ЛитМир - Электронная Библиотека

— Господин Белиэнар! — сказал он удивленно. — А тень-то у нас одна!

— Ого, вот теперь, начинаю видеть осознанные лица! — поворачиваясь к нему, засмеялся тот снова. — Это так! От малого солнца тень не отбрасывается!

Все усиленно начали искать свою тень.

— И это все! — ухмыльнулся Большой Том. — Мы перешли этот дурацкий мост, только ради того, чтобы увидеть, второе солнце?

— А про холм ты забыл? — спросил тот.

— Но там же!..

— Друзья мои! — начал старик торжественно. — Разумеется, солнце… второе солнце не единственное, что изменилось. Это всего лишь на первый взгляд так кажется. На самом деле изменилось многое, почти все! Например, вы теперь все невидимы для обитателей вашего прежнего людского мира.

— А мы значит, их видим? — спросил Плаше, начинающий кое-что понимать.

— Да! Ты прав!

— Интер-р-е-е-сно-о! — небесхитростно протянул толстяк.

— А что за холмом? — спросил Астин.

— А ты сходи и посмотри! — ответил старик загадочно. — Увидишь.

Эльфы начали трогаться в дорогу, налево вдоль каменистого берега.

Глава 5. Горесть

Такого спокойного и сладостного сна Росоэн не знал давно. Даже в своих роскошных апартаментах во дворце, у него не было такой мягкой и теплой постели, приятно пахнущей незнакомыми, но успокаивающими ароматами — хозяйка дома была поистине радушной женщиной. Встал он рано и полностью бодрый — усталости от четырехдневного путешествия, как рукой сняло. А вкусный завтрак и крепкий чай с молоком, вселило в его душу еще и уверенность. Про сон он не вспомнил.

Хозяйка все еще была не против оставить их у себя, но Орхей твердо стоял на своем; разумеется, приличия, на его взгляд, не позволяли злоупотреблять ее гостеприимностью. Почти сразу же, за завтраком они вышли на дорогу. Точнее будет сказать — в плавание, поскольку им предстояло добраться до поселения на лодке по реке Дисм — так она называлась. Лодку благодушно предоставил Охотник Лес. И не только — он снабдил их полезными всевозможными вещами и предметами, которые могли понадобиться в пути, а хозяйка — дала им богатый съестной провиант, который хватила бы даже на месяц, и почему-то перед этим, тщательно дав наставления на их употребление. К примеру, она, вручая какие-то, завернутые в ткань и положенные в специальную корзинку, с виду обычные лепешки, сказала, что есть их следует только в крайних случаях и очень мало, пояснив, что они долго не портятся (…до года, немало всех удивив), и даже малая крошка способна утолить голод и снять усталость. Назвала она их путлибами.

После всех напутствий и поцелуев (со стороны Исенны, что обрушила их на девушек), они отплыли. Хозяева остались на берегу, махая дланями, пока не скрылись за изгибом реки.

— Славные люди! — сказал Росоэн, оборачиваясь вперед. Дисм медленно поворачивал их вправо. По его берегам, касаясь самой воды, росли величественные ивы и камыши, где щебетали вездесущие птички, а дальше — лес и холмы.

— Таких на свете редкость! — ответил ему Орхей. Он сидел за веслами, управлял их маленьким суденышком. Девушки сидели за ним на корме и о чем-то между собой разговаривали. Монте сидел впереди на носу. Рядом с ним — Росоэн.

— И мне они понравились! — вставила своим звонким голоском маленькая Нарена. — Я у них видела много игрушек, одну мне Исенна подарила, — она показала искусно сделанную куклу с вышитыми глазками, — Почему у них нет детей?

— Не знаю дочка!

— Я бы могла быть дочерью Исенны! — сказала та важно и невинно. — Мама была такая же красивая?

— Да, дочка! — ответил Орхей улыбаясь. На его глазах появилась грусть. — Она была красавицей! А ты у нас, еще красивее!

Девочка мечтательно заулыбалась.

К концу дня, лес по берегам расступился, и путники, вступив на берег, решили осмотреть окрестность, следуя наставлениям Охотника Леса. Он говорил, что поселение находиться чуть в стороне от реки на левом берегу и чтобы его не пропустить, посоветовал идти пешим ходом, после того как начнется открытая местность. Поэтому они так и поступили.

В стороне вздымались знакомые лесистые холмы, но деревенька еще не разглядывалась.

— Может она, вон за тем косогором! — предположил Росоэн, указывая вперед. В двух милях от них, вплотную к реке горбатился холм, за ним исчезал Дисм.

— Вполне возможно! — ответил ему Орхей, прикрыв глаза рукой — солнце коснулось о горизонт того же холма и ослепляло его глаза. — Ну что, пойдем!

Вскоре они отыскали протоптанную дорожку, и уверенность в благоприятном исходе путешествия заметно возросла.

Когда они дошли до холма, было решено выведать, сперва что скрывается за его склоном, а потом, если там все хорошо, преспокойно спустится к деревне. Лишняя предосторожность все-таки не мешала. Поэтому, свернув с дороги, что уходила в обход холма, сильно уклоняясь в сторону реки, они начали взбираться на этот холм. Преодолеть холм было просто и спустя время они достигли его вершину. И все облегченно вздохнули. Невдалеке внизу находилось долгожданное поселение. Утомительные скитания были закончены.

— Да это та деревня, где я бывал! — улыбался Орхей. — Мы нашли ее. Все идет прекрасно! А их атаман, ручаюсь, нам поможет. Когда я гостил у него, он говорил, что я могу обратиться в любое время и по любому поводу. Человек он хороший и бескорыстный! Так что, идемте!

— Что это? — вдруг спросила маленькая Нарена. Все посмотрели на нее. Та указывала рукой в глубь леса.

— Где? — задал вопрос Орхей, встревожившись.

— Вон там на траве! Черное…

— Постойте здесь! — повелел Орхей и быстро отправился к темному предмету.

В шестидесяти шагах от них, скрываясь за высокими папоротниками, лежало что-то, похожее на мешок. Орхей шагал торопливо, но, приблизившись к предмету, заметно понизил скорость. Потом он, повернувшись к ним, спешно возвратился обратно.

— Что там? — спросил у него Росоэн. Тот молчал, но в его глазах светился страх. Росоэн метнулся к предмету, но Орхей его остановил.

— Не стоит! — сказал тот, глядя Росоэну прямо в глаза. — Лучше на это не смотреть!

— Что там? — на этот раз задала вопрос перепуганная Эмелина. Монте вообще отпрянул назад.

— Пойдемте отсюда! — Орхей потащил их за собой, усиленно вглядываясь в сторону деревни, будто пытаясь там что-то рассмотреть. — Это мертвец, — почти шепотом сказал он потом.

— Проклятье! — вскричал Монте. Все посмотрели на него, беспокоясь, что тот снова теряет над собой контроль. — Нет, не беспокойтесь! — поторопился он сказать. — Меня супруга Леса напоила каким-то зельем и после этого я чувствую себя хорошо, — он скорчил виноватую гримасу. Все немного успокоились. — Но это же мертвец!.. Его убили?

Орхей не ответил. Но все без того было понятно.

— А что же деревня? — спросил тот же Монте.

— Мы туда не пойдем! Посмотрите!

Когда они повнимательнее взглянули на поселение, то увидели, что оно обиловало снующими всадниками.

— Это воины! — пояснил Орхей. — Враг!

— Что же теперь? — спросил Росоэн.

— Мы возвращаемся! Надо предупредить Охотника Леса и его жену. Они в опасности. Идемте!

— СТОЯТЬ! — вдруг за их спинами раздался неприятный и властный голос. Следом, из-за деревьев, выскочило дюжина всадников — все вооружены, на лицах презренные улыбки. — Кхуда это вы собрались? — ломая язык, говорил, самый неприятный из них. На его сильно выпяченной вперед физиономии висела отвратительная улыбка. Передние зубы отсутствовали. Похоже, они оттуда пропали недавно, поскольку на его губах зияли недавние кровоточащие раны. — Пхриятный вечер для прогхулок, неправда лы? — улыбнулся он, шепелявя, когда ему никто не ответил.

Руки Орхея и Росоэна легли на рукоять меча, дарованным им Охотником Лес.

— Ой-ой-ой! Не стоит этогхо дхелать! — сказал тот, качая головой, так же недобро улыбаясь. — Не думаете же вы с нами дхраться?

32
{"b":"133623","o":1}