ЛитМир - Электронная Библиотека

Появился человек. Скрюченный. Лица не видно. Но сильно знакомый! Где же он его видел?! Память отказал. Тот словно змея, шипя какие-то несвязные слова, наклонился на него и протянул костлявую руку. Коснулся лба. Медленно закрыл лежавшему глаза. Темно… И пустота…

С трудом открыв глаза, и с сильнейшей болью в голове, Росоэн с удивлением осознал, что лежит на холодном полу и не известно где. Он не понимал сколько прошло с того момента, когда он провалился в эту странную темноту, по которому он куда-то полетел и очутился сейчас в этом реальном, но в незнакомом месте. Вокруг темно и это точно не его комната. Этот запах… сырой и гнилой… Черт, словно, в том подземелье замка… "Темница!" — промелькнула мысль. Не понимая, явь это или же продолжение, того странного видения, он начал на ощупь обследовать помещение. Догадки подтвердились. Но как он здесь очутился?.. Наконец, сквозь дверные щели он проглядел свет и всмотревшись туда, узнал коридор. Это был тот самый подвал, где три дня назад он побывал. Все еще не веря на происходящее, он крикнул. Но ответа не последовало. Сон?! Проявление мучительных дум? Нет!.. Он отчетливо видит, тот факел на стене, что весит перед ним и старую запыленную паутину под ним… Стоп!.. Значит… Значит, справа через стену находятся они!.. Позабыв, про всю загадку, происходящую с ним, он стал усиленно колотить стену и, крича, со словами, что он их знает и пытался напомнить ту встречу. Ответа не следовало. Лишь мерзкие крысы, которых он сперва принял за ответ, попискивали в углу. Может быть, стены слишком толсты? И он принялся за дверь. Наконец, ему показалось, что услышал звук — кто-то постучал о камень. С еще болеем усердием он заново взялся за стену. Стучат! Ясно было, что ему шлют ответ! Только не было понятно, кто? И он замер, стал прислушиваться. Голоса… женские! Они!..

Предстала новая задача! Как выбраться отсюда? Подкоп?.. Чушь какая! Эти каменные стены даже выдержат конец света, черт возьми! Дверь не взломать! Силенок маловато. Черт! Это не смешно! Черт, черт, черт!.. Опять ждать?! Ждать и смотреть что случится дальше?! А что оставалось делать? И Росоэн упал, окончательно отчаявшись и разбившись.

Но тут он услышал другие звуки — кто-то шумно отворял двери. Пришли… Ферус!..

* * *

— Ну и духота! — фукнув, пожаловался жестким басам приятелю солдат-страж Фарнак. Глазами он всматривался с высокой стены в сторону ночного города, — Многое бы я отдал за то чтоб снять с себя эту чертову груду железа и оказаться в мягкой теплой постели! Да еще с какой-нибудь хорошенькой бабенкой!..

— Ты чего там мелишь?! Дай поспать! — сквозь сон процедил другой, что хорошо устроился на большой деревянной бочке.

— Жизнь, говорю, наша дерьмо! — крикнул Фарнак приятелю.

— С чего ты взял? — прохрипел тот. — По мне это рай!

— Ха, рай! Ровная бочка ему рай! Тебе что, все равно, что наша жизнь дерьмо?! Ведь, так и есть, наша с тобой жизнь самое настоящее дерьмо! А, Тарук?! Прав я или нет?

Но другой притворно захрапел.

— Одно и то же, — не унимался Фарнак, — Казарма, эта башня сторожевая, грязные потаскушки эти, надоело все, понимаешь! Нормальной жизни хочу. Семью!.. Детишек!..

— Во, заладил!.. Семья! Детишки! — усмехнулся другой. — C каких, это, пор, ты начал на жизнь жаловаться? Раньше все было нормально, а теперь дерьмо? Ты меня огорчаешь. Лучше заткнись и дай мне поспать! Не отнимай у меня время! — сказал солдат, которого Фарнак назвал Таруком. Затем он приложив рукавицы под голову, пробормотал: — Хм, семью ему захотелось! А детишек, небось, у тебя и так полно. Босоногих голодранцев этаких.

— Ну и спи себе, деревянная ты душа! — вздыхая, сказал Фарнак и через парапет всмотрелся в ночную даль. Все было тихо и темно, лишь маленькие точки фонариков, что имели часовые вроде них, поблескивали на городских стенах. Город спал. Далая спала. И любуясь красотой звездного неба, он замечтался.

Вдруг, краем глаза он уловил, как вдали что-то ярко блеснуло, будто молния. "Гроза что ли надвигается?! Облаков вроде не видно!" — огорчаясь, подумал он, с прискорбием ожидая, что придется мокнуть под дождем. Однако грома он не услышал. Решив, что ему действительно показалось, он вновь принялся изучать звезды. Не прошли и двух минут, как вспышка снова прервала его занятие. На этот раз намного ярче и ближе. Фарнак оживившись больше, чем был доселе, окинул равнину. Но причину странного явления он выяснить не смог, не смотря на то, что обладал завидным зрением.

Вспыхнуло еще, и еще…теперь слева и ближе…

— Что это за чертовщина! — крикнул он, по наитию выхватывая прислоненный к парапету меч, когда уразумел, что там внизу надвигается что-то многочисленное. — Эй, Тарук, проснись! Посмотри на это!

Тот, спросонья протирая глаза, огрызнувшись, нехотя посмотрел в указанном направлении и в ужасе закричал:

— О, черт, на нас же нападают! Бей в набат! Нападение, чего ты стоишь! — и сам побежал исполнять. И другие, видимо, тоже заметив, приближение врага усиленно начали трезвонить в колокола. Весь город охватил громкий звон и, слава богу, появились первые солдаты и в спешке начали готовиться к обороне, шумно поднимаясь по лестницам на оборонительные стены города. Выбежали озадаченные люди, ничего не понимая, выпученными глазами озираясь на происходящее, безуспешно спрашивали друг у друга причину переполоха. Но набат ясно говорил за себя — началась война — слово, которое было не ново! Некоторые люди, быстро сообразив это, сломя голову, кинулись, кто спасать свое имущество, а кто поблагороднее — спасать город. Известие быстро пронеслось по городу и все население оказалось на ногах.

Тем временем, огни приближались. Фарнак и Тарук с тревогой вглядывались туда, пытаясь узнать лицо врага и увидеть его вооружение. Но было темно, а эти тучи, которые не весть, откуда появились, еще сильнее затрудняли обзор. Через некоторое время стали заметны первые войны — определенно, это были кифийцы. "Но как они сюда попали?" — спрашивали все. И верно, ведь, не могли же они явиться к нам не заметно! От их страны до — нашей, простиралось огромное расстояние, населенное людьми, которые обязательно сообщили бы. Да и воинские форты были расставлены повсюду… Они-то, как могли прозевать их?.. Не ясно! Но зато было очевидно другое — предстояла ожесточенная битва! Благо, солдаты были уже на местах, когда еще те не достигли городских стен. Но хватит ли силы и нашей численности? А сила нападающих, была далеко не хила.

Задул сильный ветер, который приходил со стороны приближающегося неприятеля и принес топот коней, лязг оружия и запах ненависти. Остановившись на момент, те начались к штурму — развели многочисленные костры и начали… о боже, собирать стенобитные машины. И вот, полетели первые вражеские стрелы, со свистом врезались в камень и головы неопытных молодых солдат, по глупости высунувшиеся посмотреть. Десятки тел повалились на смерть. Защищающиеся, по команде ответили встречным выстрелом. А те истошным ревом, неся осадные лестницы, бросились на стену. Началась осада!

Фарнак и Тарук, устроившись между парапетами за специальным пазом для стрельбы, успешно отстреливали всех карабкающихся неудачников, ибо они славились лучшими стрелками и почти никогда не промахивались. Вот и теперь, когда под ними появилась голова несчастного, мощная стрела Фарнака мгновенно пробила тому башку, и кифиец с грохотом обрушился на своих товарищей, что поднимались за ним, и под истошный крик опрокинул всех. Фарнак хвастливо подмигнул своему другу. А Яконт, не долго думая, натянул лук и выстрелил в человека, который чуть в стороне смог подняться на площадку и хотел зарубить одного заробевшего солдата, но, оказавшаяся в шее вдруг стрела, отправила его обратно вниз. И Яконт тоже улыбнулся… Но «развлекаться» им больше не приходилось. Все сильнее и сильнее напирающая сила врага не давала им покоя.

Вот поползли стенобитные машины и, остановившись на нужном расстоянии, метнули в небо огромные булыжники. И те, грохотя, начали бить по стене, разбиваясь на куски и сметая солдат. Беспрестанная их пальба должна была, в конце концов, разрушить стену. И не было мочи этому помешать.

7
{"b":"133623","o":1}