ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По всему городу Космические Волки и силы обороны Гиад объединялись, чтобы установить фиксированный периметр. События принимали новый оборот.

Вскочив на ноги, Рагнар ухватился за болтер Хаэгра и направил его вверх. По потолку потянулась цепочка воронок от снарядов болтера. В руках у Иеремии, Илайи и Натаниила тоже появилось оружие. Торин, зарычав, вытянул из кобуры болтер. Темные Ангелы изготовились против Космических Волков. Рагнар, подняв руки, стоял между двумя группами, силой своей воли пытаясь вернуть ситуацию под контроль.

Лихорадочные взгляды метались от друга к врагу: каждый пытался предугадать следующее движение. Пальцы застыли на спусковых крючках. Противостояние Волчьих Клинков и Темных Ангелов длилось целую жизнь — так показалось Рагнару. Он глядел то на Иеремию, то на Хаэгра.

Все решат действия, которые будут предприняты в течение следующих нескольких секунд.

— Хаэгр, Торин, бросьте оружие! — приказал Рагнар.

— Магни мертв из-за их предательства, Рагнар! — проревел Хаэгр. В голосе своего огромного друга Рагнар слышал зверя. Волк из глубин подсознания — в опасной близости к поверхности.

— Предатель здесь — Кадм, — ледяным голосом отчеканил Рагнар. — Именно его предательство убило Магни.

Рагнар и сам был в ярости из-за смерти Волчьего Брата. Но Магни убил не Иеремия и не его подчиненные.

Из всех Космических Волков, кого знавал Рагнар, Торин владел собой лучше других. Он никогда ни в малейшей степени не позволял проявиться зверю, находящемуся внутри. Но и боевой брат Рагнара, на которого он всегда полагался как на воплощение разума и спокойствия, навел болтер на Илайю и Натаниила. В глазах Торина пылало бешенство — словно отражение безумия, разлитого повсюду вокруг них.

Рагнар не мог поверить: после всего, что с ними произошло, они закончат вот так — вцепившись друг другу в глотки?! Он сделал знак Торину опустить оружие. В глазах Торина чернела бездонная пустота, словно он и знать не знал, кто это перед ним. Но Рагнар видел, как взгляд Торина постепенно становится осмысленным. Вот Торин медленно опустил болтер, и Рагнар понял, что перед ним — вновь боевой друг. Такой, каким он был всегда.

— Рагнар верно говорит, Хаэгр, — произнес Торин. — Я тоже скорблю о Магни. Кадм заплатит за свое предательство. Клянусь студеным адом Фенриса!

Подойдя к Хаэгру, Торин положил руку на его оружие:

— Мы не сделаем того, что требует Кадм. Хаэгр с досадой отвернулся от боевых братьев.

— Решение за тобой, Рагнар, — пробурчал он. — Так что пусть оно будет правильное.

За очень короткое время Рагнар узнал, что Иеремия — человек слова. Он ставит честь превыше всего. Это совершенно противоречило тому, что Рагнар знал о Темных Ангелах. Предательство и обман — вот путь, которым следуют Темные Ангелы. По крайней мере так считали большинство Космических Волков. Действия Иеремии до сих пор указывали на обратное, но ведь он не был до конца откровенен с Рагнаром в том, что касалось Кадма. Он сказал Раг-нару, что не может обсуждать детали миссии, храня верность своим братьям. Рагнар и сам поступил бы так же, поменяйся они ролями.

Но теперь положение изменилось. Уже не Волчьи Клинки противостоят группе зачистки Темных Ангелов. Из «Химеры» они наблюдали за высадкой Космических Волков. Узнав эмблему на борту «Громового ястреба», Рагнар понял, что на планету прибыла рота Берека Грохочущего Кулака. И теперь здесь, на Гиадах, вели войну друг с другом два величайших Ордена Адептус Астартес.

Подняв руку, Рагнар навел на Иеремию указующий перст:

— Пришло время ответов, Темный Ангел. Чтобы мы смогли уцелеть, ты должен сказать правду.

— Я сказал тебе все, что мог, Рагнар.

— Нет! Ты сказал мне все, что посчитал нужным сказать, — возразил Рагнар.

Иеремия понимал, что Рагнар прав. Кадм — куда большее зло, чем говорил Темный Ангел, но у Иеремии связаны руки. Он не мог раскрыть истинную сущность командующего.

Война между двумя Орденами Космодесанта — просто детская забава по сравнению с тем, что произойдет, если откроются ужасные тайны Темных Ангелов. Но Рагнар доказал, что он — человек твердой веры и большой отваги. Он очень далек от того варвара, которым Иеремия ожидал увидеть Космического Волка.

Иеремия мысленно взвешивал ситуацию. Он не может открыть Рагнару всю правду. Но, возможно, этого и не потребуется. Он может сказать часть того, что знают он и Темные Ангелы, не предавая свой Орден.

— Ты прав, — сказал Иеремия. — Я решил утаить часть нашей информации о Кадме.

— Иеремия, не предавай чести нашего Ордена! — возмутился Натаниил.

Подняв руку, Иеремия призвал его к молчанию.

— История недоверия между нашими Орденами длинна, — продолжал он. — За очень короткое время я обнаружил, что неприязнь, которую мы испытываем друг к другу, может быть необоснованной. — Иеремия шагнул к Рагнару. — Я скажу тебе все, что могу, и прошу не требовать большего.

— Ну так поспеши с этим, раз так! — рявкнул Хаэгр.

— Хаэгр, — предостерег Торин, понимая, что великан отнюдь не тот человек, кто поможет найти выход из ситуации.

— От всей этой мутотени у меня голова распухла! — Хаэгр направился к шахте лифта, по пути разбив в щепки огромный стол. — И вообще, я не понимаю, с чего Рагнар на ушах стоял: возвращаемся, мол, в Галактику! Никакой разницы со Священной Тер-рой! Везде интриги!

Торин пошел за Хаэгром к лифту. На полпути он обернулся:

— Рагнар, я возьму Натаниила и Илайю. Мы попробуем обыскать оставшуюся часть дворца.

Рагнар кивнул в знак согласия.

— Натаниил, тебе и Илайе следует пойти с Хаэгром и Торином. — Слова Иеремии прозвучали скорее как просьба, нежели как приказ.

Натаниил выглядел озабоченным, переводя взгляд с Иеремии на Рагнара и обратно. Иеремия пересек зал и встал рядом со своим старейшим воином.

— Ты мне доверяешь? — спросил он.

— Всегда доверял, — ответил Натаниил.

— Тогда доверяй мне и сейчас, брат, — сказал Иеремия.

Кивнув, Натаниил пошел к Волчьим Клинкам.

— Пойдем, малыш, — кликнул он Илайю, — давай поможем этим Космическим Волкам. — По крайней мере, так все мы сможем присматривать друг за другом.

Илайя двинулся за остальными, но выглядел при этом раздосадованным.

Когда четверка десантников достигла дверей лифта, Торин оглянулся еще раз и посмотрел Рагнару в глаза. Рагнар кивнул. Ответив тем же, Торин вошел в лифт.

— Мы встретимся минут через тридцать или даже раньше, Торин, — бросил ему вслед Рагнар.

Иеремия повернулся к Рагнару спиной. Опустив глаза, он начал:

— У Кадма и Темных Ангелов позади целая история. Мою группу высадили здесь, чтобы утвердиться в наших подозрениях, схватить его и, по возможности, доставить к моему руководству для допроса.

Рагнар оценивал Иеремию не только по словам. Если Темный Ангел говорит неправду, его запах никак этого не показывает. Но вот язык тела — совсем другое. Иеремия явно что-то утаивает.

— Что же нужно Темным Ангелам от командующего планетарными силами обороны? — спросил Рагнар как можно более ровно.

— Мы считаем, что он в сговоре с Темными Силами — с Хаосом, — объяснил Иеремия.

— С Хаосом?

Рагнар вспомнил храм Хаоса и жертвенный алтарь, что обнаружили Волчьи Клинки. Он не доверял Кад-му с самого начала. Теперь все фрагменты головоломки начинали соединяться в единую картину. Когда Рагнар с Волчьими Клинками наткнулся на храм Ха оса, а затем вошел в зону поражения, планетарные силы обороны тут же атаковали их. Эта атака не случайность, как заявлял Кадм, но явная попытка уничтожить Волчьих Клинков, как и подозревал Рагнар с самого начала.

Иеремия повернулся к Рагнару лицом:

— Я считаю, что Кадм намеренно завлек сюда мою группу, позволил нам преодолеть городскую стену и беспрепятственно добраться до дворца.

На мгновение задумавшись, Рагнар спросил:

— Зачем же он заманил тебя на Гиады, когда знал, что здесь — Волчьи Клинки, а Космические Волки патрулируют всю систему?

42
{"b":"133620","o":1}