ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По всему мостику зажглись красным руны предупреждения. Корпус «Кулака Русса» загудел. Берек стиснул зубы и поднял силовой кулак.

Луч достиг цели, попав в крейсер Хаоса и пронзив его насквозь. Вырвавшись с другой стороны, луч понесся дальше, разрывая пространство. Голографический дисплей показывал этот неослабевающий поток и второй отдаленный крейсер, но взгляды всех на мостике были прикованы к главной цели. Вражеский корабль задрожал, и вдруг на его месте в системе Гиад возникло новое солнце. Когда этот свет померк, там осталась лишь пустота.

Раздались радостные возгласы офицеров и экипажа «Кулака Русса». Некоторые стучали кулаками, а многие, запрокинув головы, издали ликующий вой.

Берек воскликнул:

— Давайте покажем этому предательскому отродью, как сражаются воины Фенриса! На «Громовые ястребы»!

Трое уцелевших Волчьих Клинков и Габриэлла добрались до ангара с шаттлом в самом центре дворца. Миновав огринов, они подавили незначительное сопротивление со стороны лишь нескольких солдат планетарных сил обороны, которые, заблуждаясь, хранили верность мертвому ныне Кадму.

Торин привел в действие автоматические запоры дверей ангара. Помещение было заставлено различными припасами, и несколько сервиторов деловито выполняли свои обязанности — как будто и не было никакого сражения. Шаттл Дома Велизария, совершенно невредимый, располагался в самом центре ангара. Его люки были задраены, экипаж находился на борту и принял должные меры по защите корабля.

Когда Космические Волки и Габриэлла вошли в ангар, огни на шаттле зажглись. «Слава Руссу!» — подумал Рагнар.

— Но не сделали они и трех шагов, как ожили громкоговорители шаттла:

— Леди Габриэлла, Волчьи Клинки! Позади вас!

— Что? Кто осмелился? — вопросил Хаэгр, очевидно позабыв о предателях, ксеносах и десантниках Хаоса, водившихся на Гиадах.

В сияющих синих с золотом доспехах в открытые Двери ангара вошли девять космодесантников Хаоса. Каждый нес свою эмблему, но символ Тзинча горел на силовых доспехах у всех. Сила бога Хаоса, проникшая в каждого, заставляла их доспехи светиться языками пламени. Рагнар ощущал полыхающую в них десятитысячелетнюю ненависть. Каждый из них, вероятно, равен Волчьему Клинку.

На одном из десантников Хаоса был надет блистающий плащ; над головой возвышался шлем с рогами. Шлейф синего огня окружал его левую перчатку.

Жест чародея десантников Хаоса заставил синее пламя взвиться до потолка. Из огня раздался голос:

— Мы осмелились.

Этот бархатистый глумящийся голос отдался эхом в душе Рагнара. Он узнал бы этот голос в любых обстоятельствах. Это Мэдокс — тот самый десантник Хаоса, который напал на Фенрис. Тот, кто стоял за похищением Копья Русса. Тот, кто чуть не убил Свена — лучшего друга Рагнара.

Мэдокс! — воскликнул Рагнар.

— Как всегда, Рагнар Черная Грива! Приятно, когда тебя узнают. Увы, я не смогу позволить себе роскошь убить тебя собственноручно, но все мы должны чем-то жертвовать.

Десантники Хаоса навели болтеры на Космических Волков. Габриэлла бросилась за ящики с лазганом в руках. На мгновение внутри у Рагнара похолодело, но боевой брат Хаэгр вырвал его из нерешительности.

Гигантский Волчий Клинок прокричал:

— Ха! Это не для тебя с Рагнаром, Торин! Их мне одному едва хватит!

Зарычав, исполин бросился в атаку. Вытащив болтер, Торин тихо заворчал.

На сей раз Рагнар согласился с Хаэгром: им остается лишь сражаться.

— За Фенрис! — крикнул он и присоединился к атаке гиганта.

Глава пятнадцатая

Бегство на Фенрис

Девять космических десантников Хаоса, включая чародея, противостояли Рагнару, Торину и Хаэгру в ангаре для шаттла. Готовясь к запуску, экипаж шаттла привел в действие все системы корабля, но Космические Волки не смогут попасть на борт, не разделавшись сначала с десантниками Хаоса.

Хаэгр бросился на врага с чудовищным ревом. Даже закаленные тысячелетиями сражений десантники Хаоса, казалось, были ошарашены атакой гигантского Космического Волка. Какое-то мгновение они пребывали в нерешительности, глядя на несущегося им навстречу Хаэгра.

Трое воинов Хаоса прицелились в исполина из болтеров. Рагнар услышал пронзительный свист снарядов в воздухе, звуки их ударов, хруст силовых доспехов, однако Хаэгр уже набрал полную скорость и никакая стрельба его не удержит. В него принялись палить трое других десантников Хаоса.

Возможно, на самом деле они колебались, потому что не могли решить: как бы поэффектнее ухлопать гигантского Космического Волка.

Глядя на Тысячу Сынов, Рагнар не столько видел их, сколько ощущал излучаемые ими чувства. Доспехи, богато украшенные золотом и лазуритом, своими старинными образами и росписями вызывали воспоминания о самых древних богах человечества. На полированных металлических поверхностях извивались и таяли демонические фигуры. Рагнар воочию видел полыхающую в них ненависть, когда они безжалостно палили в Хаэгра.

Рагнар понял, что его противник — полноценный чародей, не столь могущественный, как Мэдокс, но поистине враг, с которым нужно считаться. Рагнар и Торин не теряли ни мгновения. Последние два Волчьих Клинка извлекли оружие и ринулись в атаку. Рунный клинок Рагнара засветился, когда он сблизился с противником. Торин нажал руну запуска механизма цепного меча.

Чародей взмахнул рукой навстречу несущимся на него Космическим Волкам. Рагнар увидел вспышку; молния темной энергии подняла его в воздух и отбросила назад, словно куклу. Инстинктивно изогнувшись, он приземлился на четвереньки. Торин, не столь проворный, тяжело упал на плечо.

Двигатели шаттла взревели, его пандус опустился, и на нем появились гвардейцы Дома Велизария с лаз-ганами на изготовку. Они не стреляли в космодесант-ников Хаоса, поскольку Хаэгр был почти в гуще врагов. Гвардейцы не стали рисковать, опасаясь подстрелить своего. Увидев, что опустился пандус, Габриэлла бросилась к нему из своего укрытия за ящиками.

Домчавшись до десантников Хаоса, гигантский Волчий Клинок возопил:

— Пред вами могучий Хаэгр! — и нанес удар молотом по огромному шлему одного из Тысячи Сынов.

Гулкий гром удара отдался эхом, десантник Хаоса рухнул на спину. Из дырищи, оставленной молотом в шлеме, взвились в воздух мерцающие языки пламени. Космическим Волкам противостояли мертвые духи, обитающие в своих древних доспехах.

Взвыв, Рагнар бросился на чародея. Десантники Хаоса навели на него свои болтеры. Их выстрелы смертоносно точны, но Рагнар атаковал не по прямой: нырнув, он перекатился, тут же вскочил и вновь прыгнул, являя собой на редкость подвижную мишень. Рагнар не просто могуч: его ценнейшим качеством всегда была быстрота реакции.

Мгновенно оправившись, Торин открыл огонь, отвлекая внимание противника. Выстрел за выстрелом поражал врагов. К сожалению, их колдовские доспехи не поддавались болтам, но Рагнар понял, что Торин обеспечил ему достаточную передышку. Он врубится в их ряды уже через секунду.

Чародей произнес нараспев фразу на незнакомом языке, и из его рук вырвалась еще одна молния темной энергии. Рагнар вильнул влево, но молния последовала за ним. Космический Волк взвыл от боли, когда таинственная энергия, сбив его с ног, отшвырнула назад в батареи ящиков. Перед глазами плясали темные пятна, боль пронизывала тело во всех точках попадания пуль. Ухватившись за топливный шланг, Рагнар попытался подняться на ноги.

Торин старался уклониться от ответного огня со стороны Тысячи Сынов, но их было слишком много. Обладая равным с Космическими Волками воинским мастерством, они подавляли Торина количеством. Против Хаэгра сражались трое. Уступая гигантскому Космическому. Волку в силе и мастерстве владения молотом, они тем не менее были грозными противниками. Хаэгр стал тяжело дышать, его молот вращался все медленнее и беспорядочнее. Его оттесняли назад, враг пользовался своим преимуществом.

Сердце Рагнара зажглось яростью. Волк в его душе взвыл, и Рагнар присоединился к нему: он нужен своей стае. Он бросился на чародея и Тысячу Сынов. На сей раз Рагнар добрался до колдуна и вонзил меч в его шлем, пробив древний керамит и магическую защиту так, что клинок вышел с обратной стороны.

59
{"b":"133620","o":1}