. — А ты даже сейчас переживаешь за нас. Похоже, все несчастья мира свалились на тебя, и тем не менее ты волнуешься за Элайн. Кажется, я заблуждался на твой счет.

— Я тебя не понимаю, — пробормотала Кэти, глотнув воды.

— И не надо. Итак, выкладывай все о себе и Чарльзе Бонде, который разбил тебе сердце.

— Мое сердце действительно разбито, но он здесь ни при чем, — покачала головой Кэти и тяжело вздохнула. — Так ли уж тебе необходимо все это слушать, Маркус? — Она грустно усмехнулась. — Моя исповедь займет много времени.

В ответ Маркус улыбнулся и показал на тумбочку.

— Я принес большой кофейник, а ночь еще только начинается.

Кэти похлопала рукой по кровати рядом с собой. Она знала, что Маркус воспримет это как дружеский жест, а не как предложение заняться любовью.

— Постарайся расслабиться, пока я буду плакаться тебе в жилетку, поскольку музыкой мой рассказ не покажется. В какой-то степени ты и сам можешь оказаться втянутым во все это, но я не хочу пугать тебя раньше времени. Поверь, я оказалась без вины виноватой и сделаю все возможное, чтобы не впутывать в это ни тебя, ни Элайн.

— Ты меня заинтриговала, — хмыкнул Маркус, налил две большие чашки кофе и устроился подле Кэти.

— Что ж, если ты все еще будешь лежать здесь, когда я закончу, и не поддашься искушению запустить в меня утюгом, тогда, может быть, посоветуешь, как мне поступить. У тебя есть друзья в этой твоей охране?

— Что за вопрос? — рассмеялся Маркус.

И в эту минуту Кэти поняла, что может довериться ему. Конечно, если бы он сказал, что его отец на самом деле начальник полиции штата Андалузия или что в ведении его батюшки находится полиция всей Испании, Кэти обрадовалась бы еще сильнее.

Она начала все с самого начала. Ее обстоятельный рассказ занял уйму времени, поскольку Маркус слушал с живейшим интересом и часто перебивал Кэти, задавая ей всевозможные вопросы. Она отвечала абсолютно честно.

Горестное повествование подошло к концу. Кофейник был уже пуст, только кофейная гуща осталась на донышке. Маркус вышагивал по комнате так, словно готовил речь для заседания суда в защиту Кэти.

— Ты жертва обстоятельств, — произнес он. — Тебя использовали, и это возмутительно. — Он остановился. — Немедленно отправляйся к своему возлюбленному и расскажи ему все, что рассказала мне. Грег обязан знать, что женщина, с которой он занимался любовью, не мошенница, не преступница. Пусть узнает о том, какие чувства ты к нему испытываешь, и…

— Он знает о моих чувствах, Маркус, — хриплым голосом перебила его Кэти. — Но к сожалению, не отвечает мне взаимностью. Грег использовал меня точно так же, как Чарльз, только для других целей. Его волновали лишь две вещи — секс и власть надо мной, чтобы посадить меня за решетку. Мужчины все такие, они занимаются сексом, не испытывая при этом к женщине глубоких чувств. У женщин все по-другому. Сначала они отдают мужчине сердце, а уж потом задают вопросы, поэтому нас легче обвести вокруг пальца.

— Тебе просто не повезло с мужчинами. Именно поэтому ты так пессимистично настроена. Мы с Элайн никогда… — Маркус дотронулся рукой до лба и устало потер его. — Что я говорю? — Он сел на край кровати. — Как и твой Грег, она предала меня, — признал ся он тихим голосом.

Кэти вытянула руку и слегка похлопала Маркуса по плечу.

— Ну, выкладывай, — негромко сказала она. — Ты выслушал мою скорбную повесть, поэтому приободрись. Не хочу преуменьшать ваши проблемы с Элайн, но сомневаюсь, что кому-то из вас с Элайн грозит тюремное заключение.

— Нет, — грустно улыбнулся Маркус. — Не грозит. Но и за пределами тюрьмы жизнь порой преподносит неприятные сюрпризы. В любом случае ты избежишь заключения. Согласен, ты попала в переплет, но во всем этом можно разобраться. А мою проблему не решишь. — Маркус повернулся к Кэти: — Ты знала, что ребенок Элайн не от меня?

62
{"b":"133616","o":1}