ЛитМир - Электронная Библиотека

— Миссис Тибидо! — напряженным голосом позвал он. — Где вы? Миссис Тибидо!

— Ну-ка… — Скалли бесцеремонно оттерла напарника плечом и легко взбежала по лестнице.

Миссис Тибидо сидела на площадке, там, где лестница изгибалась под прямым углом, — именно здесь Би Джей настигла ее. Глаза пожилой дамы были закрыты, руки бессильно сложены на груди, но на виске отчетливо пульсировала синяя жилка.

— Миссис Тибидо! Что случилось?

— У нее была бритва… И она пыталась меня убить, — с трудом выговорила женщина. — Но что-то ее остановило… Какая-то мысль, о чем-то более важном…

— Куда она направилась? — поинтересовался подоспевший Молдер, пряча на место оружие.

— Я не знаю…

Скалли едва заметно кивнула Молдеру, и тот, мигом стушевавшись, заспешил к телефону.

— Говорит агент Молдер. Мне срочно нужна скорая к двести тридцать восьмому дому по пятьдесят четвертой улице, северная сторона. Кроме того, нужно срочно начать розыски Морроу… Да, именно так — детектива Би Джей Морроу. Можете считать, что она вооружена и очень опасна.

— Би Джей отправилась к Тильману, — уверенно сказала Скалли, подходя к Молдеру. Пока тот дозванивался до участка, она помогла миссис Тибидо подняться и проводила ее в спальню. — Убийства начались после того, как она узнала, что беременна. Би Джей ищет кого-нибудь, кого она могла бы обвинить во всех своих бедах разом.

— Не думаю, Скалли, — Молдер сосредоточенно набирал новый номер. — То есть логика в твоих словах налицо, но выводы… Если Би Джей на кого и имеет зуб, так это на Коук-ли. Теперь она знает, что малопочтенный старец — ее дед, и попытается свалить вину на него, — он помолчал, прислушиваясь к длинным гудкам в трубке. — Коукли не подходит к телефону. Я поеду туда.

К счастью, травмы, полученные миссис Ти-бидо, оказались не столь серьезными, как могли бы быть, и уже через полчаса она могла давать показания Скалли, которая решительно взяла дело в свои руки. Именно за этим занятием их и застал шеф полиции Тильман, ворвавшийся в кабинет, временно переданный федералам в безраздельное пользование. Брайан кипел от бешенства. Не успел он отойти от утреннего разговора с этим престарелым маньяком, оставившим его в итоге в дураках, как незваная гостья, столичная штучка начала невесть что плести про лучшего сотрудника вверенного ему управления… Вид Тильмана столь красноречиво не обещал никому ничего хорошего, что полицейские, до сих пор стоявшие, прислонившись к стене, непроизвольно вытянулись во фрунт.

— Агент Скалли! Мне нужно с вами поговорить !

— Извините, офицер, но мы готовим заявление.

— Вы обвиняете Би Джей в убийстве?

— Давайте поговорим позже и в другом месте, а?

— Нет уж, я хочу получить ответ именно здесь и сейчас!

— Вы видели досье на Морроу, которое мы собрали?

— Нет! В конце концов, мне наплевать, в чем вы ее обвиняете, — в любом случае это ложь! Детектив Морроу мухи не обидит!

— Ваша детектив Морроу, — Скалли постаралась вложить в реплику максимум сарказма, — только что вломилась в дом к этой женщине и напала на нее с бритвой!

— Быть того не может! — Тильман выглядел озадаченно. — Она и на задержаниях-то старалась обойтись без кровопролития…

Миссис Тибидо повернула к шефу полиции лицо, перечеркнутое наискось давними шрамами.

— Это правда, — тихо подтвердила она. — Все было именно так…

В то время, как его давняя жертва давала свидетельские показания в участке, «старый душегуб» Коукли и знать не знал, что из «номера первого» в списке подозреваемых превратился в наиболее вероятного кандидата на роль следующей жертвы. Неизвестно, порадовала бы его весть о подобном изменении статуса или нет, но такая информация сама по себе ему явно не помешала бы, — тогда он, возможно, хотя бы поплотнее закрыл окна и двери своей халабуды, гордо именуемой домом.

Коукли сидел в кресле перед экраном черно-белого телевизора и, астматически дыша через тянущиеся к кислородному баллону трубки, краем глаза следил за развитием событий в старом, еще довоенной выпечки детективе Хичкока, когда странные скрипы и посторонние звуки в коридоре привлекли его внимание. Положив шланг на журнальный столик и щелкнув клавишей пульта дистанционного управления, старик тяжело поднялся на ноги.

— Кто там?

В темноте прихожей шумно завозились.

— Кто?.. — снова спросил Коукли и умолк. Би Джей выступила из темноты, медленно поднимая руку с бритвой, и, словно в танцевальном па, шагнула к старику. Волосы ее спутались и сбились в один огромный колтун, на щеках проступила жутковатого вид сыпь, тонкие губы были искусаны в кровь; глаза, напоминающие колодцы в никуда, горели мрачным безумием. За последние дни лицо ее осунулось, помолодело и утратило женственную округлость, — единственный зритель, Коукли, правильно истолковал все эти изменения.

— Н-нет, — выдавил он, отступая в коридор.

Похоже, с выдержкой у бывшего убийцы дело обстояло похуже, чем у его давней жертвы, миссис Тибидо.

— Ну и как ты себя чувствуешь, находясь по другую сторону бритвы, братишка? — с непередаваемой издевкой поинтересовалась Би Джей, поворачивая бритвенное лезвие то так, то этак. В глазах ее сквозь безумие проступала убийственная решимость — та самая, которую Коукли столько лет имел возможность наблюдать только в одном месте — в зеркале, во время бритья, да и то лишь на самом донышке собственных глаз.

— Остановись! Нет! Не надо! — голос старика сорвался на визг.

Вж-жик! Отточенная сталь блеснула серебряной рыбкой, и кровавая полоса перечеркнула обвисшую майку на груди Коукли.

— Остановись, прошу тебя!

— Ты знаешь правила, — произнесла Би Джей непреклонным голосом отца Коукли, наказывающего сына за проступок, которого тот не совершал, и хрипло расхохоталась. — Пока ты жив, ни один твой поступок не подлежит забвению! Для этого ты должен умереть!

Молдер, объехав остов большого старого автомобиля, припарковал машину на задах дома Коукли и вошел через черный ход. Поднимаясь по лестнице, он достал пистолет из наплечной кобуры.

— Коукли! — позвал он. Ситуация с миссис Тибидо повторялась, как дурной сон. — Коукли!

Наверху раздался чуть слышный стон, и федеральный агент поспешил на звук.

Старик лежал на полу, весь в крови, и тихо скулил. Когда Молдер, сунув пистолет в карман, наклонился над ним, чтобы оказать первую помощь, Коукли открыл глаза и уставился на что-то за спиной у федерального агента. Молдер начал поворачиваться, но тяжелый удар по затылку отправил его в нокдаун.

Би Джей действовала стремительно, а безумный натиск убийцы-маньяка соединился в ее действиях с навыками профессионального полицейского. Перевернув на спину не успевшего опомниться спецагента, она склонилась над ним, готовая нанести финальный удар зажатой в кулаке бритвой. Еще не пришедший в себя Молдер заворочался, пытаясь вырваться, но Морроу только плотнее прижала его коленом к полу и поднесла лезвие к самому его лицу. Сейчас перед ней был не тот человек, с которым она бок о бок работала вот уже несколько дней, не товарищ и коллега. Перед ее внутренним взором стояло лицо Ле Беттера — проклятого копа, шпиона, врага, от которого следовало, наконец, избавиться раз и навсегда.

— На этот раз ты умрешь истинной смертью, коп…

Отчетливый щелчок снимаемого предохранителя прервал ее фразу. Морроу порывисто обернулась на звук. В двух шагах от нее стояла Скалли — бледная, напряженная, со взглядом почти столь же безжалостным, как и у самой Би Джей, и пистолет в руках специального агента не дрожал. На лице Дэйны отчетливо читалась готовность без колебаний и при первой же необходимости бить на поражение. Один взгляд на Скалли в этот момент мог бы напугать любого, — но Морроу с некоторых пор перестала бояться смерти.

…Из другого угла комнаты на Би Джей смотрел Брайан Тильман, смотрел поверх прицела пистолета, и в глазах бывшего любовника застыла неземная тоска. Но и предательство обезумевшую женщину уже не пугало. С того момента, как; Би Джей сказала Брайану о своей беременности, она была готова к разрыву. Бритва у горла федерального агента осталась недвижимой.

10
{"b":"13363","o":1}