ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Здоровый год. 365 правил активности и долголетия
Твист на банке из-под шпрот. Сборник рассказов CWS
По ту сторону от тебя
Как Coca-Cola завоевала мир. 101 успешный кейс от брендов с мировым именем
Остров кошмаров. Топоры и стрелы
Темная империя. Книга вторая
В моей голове
Стая
Как Советский Союз победил в войне
A
A

В полном разочаровании Хаэгр встал на ноги, забыв, что он — наполовину в холодильнике. Две верхние полки сломались, точно картонные. Обледенелые пакеты концентратов рассыпались по всему полу, наделав такого шуму, что проснулся, наверное, весь дворец. Хаэгр весьма забывчив. Но он охотится, и ничто на свете не удержит Волка в поисках пищи!

— Во имя Русса, что здесь творится? — прозвучал изумленный голос.

В дверях кухни стоял Рагнар. В одной руке он держал ножку большой зажаренной птицы, другую завел за спину. Откусив добрую порцию ножки, он снова спросил:

— Хаэгр, что ты делаешь?

Хаэгр отвечал, даже не повернувшись. Ничто не помешает ему залезть в третий холодильник:

_ Я раскрыл твои мелкие козни, Рагнар! Ты и Торин зря хихикаете. Вот найду то, что ищу, и тогда вы оба у меня запоете!

Рагнар глотнул.

— Хм… Что же ты ищешь, друг мой? Может, я могу помочь? — сказал он, откусив еще кусок ножки.

— Не отвлекай меня, Рагнар, запах теперь сильнее. Я почти нашел это. Оно так близко, что я почти ощущаю его вкус!

Хаэгр наконец подобрался к двери третьего холодильника. Ухватившись за ручку, он рывком распахнул дверцу и заглянул внутрь, но узрел лишь очередные полки, заваленные замороженными пакетами. Взвыв от разочарования, великан захлопнул дверь с такой силой, что опора рефрижератора подломилась, он накренился и рухнул. Хаэгр сполз на пол и оперся спиной о холодильник, раскинув ноги перед собой.

— Посмотри, Рагнар, что ты наделал. Смотри, до чего вы с Торином меня довели, — проговорил расстроенный вконец гигант. — Я совсем ослабел.

— Ну, мой старый друг, я пришел просить твоей помощи, — молвил Рагнар. Он двумя шагами пересек помещение кухни, пряча за спиной правую руку. о ней оказалось внушительных размеров блюдо с заваренной птицей. — Нашел вот это мясо и не могу съесть сам, — закончил Рагнар.

Подняв взгляд, Хаэгр узрел огромную птицу. Лицо гиганта расплылось в улыбке. Ухватив одной ру, кой блюдо, другой он оторвал оставшуюся ногу.

— Ты… (неразборчивое чавканье) и Торин… (глотание) оба получите… (чавканье) суровую трепку, когда я закончу! — проговорил Хаэгр.

— Ну, тогда ты бы лучше взял еще и вот это, — сказал вошедший Торин и протянул ему здоровенную бутыль. В ней, судя по всему, был эль.

— Я бы просто не вынес, ежели б ты нас обоих размазал, будучи жаждою томим и напрочь обезвожен, — поддразнил Торин Хаэгра, хватающегося за бутыль.

— Ты проявляешь мудрость не по годам, Торин, — изрек великан.

— Что ж, прежде чем задать нам обещанную трепку, пожалуйста, наведи здесь порядок. Не будем доставлять нашим хозяевам лишних хлопот, — проинструктировал Торин.

Рагнар и Торин развернулись и вышли из кухни.

— Мы будем наслаждаться этим чудным элем на балконе атриума. Почему бы тебе не присоединиться к нам, когда ты здесь закончишь? — крикнул Рагнар через плечо.

Хаэгр не ответил — по крайней мере, в такой форме, чтобы Рагнар мог понять.

Рагнар и Торин стояли на балконе, глядя на дворцовый атриум. Ночь сменилась ранним утром, но было еще темно. Обслуга суетилась, поливая многочисленные растения, вычищая и натирая полы. Это надлежало делать поздно вечером и рано утром. НаГвяшенной Терре Рагнар узнал, что те, кто занимая ежедневной рутиной, не должны появляться при свете дня там, где их могут увидеть за работой власть предержащие.

Рагнар был рад покинуть Терру и вновь очутиться в Галактике. Он надеялся, что, убравшись со священной планеты, больше не встретится со злодейством плаща и кинжала, с которым Волчьи Клинки были вынуждены непрестанно бороться на Терре. Рагнар страстно желал вновь оказаться на поле битвы, где все делится на черное и белое, где ясно, кто есть враг. Но, размышляя обо всем, что повидал, Космический Волк стал понимать, что политические интриги — просто часть жизни. Даже его назначение Волчьим Клинком, которое можно назвать и ссылкой, было политически мотивировано. Возможно, именно так все и устроено, и Рагнару хватит наконец смотреть на Галактику глазами незрелого Кровавого Когтя. Быть может, пришло время взрослеть, перестать стремиться в выдуманный мир и начать принимать все таким, каково оно на самом деле.

— Рагнар! — Торин повысил голос, чтобы привлечь внимание друга. — Иногда ты становишься таким задумчивым — клянусь, в жизни таких не встречал! — проворчал он.

Подняв взгляд от своей кружки, Рагнар увидел, что к ним присоединился Магни. Он был все еще бледен и, кажется, прихрамывал, но в целом уже оправился. Его доспехи также носили следы недавнего ремонта. Юному Космическому Волку следовало возблагодарить Русса за то, что доспехи выдержали губительные удары разрывных снарядов.

— Прости, брат, я не заметил, что ты пришел на балкон. — Рагнар все еще чувствовал вину за ранения Магни.

Встав, он принес Магни стул и помог юноше сесть а затем вернулся на свое место.

— Да, Магни, придется тебе простить нашего почтенного друга, иногда он весьма рассеян, — продолжал Торин. — Однако эту ночь я объявляю ночью песен и рассказов об отважных подвигах и о воинах Фенриса, побеждающих несокрушимого противника. Сегодня не будет раздумий и аналитических дискуссий, — заключил он.

— Быть может, мне стоит начать с рассказа о том, как я победил Торина в рукопашной схватке на Терре? — провозгласил Хаэгр, появившись на балконе. Гигант нес в руке новую бутыль эля, а в его бороде оказалось достаточно кусочков жареного мяса, чтобы целый день кормить взвод дворцовых гвардейцев.

Три Космических Волка подняли полные кружки, приветствуя боевого брата.

— Да, да!.. Или, возможно, мы бы могли обсудить тот случай, когда над тобой взяла верх пивная кружка, прицепившаяся к твоей ноге, — парировал Торин.

Рагнар так расхохотался, вспомнив свой первый день в Доме Велизария, что у него чуть эль носом не вышел. Магни тоже смеялся, но несколько стесненно. Заметив это, Рагнар рассказал историю с кружкой в деталях, лишь чуть-чуть приукрасив, чтобы вышло забавнее.

— Хотел бы я это увидеть, — сказал Магни, — но больше всего мне не терпится услышать историю о Рагнаре и Копье Русса.

Тут же воцарилась тишина, и все взгляды устремились на Рагнара.

— Почему ты хочешь услышать эту историю, мальчишка? — осведомился он. — Почему ты хочешь слушать о глупой ошибке неопытного Кровавого Когтя?

— Я вовсе не хотел тебя обидеть, Рагнар, в самом деле. Нам рассказывали об этом вовсе не как об ошибке Кровавого Когтя. Лорд Ранек говорит об этом совсем по-другому. Он рассказывает о том, как ты использовал Копье Русса, чтобы остановить Красного Магнуса. Ты не дал ему войти через портал и спас жизни своих боевых братьев, проявив решительность и мужество, — с гордостью провозгласил Магни.

— Так, значит, старец рассказывает эту историю, да? — Рагнар многое готов был отдать за то, чтобы вновь, хотя бы ненадолго, увидеть Ранека. — Быть может, однажды я удостою тебя рассказом, но не этой ночью. Есть темы для разговоров куда лучше. — Рагнар бросил взгляд на Торина, и тот подмигнул ему.

Торину было хорошо известно о тоске, снедавшей Рагнара, и о его желании вернуться на Фенрис.

— Послушай, дружище, зачем нам говорить об этом, когда здесь я? Я знаю куда более занимательные истории… — начал Хаэгр.

Рагнар подошел к краю балкона и окинул взглядом атриум, его колонны, поднимающиеся к сводчатому потолку, как в соборе. Весь первый этаж был закрыт стеклом по фасаду и обеим боковым сторонам, чтобы прохожие могли наслаждаться видом поразительной коллекции экзотических инопланетных растений, за которыми здесь кропотливо ухаживали. «Странно, что кому-то понадобилось привозить рас тения на такую планету, как Гиады», — подумал Рагнар. По обеим сторонам атриума, прямо над первым этажом располагались огромные витражи, живописующие славные эпизоды богатой истории планеты. Солдаты сражались с чудовищными монстрами, герои спасали народы от неминуемой смерти. Рагнару были близки эти образы. Он, как и все его братья-Волки, несет то же призвание: защищать тех, кто не в состоянии защитить себя.

17
{"b":"133620","o":1}