ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В молчании Кадм вытер клинок, глядя, как кровь лейтенанта брызжет в круг.

— Время пришло, — произнес Кадм, обращаясь к кругу силы. — Я сделал все, о чем ты просил. Гиады завалены телами Космических Волков и Темных Ангелов. Здесь даже Волчьи Клинки, как ты хотел.

— Ты хорошо поработал, Падший. Как обещано, твои враги будут уничтожены. Мы оба будем отомщены, ибо, хотя ты ненавидишь Темных Ангелов, ничто не сравнится с ненавистью Тысячи Сынов к Космическим Волкам. Что до меня, то я лично покончу с тем, кто вечно оказывается бельмом на глазу моего господина.

— Ты, конечно, говоришь о Волчьем Лорде Береке? — спросил Кадм.

— Нет. Я говорю об этом щенке Рагнаре! Портал затрещал. Из его центра посыпались синие стрелы молний, и среди них появилась огромная фигура.

Отступив на шаг назад, Кадм стиснул эфес меча. Хотя он и не признался бы в этом, но появление гигантской фигуры в доспехах заставило его насторожиться. На самом деле космодесантник Хаоса находится не в этой комнате, напомнил себе Кадм, он просто явился поговорить с ним с помощью темной магии. И тем не менее Кадм не мог избавиться от страха в глубине души.

— Прими мои извинения, лорд Мэдокс, — произнес Кадм.

Огромный чародей — десантник Хаоса — был облачен в синие с золотом доспехи, покрытые непрерывно меняющимися символами Тзинча. Эти доспехи сами по себе — артефакт, реликвия Хаоса. Они многие тысячелетия подвергались воздействию могущества Тзинча и демонов варпа. Огромные глаза Мэдокса горели ярким желто-белым огнем, и Кадм ощущал ненависть, кипевшую в Магистре Ордена Тысячи Сынов.

— Космические Волки уничтожили нашу планету, — произнес Мэдокс. — Они предали нас. Наш примарх, лорд Магнус, пытался спасти Императора, но им пренебрегли. Лишь Хорус поверил нам, но даже он не полностью принял истину! Мы бы могли тогда спасти Империум, но теперь мы его уничтожим! Я ходил по поверхности Фенриса. Я наблюдал за возвращением своего примарха из варпа. Только одно помешало мне стать величайшим из Тысячи Сынов — тот ничтожный волчий щенок Рагнар!

Запрокинув назад голову и подняв руки, Мэдокс захохотал.

Кадм обливался потом. Он видывал сотни сражений и стоял лицом к лицу с чудовищными врагами. Дважды он с трудом скрывался от Темных Ангелов, но присутствие чародея Хаоса устрашало его до глубины души.

В голосе Мэдокса зазвучало безумие; молнии били из портала в такт чудовищному смеху.

— Мой лорд Тзинч — поистине Магистр Хаоса, Магистр Перемен, Магистр Магии и Всемогущий Бог Огня! Он, несомненно, проверяет мою гибкость. Будь мой противник Волчьим Лордом или героем Империума — тогда моя неудача могла быть оправдана. Но поражение от невежественного воина заставило меня стремиться к большим высотам! Благодарю тебя, Тзинч, за Рагнара, ибо он, и только он показал мне, как уничтожить весь его проклятый Орден!

В ответ на его хохот из портала понеслась чудовищная какофония. Мэдокс уставился на Кадма в упор:

— А теперь, Падший, как ты сказал, настало время. — Чародей Хаоса взмахнул рукой. Из кончиков его пальцев в потолок бункера заструился огонь, переливающийся пурпурным, голубым, сине-фиолетовым, зеленым и темно-красным цветами.

— Пусти огонь в кровь этого мира, неси благословение Тзинча.

Кадм услышал пронзительный звук: сперва тихий, он нарастал, превращался в вопль и вскоре загремел повсюду сокрушительным эхом.

— Смерть космических десантников должна принести результат! Мне нужно больше, чем их жизнь, мне нужна самая их сущность. Явятся дети Тзинча и пожнут души врагов своих.

— Лорд Мэдокс, что еще тебе нужно? — спросил Кадм. — Не дал ли я тебе все, чего ты просил? Я развязал войну.

Мэдокс успокоился, и крик перешел в почти неслышный визг.

— Я хотел большего, чем война. Я желал тел. Теперь я хочу генокод.

Генокод — это часть каждого космического десантника, которая и делает их теми, кто они есть. Генокод содержит ДНК примарха, основателя Ордена. Когда воина избирают в космические десантники, апотека-рии имплантируют генокод в его тело. Вместе с ним вживляют и другие органы, а потом следят за тем, как происходят генетические изменения в теле десантника и как оно воспринимает их.

Генокод — это сущность Адептус Астартес; именно это выделяет их среди простых людей гораздо больше, чем характерные силовые доспехи или даже вера в Императора.

Внезапно Кадм понял, что оказался лишь инструментом для Тысячи Сынов. Все, что он сделал, для них ничего не значит. Он — лишь пешка в их игре. Загоревшийся гнев придал ему мужества. Он никому не позволит делать из себя болвана — даже древнему злу десяти тысяч лет от роду!

— Мой лорд, я ожидаю от тебя соблюдения условий нашего соглашения, — произнес Кадм, — и если ты не…

Наклонив голову, Мэдокс в упор глянул на командующего, и протест застрял у того в глотке. Падший почувствовал, что Мэдокс заглянул в глубины его души и знает о нем все.

— Я знаю, что ты не посмеешь завершить свою угрозу, — произнес Мэдокс. — Чувство делает тебя слабым, Кадм. Ты недостоин уважения — так же, как и твой бывший Орден. Тем не менее я пошлю тебе союзников, когда это понадобится! — Мэдокс захохотал. — Теперь мы собрали все воедино и противопоставили Волка и Льва друг другу. Мы должны собрать кровавый урожай, чтобы затем посеять семена разрушения для моего Бога Тзинча!

Вспыхнув многоцветным пламенем, образ Мэдок-са исчез. Комната погрузилась во тьму.

Кадм обнаружил, что взмок от пота и дрожит. Сердце бешено стучало в его груди, он чувствовал, как горят щеки. Ритуал изнурил его и физически, и эмоционально.

— Во имя клинка Лютера, — прошептал Кадм.

Подойдя к стене, он включил свет. Комната озарилась лампами, вмонтированными в скульптурные изображения горгулий и демонов. В этой комнате все до последней детали интерьера сделано в точном соответствии с указаниями чародея, чтобы обеспечить действие вызывающего круга.

Кадм уставился на безмолвный рисунок.

— Не играй со мной. Я не из числа твоих ослепленных приверженцев-пешек, — пробормотал он в пол, понимая, впрочем, что слышит это только он один. Он выдержит все, и однажды наступит день расплаты со всеми врагами.

Командующий задержался еще на секунду, чтобы восстановить самообладание. Негоже, чтобы подчиненные видели его в гневе и растерянности: он не позволит ни малейшей тени пасть на свою репутацию. Проверив свою форму, Кадм тщательно стер несколько обличающих капелек крови. В комнате не осталось никаких признаков тела лейтенанта Карсона, даже его крови. Волшебство поглотило труп целиком. Кадм вздрогнул.

Приведя в действие дверь, он выключил свет. Командующий испытывал беспокойство, несмотря на то что все шло согласно его плану. Все дело во времени и последовательности. В том, как одно событие следует за другим. Он привел все это в движение и теперь проследит до самого конца. Он вступил в контакт с Тысячью Сынов, не так ли? Именно он главный режиссер этих событий, напомнил себе Кадм. Но, как он ни старался, ему не удалось развеять свои сомнения.

Кадм проследовал мимо зала наблюдения — по бронированному коридору в вестибюль. Пластосталь-ная дверь в дальней стене вестибюля была точной копией той, другой, из которой командующий недавно вышел. Двое верных ему людей, стоящих на посту у двери, взяли под козырек. Эти стражи беспрекословно выполнят любые его приказы.

— Открой дверь, — резко скомандовал Кадм.

Страж, находившийся ближе к пульту управления, нажал рычаг. Дверь медленно скользнула в сторону. Едва Кадм вошел внутрь, включился свет.

Почти пустая комната не выделялась ничем особенным — кладовая, какие можно найти на тысяче планет или даже звездных кораблей по всему Империуму. Единственный обитатель комнаты лежал на полу в ее центре.

Габриэлла — связанная, в наручниках. Взгляд, обращенный на пленившего ее Кадма, горел ненавистью. Похоже, она утомлена сопротивлением. «Жаль, что она так предана своему Дому, — подумал Кадм. — Ей недостает красоты в классическом понимании, но ее духом можно только восхищаться».

44
{"b":"133620","o":1}