ЛитМир - Электронная Библиотека

В связи с притязаниями Гитлера на моральную чистоту и важность его миссии в строительстве Великой Германии, весьма удивительно, что он так беспечно относится к своим соратникам. Он никогда ни в чем не ограничивал их, за исключением времен кровавой чистки в 1934 году, когда оправдывался тем, что ему необходимо очистить партию от нежелательных элементов. Во все другие времена Гитлер был либерален и прощал своим соратникам различные прегрешения.

Гитлер сказал: «Единственным критерием для членства в партии является то, чтобы заявитель был безусловно послушен и искренне предан мне». Когда кто-то спросил его, применимо ли это к ворам и преступникам, Гитлер ответил: «Их частная жизнь меня не касается».

Людеке утверждает, что, разговаривая с моралистами, которые жаловались на действия людей из СА, Гитлер заявил:

«Я предпочел бы, чтобы мои люди из СА имели дело с женщинами, а не с каким-нибудь пузатым денежным мешком. Почему я должен заниматься личной жизнью моих сторонников? Несмотря на то, что Рем известен своими пикантными похождениями, я могу абсолютно полагаться на него…».

Раушнинг говорит, что в партии была принята следующая установка: «Делай все, что тебе угодно, но не попадайся на этом».

Такое отношение к соратникам, конечно, не прибавило чести нацистскому движению. Когда капитан фон Мюкке вышел из партии; он сказал:

«Народная партия больше не партия почтенных людей, она выродилась и прогнила. Одним словом: это свинарник».

Раушнинг выражает схожее мнение:

«Наиболее презренное из всего — это зловонные испарения скрытой, неестественной сексуальности, которая наполняет и загрязняет всю атмосферу вокруг Гитлера. Ничто в этом окружении не искренно. Тайные связи, заменители и символы, фальшивые нежности и тайные похоти — все в окружении этого человека неестественно, все не имеет открытости природного инстинкта».

Одно из хобби Гитлера, которое тщательно скрывается от публики, это его интерес к порнографии. Он с трепетом ждет появления очередного выпуска журнала «Дер Штюрмер», а когда держит его в руках, то начинает алчно листать. Он явно получает большое удовольствие от низкопробных комиксов, которые характеризуют это издание. Раушнингу Гитлер сказал, что «Дер Штюрмер» — форма порнографии, разрешенная в третьем рейхе. У Гитлера есть большая коллекция фотографий с обнаженными женщинами, и, согласно информации Ханфштенгля и других, ему также нравится смотреть непристойные фильмы в его частном кинотеатре: некоторые из них Гофман предоставил ему лично.

Гитлер называет себя величайшим ценителем оперной музыки. Он с удовольствием читает лекции о Вагнере и о его творчестве. Не может быть сомнений, что Гитлер наслаждается музыкой Вагнера, получая от нее большое вдохновение. Ошнер сообщает, что имел возможность близко наблюдать за Гитлером, когда тот слушал музыку, и видел, как «гримасы боли и наслаждения искажали его лицо, его брови сдвигались, его глаза закрывались, его рот плотно сжимался». Гитлер сказал: «Для меня Вагнер — это что-то божественное, а его музыка — моя религия. Я хожу на его концерты, как другие ходят в церковь». Однако согласно Ханфштенглю, Гитлер не любитель хорошей музыки в целом. Он говорит, что приблизительно 85 процентов предпочтения Гитлера в музыке это обычная музыкальная программа венских кафе. Возможно, именно поэтому Гитлер редко посещает оперу. Сейчас он, похоже, отдает предпочтение музыкальным комедиям и кабаре, в дополнение к фильмам, которые он смотрит в канцелярии. Поуп сообщает, что Гитлер часто ходит на «Веселую вдову»; ведущую роль в этом представлении играет американская актриса. Он говорит: «Я видел, как Гитлер подтолкнул локтем своего гауляйтера Вагнера и самодовольно ухмыльнулся, когда Дороти исполняла свой знаменитый номер в свете прожектора». В этом номере костюм Дороти украшен парой прозрачных крыльев бабочки. Гитлер наблюдает за исполнением в театральный бинокль и бывает, что приказывает сыграть представление только для него одного.

Нацистским бюро пропаганды было много написано о скромном образе жизни Гитлера. Это, по мнению его соратников, чрезмерно преувеличено. Хотя он вегетарианец — большинство из них считает, что его питание вряд ли можно назвать умеренным. Он ест много яиц, приготовленных различными способами лучшим шеф-поваром Германии, а также потребляет большое количество разнообразных свежих овощей. Гитлер очень любит всевозможные сладости и часто съедает до двух фунтов шоколада в день. Хотя его гардероб внешне не бросается в глаза, все сделано из наилучшего материала, наилучшими портными. У него также страсть собирать картины, и когда ему понравится какая-либо из них, он торговаться не будет и обязательно ее приобретет. Что касается жилищных условий, он действительно скромен, его спальня чрезвычайно проста, в ней стоят лишь белая металлическая кровать (украшенная у изголовья ленточками), комод и несколько стульев. Фриделинда Вагнер и Ханфштегль, которые видели его комнату, описывали ее идентично: это комната, где, кажется, живет горничная, а не фюрер.

Хотя Гитлер представлен германской общественности, как человек необычайного мужества, его непосредственные коллеги часто имели возможность усомниться в этом. Сообщалось о нескольких случаях, когда он не выполнял свою программу, боясь действий оппозиции. Это особенно характерно в его отношении к гауляйтерам. Похоже, он очень боится этих людей, и прежде чем встретиться с ними, обычно пытается выяснить, какую сторону проблемы поддерживает большинство. Во время митингов он предлагает план действий, который бы соответствовал настроению большинства. Согласно Гогенлое, он также отступил перед тремя армейскими генералами, когда они запротестовали против быстрого форсирования данцигского вопроса, а в Мюнхене он решил отложить сопротивление, так как увидел, что толпы, наблюдающие за маршем войск под окнами канцелярии, не были настроены к активным действиям.

Более того, удивляет крайняя предосторожность, предпринимаемая для его безопасности. Вся информация об этом тщательно скрывается от немецкого народа. Когда появляется Гитлер, он для всего мира выглядит исключительно бравым мужчиной, приподнявшимся над передним сидением своего открытого автомобиля и отдающим салют. Люди не знают об огромном количестве сотрудников секретной службы, затесавшихся в толпе, хотя охрана и выстраивается вдоль улиц, по которым он должен проехать. Не знают они также и обо всех мерах безопасности, предпринимаемых в канцелярии и Берхтесгадене. До войны его дом в Берхтесгадене был окружен 15 километрами электрической проволоки. Доты и противовоздушные батареи были установлены на ближних холмах. Когда Гитлер бывал в Байроте, за несколько недель туда направлялись войска, чтобы также установить пулеметы и противовоздушные батареи на непосредственно прилегающих холмах. Лохнер сообщает, что когда Гитлер путешествует на специальном поезде, его сопровождают 200 охранников СС, которые вооружены сильнее, нежели кортеж любого германского кайзера. После начала войны его поезд был бронирован и оснащен противовоздушными орудиями. И все же, когда кинохроника показывает его на фронте, он единственный из всех, кто не надевает каску.

Следовательно, существует значительное расхождение между Гитлером, каким он известен немецкому народу, и Гитлером, каким он известен своим коллегам. Тем не менее, оказывается, что большинство его коллег глубоко верны Гитлеру и вполне готовы простить ему или проигнорировать его недостатки. Похоже, во многих случаях коллеги забывают о противоречивых чертах его характера — для них Гитлер по-прежнему фюрер в те моменты, когда он фактически играет эту роль.

15
{"b":"133628","o":1}