ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рагнар мгновенно понял, что теперь наконец вышли из тени подлинные закулисные вдохновители. С диким воем он ринулся на Тысячу Сынов.

Глава двенадцатая

Истинный враг

Кадм был в ярости. Волчьи Клинки — это загадка. Его план был совершенен, он никогда не делал ошибок. Когда патрульные корабли Космических Волков прибыли и обнаружили силы вторжения Темных Ангелов, началась война. Группа зачистки Темных Ангелов должна была присоединиться к ним в сражении, оставив Рагнара и других Волчьих Клинков спасать Габриэллу и встретить свою судьбу. Они не должны были действовать вместе: Космические Волки ненавидят Темных Ангелов. Очевидно, Рагнар действительно причиняет беспокойство, как сказал Мэдокс. Кадм решил обдумать это позже, а пока — удрать. Не важно куда — лишь бы подальше.

Добравшись до черной стены и проведя рукой по ее поверхности, Кадм активировал скрытую панель. Скользнув вверх, она открыла клавиатуру доступа, и командующий ввел код прохода.

Панель возмущенно загудела: отказ. Кадм быстро ввел код во второй раз — с тем же результатом. В третий раз он ввел код очень медленно, чтобы убедиться, что делает это правильно. И вновь панель прогудела отказ.

— Бежишь, чтобы снова спрятаться, Падший? Голос, казалось, исходил прямо из стен. Развернувшись, Кадм увидел фигуру в углу комнаты.

Это был Мэдокс; его синие с золотом доспехи слегка мерцали мистической энергией. По бокам его шлема изгибались спиральные рога, глаза излучали зеленый свет. В правой руке он держал жезл со светящейся сферой на верхушке.

Мэдокс легко шагнул из тени:

— Я послал помощь, которую ты просил у меня, Кадм. А теперь ты покидаешь моих воинов, как бросил своих боевых братьев много веков назад?

— Ты ведь не ожидаешь, что я поверю в твою озабоченность судьбой нескольких твоих последователей, а, Мэдокс? — спросил Кадм, вновь поворачиваясь к панели доступа.

— Да, ты прав. Я ожидал здесь тебя, Кадм, — сказал Мэдокс.

Вновь Кадм попытался открыть выход, и опять панель не сработала. В гневе он всадил в нее кулак.

— Панель больше не работает, Кадм. Я вывел ее из строя, — заявил Мэдокс.

— Я выполнил свою часть обязательств по сделке! Я заманил Темных Ангелов на Гиады! Я разжег войну между ними и Космическими Волками, я даже привел сюда Волчьих Клинков, как ты хотел. Почему ты препятствуешь моему побегу?

Комнату наполнил безумный негромкий смех Мэдокса:

— Потому что Рагнар все еще жив. А что касается тебя — ты мне больше не нужен.

— Но мы заключили сделку! Я привел все это в действие. Кажется, ты забываешь, Мэдокс, что без меня все это было бы невозможно, — проговорил Кадм содрогающимся от гнева голосом.

— Ты и в самом деле настолько наивен, что полагаешь, будто все это вышло по твоей воле? Ты действительно веришь, что все это часть твоего замысла? — спросил Мэдокс, Кадма распирало от ярости. Неужели он и в самом деле оказался пешкой Хаоса? Неужели им действительно так легко манипулировать и ничего не стоит надуть? Он перебирал в памяти все события в поисках какого-нибудь знака, любого намека на то, что не он управлял ими. Вытащив из кобуры плазмопистолет, он шагнул к Мэдоксу.

— Итак, ты видишь истину, — злорадно произнес Мэдокс.

— Я убью тебя, — сказал Кадм, Подняв пистолет, он потянул за спусковой крючок.

— Ты поистине наивен. — Мэдокс исчез, а его смех заполнил комнату.

После исчезновения Кадма Рагнар и остальные космодесантники оказались перед воинами Тысячи Сынов. Габриэлла лежала без сознания на полу в задней части комнаты. Повсюду валялись ящики, коробки и мебель. Тысяча Сынов отнюдь не славились выдающейся доблестью в ближнем бою. Десантники Хаоса подходили к сражению медленно и целеустремленно, поливая противника градом огня из болтеров. Они выигрывали время для своих чародеев, чтобы те обеспечили победу. Рагнар догадался, что появление Тысячи Сынов — это просто тактический ход, чтобы дать командующему время скрыться. Взревев, Рагнар и остальные космодесантники бросились на десантников Хаоса.

Противники сошлись, и от их оружия во все стороны посыпались искры. Отбив меч врага, Рагнар врезался в одного из Тысячи Сыновей и глубоко погрузился плечом в его живот. Ему уже приходилось встречаться с этой опасностью. Рагнар знал, что хотя эти десантники Хаоса не отличаются мастерством в рукопашном бою, они — крепкие воины, способные выдержать значительные повреждения. Как только противник шагнул вперед, Рагнар, подпрыгнув, вскочил на один из пластостальных ящиков и оказался над десантником Хаоса. Вонзив острие в точку сопряжения шлема и брони, защищающей шею врага, Рагнар загнал меч глубоко вниз. Согнувшись, воин Хаоса рухнул на пол и лишился энергии, поддерживающей его существование.

Раскрутив свой молот, Хаэгр нанес противнику мощный удар снизу вверх — в подбородок. Десантник Хаоса подлетел в воздух и рухнул с металлическим грохотом. Хаэгр взмахнул оружием над его головой и нанес врагу сокрушительный удар, от которого шлем воина Хаоса разлетелся на сотни кусков. Древний прах, некогда являвший собой физическое тело десантника, высыпался на роккритовый пол.

Иеремия рванулся к двери, за которой несколько мгновений назад исчез Кадм. На пути вырос десант ник Тысячи Сынов. Его цепной меч, рубанув по нагрудной пластине Иеремии, отбросил Темного Ангела назад. Иеремия тут же принял устойчивую боевую позицию, но противник, используя преимущество атаки, заставил Темного Ангела отступать. Иеремия отбивал один удар цепного меча за другим. Десантник Тысячи Сынов достал болтерный пистолет. Иеремия, зацепив мечом ствол пистолета, выбил оружие, но при этом открылся. Используя ошибку Темного Ангела, противник обрушил цепной меч на его плечо, и Иеремия рухнул на колени.

Понимая, что преимущество на его стороне, десантник Хаоса намеревался быстро завершить схватку последним смертоносным ударом. Но Иеремия перехватил его руку с мечом, одновременно с этим ткнул свой пистолет в брюхо противнику и всадил туда несколько пуль. Пустые, безжизненные доспехи рухнули на пол.

Торин оказался спиной к стене, напротив приближающегося десантника Хаоса. Рагнар предупреждал его, что Тысяча Сынов медлительны, и Торину показалось, что эта оценка довольно точна. Волчий Клинок наклонил голову, и цепной меч врезался в рок-критовую стену. Такой ошибки Торин и дожидался. Взмахнув мечом вверх и в сторону, он прорубил доспехи соперника, так что его цепной меч и наручная защитная пластина с лязгом посыпались на пол. Pic-пользуя импульс своей атаки, Торин развернулся через плечо и оказался чуть в стороне и позади противника.

Развернув в руке меч, он сменил хватку и взялся за головку эфеса второй рукой. Затем коротко размахнулся и всадил меч в сочленение доспехов на поясе десантника Хаоса. Продолжая движение, Торин разрубил его пополам.

Натаниил, быстро разделавшись с противником, повернулся, чтобы помочь Илайе. Когда он бежал к своему юному боевому брату, мимо него прокатился, подпрыгивая по полу, шлем десантника Хаоса. Изменник, противостоящий Илайе, опустился на колени, а затем рухнул.

В считаные мгновения от шестерых десантников Тысячи Сынов осталась лишь груда изрубленных пустых доспехов на полу командного центра Кадма.

Хаэгр, подняв нагрудную пластину, озадаченно разглядывал ее, пораженный тем, что под ней ничего нет. Торин, Иеремия и остальные Темные Ангелы внимательно осматривали комнату, убеждаясь, что опасность миновала.

Рагнар, подскочив к Габриэлле, вытащил кляп и разрезал путы.

— Габриэлла, с тобой все в порядке?

Девушка-навигатор с трудом пришла в сознание.

Она совсем не походила на ту Габриэллу, которую Хаэгр знал раньше. Ее распухшее лицо покрывали кровоподтеки, из угла правого глаза вниз тянулись бурые полоски засохшей крови. Кровь текла и из ушей.

Габриэлла медленно открыла глаза, но не сразу смогла сфокусировать взгляд.

— Рагнар, Магни жив?

50
{"b":"133620","o":1}